Высота Василия Степанченко

21 марта, 2014, 18:35 Распечатать Выпуск №10, 21 марта-28 марта

Будучи одним из создателей (и созидателей) украинской авиационной промышленности, В.Степанченко смог поднять ее на недостижимую высоту. 

Такое большое государство как Украина должно иметь свою мощную авиационную промышленность.

Василий Степанченко

Даже столетняя жизнь — всего лишь 365 тысяч дней. Пожалуй, глубинный смысл этой восточной мудрости по-настоящему постигается в двух случаях: во-первых, с возрастом, когда все чаще посещает мысль о скоротечности бытия, и, во-вторых, когда заходит речь о необыкновенном человеке.

22 марта 2014 г. Василию Степанченко — известному авиастроителю, генеральному директору Киевского авиационного завода (1954–1958 гг., 1965–1979 гг.) исполнилось бы 100 лет. Будучи одним из создателей (и созидателей) украинской авиационной промышленности, В.Степанченко смог поднять ее на недостижимую высоту. 

По случаю юбилея этого незаурядного человека — несколько характерных штрихов и эпизодов из его жизни.

Дело было в 1937-м…

Как и многие мальчишки того времени, он тоже мечтал об авиации. Рос удивительно целеустремленным, жадно тянулся к знаниям. С отличием окончил Воронежский авиационный техникум, затем Казанский авиационный институт (тоже с отличием). Привлекательный, остроумный, отзывчивый Василий Степанченко был любимцем молодежи и душой компании. За лидерские качества его избрали секретарем комитета комсомола.

Один эпизод того времени запомнился ему на всю жизнь. Дело было в 1937-м. Кто-то сварганил на него анонимку. Якобы комсорг Василий Степанченко является другом врага народа, поскольку сидел в кинотеатре рядом с секретарем райкома, который есть врагом народа. В институте созвали комсомольское собрание: в повестке дня стоял вопрос о том, чтобы выразить недоверие В.Степанченко. Три дня длилось собрание, трое суток студенты-комсомольцы не покидали институтские стены, но никто не смалодушничал, и таки отстояли своего побратима. Иначе неизвестно, чем бы закончилась та история с анонимкой, и как бы сложилась дальнейшая судьба одаренного парня.

Когда началась война, В.Степанченко работал на Казанском авиазаводе, сначала — мастером, затем — заместителем начальника производства. Выпускали бомбардировщики. Там познакомился с А.Туполевым. Известному авиаконструктору (отбывавшему срок заключения), учитывая военное положение, дали возможность работать (правда, под охраной). С тех пор они поддерживали дружеские отношения.

В 1949-м В.Степанченко был направлен на Омский авиазавод, где проработал до 1954-го на должности главного инженера. В тот период было налажено серийное производство первых реактивных бомбардировщиков Ил-28.

Организатор производства. Нет, академик!

В 1954 г. Василий Степанченко был переведен на Киевский авиазавод, где на посту генерального директора сменил известную личность — Петра Ефимовича Шелеста. Здесь организаторские способности и профессиональные качества Василия Алексеевича раскрылись в полную мощь. Под его руководством осуществлена крупная реконструкция завода, связанная с началом серийного производства пассажирского самолета Ан-24. Было построено несколько экземпляров широкофюзеляжного транспортного самолета Ан-8 (его называли "летающий кит"). Годовой выпуск самолетов Ан-2 увеличился с 256 (в 1954-м) до 396 (в 1958-м).

Василий и Ольга Степанченко
Василий и Ольга Степанченко. 1935 г.

В 19581965 гг. В.Степанченко занимает должность первого заместителя председателя Киевского совнархоза. В этот ответственный период он много сил и энергии вкладывает в развитие оборонных отраслей промышленности, в том числе авиационной.

Возвратившись в 1965 г. на авиазавод, Василий Алексеевич почувствовал себя в родной стихии. Особенно громкой славы зажили киевские авиаторы в 70-е гг. Под руководством В.Степанченко на предприятии осуществлена масштабная модернизация. Увеличился выпуск самолетов и другой продукции, стремительно пошла на подъем экономика завода. Расширилось производство самолетов Ан-24, стали серийно выпускаться Ан-26 и Ан-30, началось освоение самолета Ан-72.

В то время работать на КиАПО (Киевское авиационное производственное объединение) было престижно. Молодежь охотно осваивала рабочие профессии, где приходилось иметь дело с "умными" станками и другой современной техникой. А в выходные дружной компанией ездили отдыхать в Конча-Заспу, в заводской пансионат "Сокол".

Так называемому соцкультбыту В.Степанченко уделял не меньше внимания, чем развитию производства. По его инициативе были построены пионерлагерь "Сокол" и одноименный пансионат в Конча-Заспе, детские сады, стадион со спортивным залом, водно-оздоровительная база, больница, великолепный Дворец культуры. При нем выросли вычислительный центр, заводоуправление, ангар для сборки самолета Ан-124 "Руслан", построены жилые дома для заводчан.

Параллельно с развитием производства Василий Алексеевич занимался решением научно-технических проблем авиастроительства. В начале 70-х В.Степанченко подготовил диссертацию на соискание степени кандидата технических наук. 

Из отзыва на диссертационную работу Андрея Николаевича Туполева: "Считаю, что решение таких важных научно-технических проблем… позволяет характеризовать В.А.Степанченко как сложившегося ученого и крупного организатора… что дает все основания для присуждения ему ученой степени доктора технических наук". Академики Борис Евгеньевич Патон и Олег Константинович Антонов также отметили, что автор заслуживает докторской степени. Однако, невзирая на мнения авторитетов, ВАК не отступила от строгих канонов. Но Василия Алексеевича это никак не огорчило. Туполев назвал его академиком авиационного производства, и этим признанием Степанченко особенно дорожил. Заслужить такую похвалу из уст патриарха авиации дано не каждому.

Только факты. Под руководством В.Степанченко был налажен серийный выпуск самолета Ан-2, опытный экземпляр Ан-8; серийно выпускались самолеты Ан-24, Ан-26, Ан-30, Ан-32, опытная партия самолетов Ан-72, а также подготовлен к выпуску Ан-124 "Руслан". Завод принимал участие в создании узлов и агрегатов самолетов Ан-10 "Україна" и Ан-14 "Бджілка". 

В период руководства В.Степанченко производственная мощность Киевского авиазавода увеличилась более чем в пять раз.

В 1971-м В.Степанченко присвоено звание Героя социалистического труда. Он награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени и рядом других наград. Лауреат Государственной премии Украины.

Расправа

Все началось опять-таки с анонимки. Правда, на сей раз все закончилось гораздо хуже.

В чем только не обвиняли генерального директора безымянные и безадресные сочинители "коллективных жалоб" — в злоупотреблении служебным положением, финансовых нарушениях, нездоровом моральном климате в коллективе. Клеветники не жалели чернил, описывая, какая у него дача в Конча-Заспе с шикарной сауной в подвале, огромный личный катер на подводных крыльях с каютами и баром, и все это, мол, за счет завода. 

Несколько комиссий подряд — от ЦК и от горкома партии — проверяли завод, но ничего не нашли. Приезжали с проверкой и в Конча-Заспу, где увидели обычный дощатый домик из двух небольших комнат и погреб. Сауна и личный катер остались на совести анонимов — у Василия Алексеевича никогда не было даже собственной машины. 

Однако после очередной порции "компромата" на В.Степанченко, которая попала на стол одному из секретарей ЦК Компартии УССР, тот наложил резолюцию: "Оздоровить обстановку в коллективе". Материалы дела передали в горком партии, где им лично занимался первый секретарь А.Ботвин. Он принимал участие в заседании парткома КиАПО, который должен был дать согласие на освобождение с должности генерального директора. Большинство проголосовали "против". Но на этом дело не закончилось. В.Степанченко и секретаря парткома А.Бугайко вызвали в горком, где провели с ними "разъяснительную работу". Василий Алексеевич тяжело переживал всю эту грязную возню. И когда вскоре партком снова собрался для рассмотрения этого вопроса, Степанченко, поблагодарив товарищей за доверие и поддержку, сказал, что будет лучше для всех, если они примут условия горкома.

Кстати, председатель горисполкома В.Гусев — единственный из членов бюро горкома, проголосовавший против освобождения В.Степанченко с должности генерального директора КиАПО. Надо отдать должное Владимиру Алексеевичу — он принадлежал к немногочисленной на то время породе руководителей, не боявшихся открыто высказывать свое мнение. За что и поплатился — должностью мэра. 

Несомненно, кампания по дискредитации В.Степанченко была инициирована теми, кто хотел расправиться с генеральным директором. У Василия Алексеевича был твердый характер, он никогда не соглашался плясать под дудку партийных функционеров. 

Генеральный отец и дед

К вынужденному выходу на пенсию В.Степанченко, по словам его близких, пытался относиться по-философски. Без работы он, естественно, сидеть не мог — преподавал в отраслевом институте повышения квалификации кадров. 

— Отец мне достался только после выхода на пенсию, — вспоминает дочь известного авиастроителя Галина Степанченко, доктор философии, заслуженный деятель искусств Украины, заместитель председателя Киевской организации Национального союза композиторов Украины. — Раньше дома мы его выдели редко — допоздна был на заводе. И вот теперь мы могли с ним наговориться от души. Я с удивлением обнаружила, как много у нас общего. Мы ходили с ним на спектакли, на концерты в филармонию, он живо интересовался моей работой, учебой внучки Оли (моей дочери), которая в дедушке буквально души не чаяла. Он щедро одаривал нас теплом и заботой, словно хотел восполнить то, что когда-то не смог дать из-за колоссальной занятости.

И много читал. Особенно любил Чехова, Достоевского. Многие стихи Тараса Шевченко знал наизусть. Очень любил петь украинские народные песни. 

Летом мы отдыхали в деревянном домике в Конча-Заспе, поблизости с заводским пансионатом. Иногда по воскресеньям нас навещал Олег Константинович Антонов, с которым папу связывала не только работа, но и настоящая дружба. Обычно он приезжал со своей семьей — супругой и дочкой Аней. С Анной Антоновой мы и теперь поддерживаем теплые отношения. Кстати, она стало крестной мамой моего внука Василия. Духовная атмосфера тех встреч наших родителей осталась в памяти на всю жизнь. Моя мама — Ольга Севастьяновна всегда была приветлива и гостеприимна, умела вкусно готовить и никого не отпускала без угощения. Папины друзья и коллеги ее очень уважали. Когда мама тяжело заболела, и после операции ей понадобилась донорская кровь, многие самолетостроители пришли на помощь.

Папа крайне тяжело переживал смерть мамы. Они прожили в любви и согласии более 40 лет. Дома я никогда не слышала грубого слова. Мы с братом выросли в атмосфере родительской любви, домашнего тепла, уважения к старшим и взаимоуважения. И безмерно благодарны родителям за то, что прививали нам эти непреходящие ценности.

После смерти мамы мы стали жить втроем — папа, я и Олечка (назвали ее в честь мамы). Я старалась, как могла, его поддержать и подбодрить, а он стал нашим первым советчиком. Он нас так трогательно называл — "мої дівчатка". 

Навеки с заводом

Чем бы ни занимался В.Степанченко после выхода на пенсию, душой он оставался на заводе. Хотя о нем, казалось, все забыли. Только Александр Бугайко, лишившийся должности из-за того, что защищал Степанченко, изредка приезжал к нему, передавал поздравления от завода по случаю праздников. 

Время шло, наступили тяжелые 90-е как для экономики страны в целом, так и для авиапромышленности. 

Однажды Василию Алексеевичу позвонил его бывший ученик А.Харлов, ставший генеральным директором авиазавода. Александр Иванович сказал, что есть интересная работа, с которой лучше Василия Алексеевича не справится никто. Степанченко поручили готовить второе издание книги "Киевские самолетостроители". Он охотно согласился. Работал увлеченно, засиживаясь допоздна за письменным столом. И успел закончить летопись авиастроителей к 75-летнему юбилею завода.

На праздничный вечер собирался, заметно волнуясь. Даже в свои 80 лет выглядел бодрым и красивым. Сидел в первом ряду Дворца культуры, построенного в годы его директорства. Расчувствовался до слез, когда переполненный зал начал скандировать: "Сте-пан-чен-ко! Сте-пан-чен-ко!..". Потом был торжественный прием, где Василий Алексеевич произнес проникновенную речь о достижениях украинских самолетостроителей, о том, что трудности, переживаемые страной и заводом, временные, поэтому крайне важно сохранить квалифицированные кадры для будущего авиастроения. 

Его последними словами были: "Такое большое государство как Украина должно иметь свою мощную авиационную промышленность". Пригубил слегка коньяк и… упал на руки близким и подоспевшим на помощь коллегам. Смерть наступила мгновенно. На его лице застыла счастливая улыбка. 

Крылья для взлета

В семье Степанченко-Сушко подрастают правнуки Василия Алексеевича — восьмиклассница Анна и шестилетний Василий. Девочку назвали в честь антоновских самолетов, созданию которых отдал всю свою трудовую жизнь и талант ее прадедушка, а мальчика — не сложно догадаться — в честь прославленного прадеда. Если бы Василию Алексеевичу суждено было дожить до этих дней, он, несомненно, нашел бы общий язык с правнуком. Больше всего на свете Вася увлекается самолетами, и эта тяга у мальчика, как говорится, с пеленок. Едва научился держать карандаш — стал рисовать самолеты. Знает все их названия, модели и даже серии. И, понятное дело, в комнате у него целый аэродром.

В семье живет память о славном отце-деде-прадеде. 

— К папиному юбилею мы всей семьей подготовили фотоальбом "Василий Степанченко: "Життя моє — авіація", — рассказывает Галина Васильевна Степанченко. — Это своего рода фотолетопись. В альбоме собраны фотодокументы, в том числе уникальные, из жизни и трудового пути отца. Василий Алексеевич для нас образец во всем — человеколюбии, преданности своему делу, почитании семейных традиций. В воспитании детей нам не нужно далеко ходить за примером. 

В цеху авиазавода. 70-е
В цеху авиазавода. 70-е

* * *

Так уж повелось, что самолеты называют именами конструкторов. Самолетостроители, вдыхающие в них жизнь и ставящие "на крыло", остаются за кадром. За годы руководства В.Степанченко Киевским авиазаводом было выпущено более 2 тыс. "Анов" (по некоторым данным, эта цифра намного больше). Отстроенный и модернизированный при нем завод — производственное объединение — экспортировал самолеты более чем в 30 стран мира.

По случаю 100-летия со дня рождения В.Степанченко звучали предложения назвать его именем самолет. Хочется верить, что самолет "Василий Степанченко" таки взлетит. И Украина, как мечтал известный авиастроитель, обретет мощные крылья.

Дмитрий Кива, президентгенеральный конструктор ГП "Антонов", доктор технических наук, академик НАН Украины:

— Василий Алексеевич Степанченко был выдающимся организатором производства, одним из лучших генеральных директоров в авиационной промышленности Советского Союза. Достигнутые заводом результаты по выпуску самолетов являются уникальными (около 200 самолетов в год), что в нынешних условиях, даже при наличии более современных технологий и оборудования, является недостижимым. Василий Алексеевич был не только инженером и директором, но и ученым, подчинявшим все свои действия безусловному выполнению поставленных задач наиболее эффективным способом.

Борис Патон, президент НАН Украины, академик НАНУ:

— Василий Алексеевич Степанченко был высшего класса специалистом своего дела, авиастроителем от Бога, талантливым организатором и исключительно успешным руководителем производства, рачительным хозяином, беззаветным и неустанным тружеником, замечательным, искренне заботившимся о благе людей Человеком. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно