Вернутся ли в Украину архивы Научного общества имени Шевченко?

22 октября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №38-39, 22 октября-28 октября

На фоне военных действий на Востоке страны, оккупации Крыма, части Донецкой и Луганской областей, в контексте непростых отношений с соседними государствами возникает много спорных вопросов, связанных с культурным наследием.

Научная библиотека им. В.Стефаника

В последнее время Украина все дальше отходит от советской модели героизации истории и склоняется к распространенной в Западной Европе т.н. виктимологической модели национальной памяти — почтению жертв. 

Мы все больше говорим о потерях и жертвах нашего народа в разные периоды, а не о победах и героях. И если говорить о потерях Украины во Второй мировой войне, то, помимо миллионов человеческих жизней, не можем не упоминать об уничтожении почти двух третей культурного достояния страны. Время от времени возникают дискуссии ученых и культурной общественности о перемещенных и утраченных культурных ценностях. На фоне военных действий на Востоке страны, оккупации Крыма, части Донецкой и Луганской областей, в контексте непростых отношений с соседними государствами возникает много спорных вопросов, связанных с культурным наследием. 

Об этом мы и говорили с Галиной Сварник — архивистом-источниковедом, автором многочисленных публикаций по археографии и источниковедению, научно-справочных изданий, многолетним исследователем библиотеки НОШ и других исторических коллекций Львовской национальной научной библиотеки Украины им. В.Стефаника.

— Галина Ивановна, насколько актуальна сейчас тема возвращения перемещенных из Украины культурных ценностей?

—В2015 г. начал действовать интернет-проект "Забытое наследие", инициированный Ассоциацией европейских журналистов. Его целью является поиск и возвращение вывезенных в ХХ и ХХІ в. культурных ценностей (произведений искусства, археологических и этнографических коллекций, библиотечных, архивных собраний) и, что самое важное, — создание сводного реестра утраченных украинских сокровищ. Очевидно, что в нем должны быть культурные ценности, которые были утрачены и во время Второй мировой войны, и при нынешней ситуации, когда Крым вместе с его выдающимися памятниками захватила Россия, а восточная часть страны подконтрольна т.н. "ЛНР" и "ДНР", и надеяться, что их предводители будут проявлять заботу о национальном наследии, не приходится…

Или нам остается только наблюдать за невозможностью наших министерств иностранных дел и культуры хоть как-то повлиять на возвращение крымских коллекций скифского золота, задержанных в Нидерландах, или предотвратить вывоз в Российскую Федерацию десятков картин Ивана Айвазовского? Прошло уже более 60 лет после Второй мировой войны, а в Украине до сих пор не составили полный список перемещенных и утраченных культурных ценностей. Вопрос и в дальнейшем остается остро актуальным.

Американский исследователь Патриция Кеннеди Гримстед из Гарвардского университета еще в конце 1980-х (когда украинских исследователей и близко не подпускали к засекреченным документам архивов и библиотек) едва ли не первой заинтересовалась судьбой архивных и рукописных собраний стран бывшего СССР (Украины, Молдовы и России), нарушив табу относительно темы распыления и потерь библиотеки Научного общества им. Шевченко во Львове, которое действовало с 1873-го по 1944-й и считалось неофициальной академией наук в Западной Украине.

— Вы многие годы исследуете фонды библиотеки НОШ. Как складывалась их судьба в разные периоды?

—Со времени восстановления НОШ в Украине в 1989-м его истории и наследию посвятили свои публикации десятки ученых. В 2012-м вышла в печать многотомная энциклопедия "Научное общество им. Шевченко".

Библиотека НОШ начала формироваться в 1892 г., еще во времена Австро-Венгерской монархии, когда украинское печатное слово в Российской империи было под запретом. Книжное собрание существует благодаря жертвенной работе многих людей. Оно постоянно обогащалось как щедрыми дарами редчайших рукописей, старопечатных книг из личных библиотек и архивов украинских деятелей, так и изданиями мировых научных обществ и академий, редакций, общественных организаций и учреждений и было самым полным и самым большим книжным собранием по украиноведению в мире. У НОШ были свои музеи, типография и книжный магазин, оно способствовало учреждению двух украинских высших учебных заведений во Львове. На 1939 г. в библиотеке НОШ было около 250 тыс. книг и периодических изданий (вместе с дублетами), несколько тысяч старопечатных книг ХVІ–ХVІІІ в., более 2200 карт, атласов и планов. Отдел рукописей с архивом насчитывал около 2500 единиц хранения, из которых почти четверть — рукописные книги ХІV–ХХ в. В сентябре 1939-го, после присоединения Западной Украины к СССР, были закрыты и расформированы библиотеки, архивы и музеи, ликвидированы монастырские библиотеки, национализированы частные коллекции.

Перестало действовать Научное общество им. Шевченко, которое советская власть считала националистическим. Его библиотеку и типографию передали новообразованному Львовскому филиалу Библиотеки АН УССР, а музейные собрания раскидали по фондам разных музеев. Уже в 1940-м началась чистка книжных фондов работниками спецфонда и Обллита. В спецфонд изъяли почти всю украинскую литературу и печать до 1917 г. (когда о советской власти еще никто не слышал). Во время немецкой оккупации украинцы в 1941 г. восстановили деятельность НОШ и возвратили его имущество. Литература из спецфондов снова переместилась на свои полки. К сожалению, часть того, что оказалось в Обллите, нацисты вывезли на бумажную фабрику и уничтожили. С приближением фронта они начали грабительскую эвакуацию культурных ценностей с территории дистрикта Галичина. В частности — и наиболее ценных коллекций львовских библиотек, архивов и музеев.

Всего в марте-апреле 1944 г. нацисты вывезли из Львова 181 ящик собраний — из Библиотеки Львовского университета (обозначенные сигнатурой L I), Оссолинеума (L ІI), библиотек НОШ и Народного дома (L ІІI). Последним транспортом вывезена часть архивов из ІІІ отдела Государственной библиотеки (Staatsbibliоthek, Abteilung III). Фирма Henry Roese переправила на железнодорожный вокзал и загрузила в два вагона 25 ящиков ценных рукописей и старопечатных книг из библиотеки НОШ и Народного дома. Именно тогда были перемещены на Запад уникальные архивы украинских военных и политических организаций и общественных деятелей — чтобы уберечь их от советских карательных органов.

В послевоенные годы библиотека НОШ на родине подверглась дальнейшим лишениям. О тогдашних событиях подробно рассказал в своих воспоминаниях известный украинский историк Ярослав Дашкевич. До заключения сталинским режимом (1944–1949) он работал библиотекарем и библиографом, заведовал кабинетом Ивана Франко во Львовском филиале Библиотеки АН УССР и стал свидетелем безжалостного уничтожения ее фондов. Чтобы вытравить националистический дух, библиотеку усиленно русифицировали. Это было огромное преступление, когда в украинской библиотеке, принадлежавшей Украинской академии наук, украинская книга считалась "иностранной" — на ней ставили шифр "И". Это правда, в которую трудно поверить. Потери Библиотеки НОШ с 1939 г. невозможно сосчитать — по приблизительным оценкам, сейчас в составе Львовской национальной научной библиотеки им. В.Стефаника осталось около 65% коллекций библиотеки НОШ. Остальное распылено по разным учреждениям, городам и даже странам.

управа
Управа и члены НОШ. Львов, 1932 г.

— А как сложилась судьба архивов НОШ, вывезенных во время немецкой оккупации в Польшу?

—Драматически. Более 40 лет часть архивов НОШ пролежала на чердаке дворца Красинских Национальной библиотеки в Варшаве. Во время ремонта помещения, благодаря неизвестному вору, документы случайно попали в руки историка, директора "Украинского архива" в Варшаве Евгения Месило, который на учредительном собрании НОШ в 1989 г. во Львове поставил вопрос о возвращении уникального архива в Украину. Началась длительная и сложная эпопея упорядочения и микрофильмирования документов. Эту работу осуществляли совместно польские библиотекари и украинские архивисты. Ее итогом стал изданный мной каталог "Архивные и рукописные собрания Научного общества им. Шевченко в Национальной библиотеке в Варшаве" (2005). Но это лишь половина пути, потому что описание крупнейшего архива — легиона Украинских сечевых стрельцов до сих пор ожидает издания. Да и вроцлавская часть требует упорядочения и описания.

Таким образом, варшавская часть архива НОШ содержит документы украинских правительств (УНР, 1918–1919; ЗУНР), военных структур (легиона Украинских сечевых стрельцов, 1914–1918; Украинской Галицкой армии, 1918–1920; Партизанско-повстанческого штаба УНР), политических партий и организаций (Украинской парламентарной репрезентации в польском Сейме и Сенате, 1920–1938; УНДО), общественных организаций (Народной организации украинцев г. Львова, Украинского горожанского комитета спасения Украины (от голода), образовательных обществ (Украинского педагогического общества "Рідна школа" и "Просвіта"), редакций периодических изданий ("Свобода", "Життя і знання", "Визволення"); лагерей интернированных в Австрии и Польше, 1914–1921; издательств. Личные собрания таких выдающихся деятелей, как Дмитрий Донцов, Елена Кисилевская, Андрей Жук, Евгений Архипенко, Иван и Юрий Липа содержат рукописи и переписку известных писателей, ученых, политиков и военных. Об информативной и источниковой ценности архива для исследователей свидетельствуют свыше 2 тыс. пользований электронной версией каталога читателями из более 30 стран мира.

Еще драматичнее сложилась судьба меньшей части архива, которую за неимением транспорта не перевезли в Варшаву, и которая по иронии судьбы оказалась в восстановленном в 1948 г. Национальном учреждении им. Оссолинских во Вроцлаве. Она до сих пор не описана. А это части собраний: Директории УНР, Рады республики, правительства и армии УНР (1919–1921) и Партизанско-повстанческого штаба, Украинской парламентарной репрезентации в польском Сейме и Сенате (1921–1939), личный архив семьи Луцких и другие материалы редакций, обществ и учреждений. Среди этих документов есть автографы Михаила Грушевского, Вячеслава Липинского, Симона Петлюры и др.

— Какова перспектива возвращения в Украину документальных сокровищ бывшей библиотеки НОШ, оказавшихся в Польше?

—Казалось бы, вопрос однозначный: похищенное оккупантами и незаконно перемещенное во время войны за пределы Украины должно быть возвращено на родину. Тем более когда речь идет не о северном соседе, известном своей захватнической политикой относительно культурных ценностей, а о члене Евросоюза с его цивилизованными законами и общими для всех конвенциями. Нельзя сказать, что Украина не делала никаких попыток спасти утраченные сокровища. Уже в сентябре 1945-го дирекция Библиотеки АН УССР по инициативе историка Ивана Крипьякевича обратилась в Президиум АН с ходатайством о возвращении ей материалов, вывезенных во время немецкой оккупации в Польшу, но безрезультатно. За весь послевоенный период из Польши в Украину вернулось лишь шесть томов общества "Просвіта", которые передал нам — как жест "доброй воли" — президент Польши Лех Валенса во время официального визита в Киев в 1993 г. Зато из Украины, по приказу Сталина, непрестанно шли тысячи художественных ценностей из киевских и львовских музеев, сотни тысяч книг, старопечатных книг и рукописей из львовского Оссолинеума. Такие односторонние обмены культурными ценностями продолжались до 1980-х. Как твердила советская пропаганда, целые эшелоны с картинами, скульптурами и даже памятниками — это был "дар украинского народа братскому польскому народу".

гауер
Президент США Д.Ейзенхауер встречается с членами НОШ в Америке, 1965 г.

— Как вы оцениваете деятельность Межправительственной польско-украинской комиссии по обмену архивами?

—Скандалом обернулось решение Межправительственной украино-польской комиссии по делу охраны и возвращения утраченных и незаконно перемещенных во время Второй мировой войны культурных ценностей, заседание которой проходило в июне 2015 г. в Ольштыне. Пункт 14 подписанного итогового протокола предусматривает "до конца 2016 г. обменять материалы Архива Научного общества им. Т.Шевченко из Национальной библиотеки в Варшаве и библиотеки Национального учреждения им. Оссолинских во Вроцлаве на архив бывшего Национального учреждения им. Оссолинских во Львове, который хранится в Львовской национальной научной библиотеке им. Василия Стефаника". Удивляет сама возможность такой постановки вопроса. Ведь и заместитель министра культуры Игорь Лиховый, подписавший протокол, и другие опытные эксперты из украинской делегации должны были бы знать, что предлагаемые на "обмен" собрания подпадают под разные юридические нормы. Тема потерь и реституции культурных ценностей между Украиной и Польшей и международно-правовые аспекты этой проблемы очень хорошо разработаны в трудах украинских юристов В.Акуленко и Ю.Шемшученко, историка С.Кота. Последний недавно опубликовал основательный экспертный вывод, в котором однозначно утверждает: "украинский Архив НОШ является архивом, который в 1944 г. был вывезен из Львова во время немецкой оккупации и после войны очутился на современной территории Польши. Этот архив несомненно подпадает под понятие реституции утраченных или перемещенных в годы Второй мировой войны культурных ценностей. Согласно существующим международн   о-правовым нормам, польская сторона должна была после его идентификации передать Украине в безусловном порядке. Архив Национального учреждения им. Оссолинских был сформирован во Львове, никогда не покидал Львов и после создания Львовской научной библиотеки им. В.Стефаника стал частью ее фондов. Таким образом, этот архив не может рассматриваться как объект реституции культурных ценностей, незаконно перемещенных вследствие Второй мировой войны". Архив бывшего учреждения им. Оссолинских во Львове подпадает под международные правовые нормы, согласно римскому принципу glebae adscriptі, гарантирующему сохранение памятников на территории, где они были сформированы. То есть все, что создано на определенной территории, не подлежит никаким перемещениям. Обмену, по всем международным законам, подлежат лишь культурные ценности, перемещенные вследствие или во время войны. Архив учреждения является интегральной частью собраний бывшего львовского Оссолинеума, которое, по завещанию самого основателя графа Юзефа Оссолинского, в сохранности должно пожизненно принадлежать громаде Львова. По международному праву, оно не подлежит ревиндикации и какому-либо обмену. Тем более незаконно перемещенный во время Второй мировой войны архив НОШ, который, согласно Гаагской конвенции 1954 г., должен быть безусловно возвращен государству-владельцу. Вывезенные во время войны библиотечные, музейные и архивные ценности, согласно международным соглашениям, должны были быть переданы государствам, на территории которых они были созданы. 

Лишь обращение, которое в июле 2015 г. подписали более 100 представителей научной и творческой общественности, музейщики, библиотекари, архивисты, известные общественные деятели, и шквал публикаций в печати как-то приостановили этот "обмен". В ответ на обращение Минкультуры 14.08.2015 г. пообещало при решении вопроса учесть мнение "широкого круга экспертов НАН Украины, Украинского института национальной памяти, Института истории НАНУ" и "позицию авторитетных специалистов и общественности".

10 сентября 2015 г. было также принято обращение президиума НОШ к президентам Украины и Польши, в котором "Научное общество им. Шевченко во Львове как законный наследник всех библиотечных, архивных и музейных ценностей, собранных за время существования общества, выражает решительный протест против спекуляций вокруг вопроса возвращения или обмена документального архива НОШ, который оказался на территории Польши во время Второй мировой войны. Наше наследство не может быть предметом каких-либо торгов, вызванных политической конъюнктурой. Остальной же ценный архив уже более 70 лет остается своеобразным "заложником" войны и послевоенной политики".

 Нельзя не согласиться с призывом президиума НОШ, что "положительное решение дела с возвращением в Украину архива НОШ будет способствовать более тесному укреплению межнациональных связей, дальнейшему сближению наших народов, углублению добрососедских отношений в общем европейском доме. В это крайне трудное время, которое переживает украинский народ, столкнувшись с российской военной агрессией, оккупацией Крыма и восточных областей Украины, такой пример был бы воспринят как проявление солидарности". 

И пока мы дождемся проявления доброй воли от наших соседей, Украина сама должна научиться последовательно отстаивать свои национальные интересы и окончательно избавиться от комплекса неполноценности и субъектности, который навязывали нам на протяжении многих десятилетий. Пора перестать руководствоваться в международных отношениях политическими интересами, используя культурные ценности как разменную монету для решения временных целей. Тем более сейчас, когда происходит подогретая "третьей стороной" эскалация польско-украинских отношений, а значит о реституции культурных ценностей речь тоже будет идти в сложном контексте "волынского постановления" польского Сейма, который является "высказыванием сожаления по утраченным территориям" вместе с их "общим" культурным наследием. 

Иначе Украине и в дальнейшем придется лелеять политику национальной памяти лишь своих жертв и потерь, которым нет конца…

Справка ZN.UA

Галина Сварник родилась 21 июня 1959 г. Окончила факультет романо-германской филологии Черновицкого университета имени Юрия Федьковича.

С 1982 по 2003 гг. работала в Центральном государственном историческом архиве во Львове, одном из древнейших и крупнейших архивов Украины. Под ее общей редакцией и при ее непосредственном участии в числе соавторов вышел путеводитель по архиву на 500 страниц. Начиная с 1989 г., в течение 15 лет упорядочивала и описывала архивы НОШ, оказавшихся в Национальной библиотеке в Варшаве. Итогом ее исследовательской работы стало издание фундаментального каталога-информатора "Архивные и рукописные сборники Научного общества Т.Шевченко в Национальной библиотеке в Варшаве", получившего высокую оценку в научных кругах Украины, Польши, Канады и США. Изучает и публикует эпистолярное наследие украинских деятелей науки и культуры, в частности Вячеслава Липинского, Михаила Грушевского, Кирилла Студинского и многих других выдающихся людей, чья жизнь связана с историей Галичины. Особенно подробно обработала архив Дмитрия Донцова, исследовав его идейную биографию и деятельность в качестве редактора "Литературно-научного вестника". Изучала семейный архив гетмана Павла Скоропадского, лично была знакома с его младшей дочерью Еленой Отт-Скоропадской. Перевела на украинский с немецкого воспоминания Гелены о семье — "Последняя из рода Скоропадских". Переводит документальные источники, исторические труды и художественные произведения с немецкого и польского языков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно