АФГАНИСТАНУ ТРЕБУЕТСЯ

15 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 15 ноября-22 ноября 1996г.
Отправить
Отправить

СВОЙ ДЕ ГОЛЛЬ.Как Алжиру... Командующий правительственными войсками Ахмад Шах Масуд и руководитель северных провинций Абдул Рашид Дустум дважды были союзниками и дважды противниками...

СВОЙ ДЕ ГОЛЛЬ.Как Алжиру...

Командующий правительственными войсками Ахмад Шах Масуд и руководитель северных провинций Абдул Рашид Дустум дважды были союзниками и дважды противниками. Сегодня снова стала реальностью их военная коалиция. На этот раз бывшие враги готовы загнать обратно в бутылку выпущенного оттуда джинна, имя которому «Талибан». Предстоит сражение за Кабул.

Афганистан снова стал журналистской «Меккой». Но в отличие войны моджахедов в 1980-е против советской оккупации, когда с одной стороны за сражениями наблюдала вся мировая репортерская рать, а с другой - только отборные советские журналисты, сегодня «вход на войну» там открыт всем желающим с любой стороны.

В Мазари-Шарифе, где находится штаб-квартира северного афганского лидера генерала Дустума, вы встретитесь со множеством генералов. Не удивляйтесь, если каждый из них представится вам генерал-полковником. В воюющей стране, как мне там объяснили, генералов всегда много... Легче всего познакомиться с генерал-полковником Юсифом, пресс-секретарем Абдул Рашида Дустума (он, кстати, единственный носит звание генерала армии, что хорошо видно на всех воинских постах, придорожных дуканах и государственных учреждениях - Дустум изображен с четырьмя большими звездами на погонах. За эти годы, впрочем, появились и новые рисованные портреты руководителя Севера - здесь он в гражданском костюме, с галстуком. (Знак времени: Дустум, очевидно, хочет выглядеть и политической фигурой).

Как открыли саланг

Еще один генерал-полковник - Хафиз. В Мазари он сегодня личность легендарная, увидеть его непросто... Летчик, он год назад попал в плен к Ахмад Шах Масуду. Тогда войска Дустума ожесточенно воевали против правительственной армии президента Раббани, которой командует знаменитый «Лев Панджшера». Но - это Афганистан. Когда в нынешнем сентябре Масуд под натиском талибов стал готовить к выводу из Кабула свое тяжелое вооружение, он попросил Дустума открыть ему туннель под перевалом Саланг. Северный правитель первым условием переговоров выставил освобождение своего воздушного аса. Хафиз был тут же возвращен Дустуму.

«Так я открыл для Масуда Саланг», - рассказывал мне 38-летний генерал-полковник. Сегодня он командует авиационным полком дустумовской армии. (Для справки: во всем Афганистане, по свидетельству военных наблюдателей ООН, на вооружении различных группировок моджахедов находится не более 60 боевых самолетов.) Летному делу Хафиз учился в начале 80-х в Краснодаре. С тех пор ему, пуштуну, не приходилось менять командиров. Они сами менялись. Сначала он воевал против моджахедов на службе у Наджиба, пуштуна и последнего прокоммунистического афганского лидера. Затем оказался за штурвалом самолетов узбека Дустума, когда тот повернул оружие против Наджиба и вместе с моджахедами сверг его в апреле 92-го. Затем - снова против Масуда. И наконец теперь, когда Дустум с Масудом опять вместе - против талибов.

- Не странно ли, что вы - пуштун - воюете против пуштунов? - спрашиваю генерала.

- Совсем не странно, мы, афганцы, не разбираем, кто узбек, пуштун или туркмен... А они чужие, не афганцы, вы же сами знаете, что их в Пакистане сделали, - отвечает Хафиз.

- Вы же знаете историю: чужеземцы нас, афганцев, всегда объединяли против себя, - напоминает мне советник Дустума Алем Разм. - Так было с Александром Македонским, с англичанами, потом с советскими... А теперь вот талибы, за которыми стоит Пакистан.

Как, наверное, уже догадался читатель, мои собеседники из окружения Дустума весьма неплохо владеют русским языком...

Чужие среди своих

- В Джабаль-уль-Сирадже (город в 77 километрах к северу от Кабула, где до взятия талибами Кабула у Ахмад Шах Масуда была штаб-квартира) Масуд восстановил свой контроль благодаря восставшему против талибов местному населению, - рассказывает журналистам в Мазари-Шарифе военный наблюдатель ООН, просивший не называть его имени. - Среди талибов они легко обнаруживали чужих, не афганцев. Как?.. Очень просто, многие из них не говорят ни на пушту, ни на дари, а только на урду или английском...

В Мазари-Шариф можно попасть не только с севера, из Термеза. Многие западные журналисты добираются сюда по единственной дороге с юга из Кабула, через Парикар - Джабаль-уль-Сирадж и перевалы Гиндукуша, Саланг, Пули-Хумри... Так оказался в Мазари корреспондент ближневосточной телекомпании МЕВС, египтянин. Расстроен был чуть ли не до слез: на всем этом пути не мог работать. Почему? Причина оказалась настолько же удивительной, насколько и характерной для сложившейся там обстановки: телеоператор у египтянина оказался родом из Пакистана. Реакция местных жителей была не просто неприязненной, а угрожающе агрессивной.

Довелось быть свидетелем одной из встреч генерала Абдул Рашид Дустума с министром внутренних дел Пакистана Насруллой Бабаром в дустумовской резиденции. Вместо своей давно обещанной пресс-конференции Дустум «натравил» журналистов на своего собеседника, к полной для того неожиданности.

- Как вы относитесь к обвинениям в адрес Пакистана, будто он вмешивается во внутренние дела Афганистана?

- Да, наше вмешательство состоит в том, что мы помогаем этой стране найти мирное решение конфликта, - не без изящества отбил атаку журналистов пакистанский министр и, по-восточному пышно обнявшись с северо-афганским правителем, скрылся в джипе.

Ему предстояло в очередной раз отправляться в Кандагар, чтобы передать шуре движения «Талибан» предложения, а вернее, - ультиматум Дустума: прекращение боевых действий против талибов наступит только после вывода их боевых частей из центральной части Кабула. Афганская столица должна быть демилитаризована, а порядок в ней может поддерживаться милицией, организованной под контролем ООН из коалиции различных противоборствующих группировок. Но уже на следующий день выяснилось, что этот раунд челночной дипломатии Насруллы Бабара окончился безрезультатно.

Джинн, выпущенный Пакистаном «из бутылки» два года назад, зажил своей собственной жизнью и не желает залезать обратно...

Козыри сданы

и карты раскрыты

Но Исламабад не желает в одиночку нести ответственность за это. Сенсацией прозвучало признание премьер-министра Пакистана Беназир Бхутто в интервью Би-би-си: «Оружие талибам поступало от США и Англии на средства Саудовской Аравии... На территории Пакистана проходила только подготовка афганских беженцев-пуштунов, составивших основу вооруженных формирований движения «Талибан».

Именно министр внутренних дел Пакистана Насрулла Бабар, как утверждает известный французский исламовед Оливье Руа, был «повивальной бабкой» этого движения. Что побудило такого многоопытного политика, как Беназир Бхутто, позволить себе так открыто «подставиться»? Возможно, тому причиной внутриполитические соображения, желание перенести удар на силовые структуры Пакистана, которые ведут собственную игру в соседней стране...

Гораздо очевиднее другое: козыри в этой игре два года назад поменялись и от делавшейся до тех пор ставки на лидера «непримиримых» моджахедов Гульбеддина Хекматиара, возглавлявшего в годы джихада («священной войны» против советской интервенции) самую мощную группировку афганских пуштунов, в Исламабаде отказались. В пользу свежей и гораздо более радикальной пуштунской силы - движения «Талибан».

Те, кто занимаются Афганистаном, знают: самая распространенная точка зрения относительно возможности вернуть в эту страну стабильность связана с надеждами восстановить там традиционные структуры власти. Иначе говоря, вернуть пуштунам, представляющим около 55 процентов населения Афганистана, ключевую роль в управлении государством. И казалось, триумфальное продвижение талибов, наводивших незамутненный светскими, западными «изысками» исламский, строго по законам шариата, порядок в одной провинции за другой, вот-вот приведет к желанной цели. Уже подписаны были контракты по прокладке газопроводов из Туркмении через Афганистан к океанским портам Пакистана. Уже пал и Кабул.

Что происходит теперь, мы описали чуть выше...

...Плюс «пуштунизация» всей страны?

Так что же, пагубной оказалась идея пуштунской «реставрации»? Отнюдь... Не случайно Абдул Рашид Дустум пару недель назад уже от себя лично послал приглашение бывшему афганскому королю Захир Шаху, свергнутому в 1973 году, вернуться в страну, чтобы принять участие в переговорах всех заинтересованных афганских лидеров. Король - символ пуштунского «ренессанса».

Но, думается, прежнего распределения ролей между пуштунской общиной и этническими меньшинствами- узбеками, таджиками, туркменами - в Афганистане уже не будет. Благодарить за это надо в первую очередь вождей «Апрельской революции» 1978 года и тех советских «братьев по классу», кто их вдохновлял. Можно вывести войска из страны, но нельзя выжечь без следа взбаламученные идеей «пролетарского интернационализма» бурные всхлипы разбуженного национального самосознания. Вспомним, в какой момент генерал Дустум, бывший доселе самой грозной вооруженной десницей Наджибуллы, вдруг повернул против него оружие... Это случилось весной 1992-го, когда Наджиб, пуштун из рода Ахмедзаи, тоже вспомнил о пуштунизации всей страны и стал насаждать губернаторов-пуштунов на севере Афганистана. Правда, первым тогда мятеж поднял генерал Мумин, но этнический афганский узбек Абдул Рашид Дустум, уже тогда властвовавший на севере страны, понял, что если он упустит инициативу, то потеряет и власть.

Поэтому представить себе, что сегодня регионы с преобладающим непуштунским населением согласятся на воцарение в Кабуле отчетливо «чужой» власти, было бы опрометчиво. Я уже не говорю об «исламском факторе», с которым связывается пуштунская власть на Севере, где законы шариата уместны лишь в употреблении на уровне главы семьи. И то - далеко не каждой...

«Нет серьезной политики вне реалий...», - говорил совсем по другому поводу, признавая право алжирцев на самоопределение, совсем другой генерал - де Голль. Об афганских же реалиях очень хорошо на днях сказал, выступая в московском отделении фонда Карнеги Вячеслав Белокриницкий, заведующий отделом Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН: «История афганской государственности сравнительно молода, и вполне возможно, что в строительство этой государственности будет внесен творческий подход». Творческой должна быть и политика по отношению к Афганистану. Только где взять столько «де Голлей», сколько соседей у этой многострадальной страны?

Мазари-Шариф - Пули-Хумри - Термез - Москва

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК