Все начинается с учителя

13 февраля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 13 февраля-20 февраля

Николай Дарманский, бесспорно, был бы прекрасным министром. Сын сельского учителя, он тоже начал биографию со школы. Затем преподавал в техникуме, директорствовал в средней школе, в 35 возглавил Каменец-Подольский городской отдел образования — был самым молодым на такой должности в Украине.  

 

Памятники ставят событиям и людям — преимущественно выдающимся историческим личностям и духовным светочам наций. То есть тем, кто создавал государство и народ. Правда, Бисмарк утверждал, что Германию создал учитель истории. Очевидно, немцы думают иначе, поэтому именно Бисмарку поставили около полусотни памятников, причем начали это делать еще при его жизни, а вот о скульптурах там державотворца-учителя не слышно. Да и нигде не балуют этим педагогов.

Поэтому открытый почти год назад бюст Николая Дарманского в Хмельницкой гуманитарно-педагогической академии — редкостное проявление признательности Учителю.

Надпись на постаменте четко конкретизирует, что Николай Дарманский удостоился такой чести как реформатор образования на Хмельнитчине. Сегодня, когда эта сфера вновь накануне реформы, хотелось бы проанализировать процесс предыдущих изменений — чтобы не повторять ошибок. Но, к сожалению, большинства тех, кто был движущей силой образовательных новаций на заре украинской независимости в Хмельницкой области, уже нет среди нас. Если бы жили — может, и реформы сегодня здесь были бы излишними. Так как просвещенцы-подвижники, безусловно, делали бы все для обеспечения постоянной эффективности образовательного процесса и его соответствия потребностям времени и общества.

Это не просто слова. На рубеже 80—90-х годов прошлого века Хмельнитчине действительно очень повезло с руководителями педагогической отрасли. Управлением образования в области руководил блестящий организатор Николай Дарманский, в городе Хмельницком — новатор Владимир Красицкий, в районах также работали люди с глобальным видением развития национального образования: чего стоил только начальник Дунаевецкого районного отдела образования Виктор Прокопчук — краевед, активный сторонник национальной школы, сейчас — доктор исторических наук, профессор Каменец-Подольского национального университета имени Ивана Огиенко.

Что и говорить — кадры решают все. В образовательной отрасли особенно — ведь все начинается с учителя (все же прав был Бисмарк). Выскажу крамольное, очевидно, мнение о действующем на протяжении всех 23 лет независимости государства порядке назначения министров образования. В основном ими становятся представители высшей школы — с научными степенями, профессорскими званиями и без какой-либо причастности к общеобразовательной школе. Считается, очевидно, что для руководства школами достаточно профильного заместителя министра, а министр должен вырабатывать стратегию развития отрасли. Для этого ему необходимо масштабное перспективное мышление, а знание каких-то специфических педагогических мелочей только будет мешать. Хотя каждый управленец в сфере образования, начиная с директора школы, скажет: будущий министр должен начинать трудовую биографию учителем, пройти все без исключения ступеньки административной иерархии — то есть побыть завучем, директором, инспектором, руководителем районного уровня, областного, покрутиться на низших должностях в министерстве, — только тогда из него будет толк. 

Николай Дарманский, бесспорно, был бы прекрасным министром. Сын сельского учителя, он тоже начал биографию со школы. Затем преподавал в техникуме, директорствовал в средней школе, в 35 возглавил Каменец-Подольский городской отдел образования — был самым молодым на такой должности в Украине. Через 7 лет стал начальником областного управления образования. Под его, без преувеличения, мудрым и человечным руководством тысяча и одна школа Хмельнитчины плавно и безболезненно перешли из советской системы координат в украинскую национальную образовательную сферу.

Только один пример — как разумно и бесконфликтно была остановлена русификация областного центра. Еще в 1991 г. Хмельницкий городской совет принял решение о приведении школьной сети в соответствие с национальным составом населения. Сплошь русифицированные школы такими и остались — все классы, кроме первых. Первые становились украинскими, в старших при необходимости также появлялся параллельный украинский класс. Полностью русскоязычных школ осталось по одной в каждом микрорайоне. В таком статусе они удержались недолго, так как буквально через несколько лет желающих учиться на русском языке практически не осталось. Итак, хватило десятилетия, чтобы образование города полностью украинизировалось. Спокойно, ненавязчиво, без какого-либо давления и, тем более, без единого скандала. Было бы так по всей стране — не было бы сегодняшних проблем.

Житейский и просвещенский опыт помог Н.Дарманскому и на должности заместителя председателя областной государственной администрации по гуманитарным вопросам, которую он занимал в самый неспокойный — начальный — период становления украинской государственности. Но там ему не хватало конкретных результатов своего труда. Поэтому в 1997 г. вернулся в образование — стал директором Хмельницкого педучилища.

Заведение было лучшим в Украине по подготовке учителей младших классов. Казалось бы, почивай себе на лаврах и наслаждайся фимиамом. Но это точно не для Дарманского. В училище ему было тесно. То есть он был убежден, что рамки училища слишком тесны для современного полноценного дошкольного и школьного образования. Никоим образом не пытаясь конкурировать со старейшиной украинской педагогики — Каменец-Подольским университетом, Дарманский решил создать в области педагогическое заведение нового типа. Он обладал удивительной способностью везде находить друзей и единомышленников. Так его идеи о реформировании ступенчатого образования в высших учебных заведениях получили поддержку в Национальной академии педагогических наук Украины. "Полигоном" стало педагогическое училище, реорганизованное сначала в гуманитарно-педагогический колледж, а со временем — в гуманитарно-педагогический институт.

Вот уж и вправду — скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Реорганизация требовала изменений во всем. Расширения специальностей и специализаций (сегодня здесь, кроме традиционно воспитателей детей дошкольного возраста и учителей начальной школы, готовят управленцев различных звеньев системы образования, учителей музыки, этики, эстетики, преподавателей английского (немецкого) языка и литературы, учителей изобразительного искусства и хореографии). Открытия магистратуры по специальности "Управление учебным заведением", где в 2002 г. состоялся первый выпуск. Организации отраслевых научно-исследовательских лабораторий. Проведения научных конференций. И даже театра музыки и песни "Розмай".

Для этого нужны были кадры. Большинство учебных заведений, созданных тогда на Хмельнитчине, пошли по пути наименьшего сопротивления, приглашая или перекупая преподавателей с учеными степенями из других вузов. Дарманский полностью использовал потенциал своего преподавательского коллектива, создав все условия для научной работы. За 5 лет 40 из 250 преподавателей вуза защитили диссертации на соискание научных степеней по разным отраслям наук. Сформировалась научная школа ступенчатой подготовки специалистов для образовательной отрасли.

Примером был ректор, который без отрыва от производства написал и успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему "Социально-педагогические основы управления образованием в регионе". Эту тему он вынашивал, изучал, практиковал, проверял на себе в течение всей своей жизни. Собственного опыта хватило бы не то что на кандидатскую — на несколько докторских диссертаций. И достаточно хотя бы немного перелистать книгу, чтобы убедиться: она обобщает неоценимый управленческий опыт в образовательной сфере не одного человека, а практически всех специалистов по Украине, и не только. Сейчас, когда столько разговоров о кризисном менеджменте, монография Дарманского должна была бы стать обязательным учебником для каждого управленца в образовании. 

Дарманский отдавался своему делу сполна, служил людям и Отчизне. Именно за это его уважали при жизни и любят до сих пор. Ведь он создавал академию, писал диссертацию, работал над монографией — и одновременно боролся со смертельным недугом. Буквально — трудился в больничной палате, после изнурительных операций. Ушел на пенсию, когда уже не мог встать с койки. Коллектив не хотел расставаться с любимым руководителем: избрал его почетным ректором. 

Так что памятник он создал себе сам. Нерукотворный. Память о нем жива.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №6, 16 февраля-22 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно