Торговый представитель Украины Тарас Качка: "Накормить мир в условиях пандемии — наш вклад в преодоление глобального кризиса"

31 марта, 2020, 14:00 Распечатать
Выпуск № 1288, 28 марта-3 апреля
Отправить
Отправить

.

Торговый представитель Украины Тарас Качка: "Накормить мир в условиях пандемии — наш вклад в преодоление глобального кризиса"
© agropolit

Несмотря на множащиеся негативные прогнозы, предвещающие миру если не Апокалипсис, то глубочайшую экономическую яму рецессии - кризис, сравнимый с Великой депрессией прошлого столетия, замминистра развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тарас Качка не теряет присущего ему оптимизма, не склонен сгущать краски и даже видит некоторые позитивные тенденции, в том числе и во внешней торговле нашей страны.

Как повлиял на нее коронавирус, как чувствуют себя основные экспортные отрасли Украины в условиях кризиса, какие мировые рынки сегодня наиболее перспективны для украинских товаров, торговый представитель Украины рассказал в интервью ZN.UA.

- Тарас Андреевич, кадры и фото, как испанцы разгружают фургон с коробками защитных масок или респираторов украинского производителя, недавно облетели Сеть и телеэфир. Понятно, что таких фактов продажи за рубеж средств личной защиты, произведенных в Украине, много. А теперь правительство "героически" доставляет маски из Китая, Южной Кореи и других стран. Вы можете объяснить, почему так случилось? Потому что, как известно DT.UA, рекомендации прекратить экспорт таких товаров аппарат СНБОУприслал правительству еще в январе.

-По поводу кадров, о которых вы говорите, выяснилось, что они непонятного датирования, неизвестно, когда их снимали и когда именно произошла отгрузка товара. Поэтому они не показательны. Национальная полиция, Пограничная служба и Гостаможслужба действуют очень четко, чтобы не допустить экспорт этих товаров с момента вступления в силу решения о запрете их вывоза за границу. Я получаю много информации о том, что эффективность действий наших правоохранительных органов и Госпродпотребслужбы весьма высока. Запрет на экспорт этих товаров выполняется достаточно четко.

- Но этот запрет действует лишь с 11 марта, а рекомендация аппарата СНБОУ пошла в Кабмин еще в январе, когда эпидемия в Европе лишь начиналась. Почему потрачено столько времени, почему правительство игнорировало эту рекомендацию?

-Ну, это такое несколько свободное толкование того, что происходило. На самом деле, реакция на письмо из СНБОУ с просьбой дать поручение и изучить ситуацию была, и на протяжении всего времени проходила практически ежедневная работа с пониманием того, что нужно противодействовать распространению коронавируса. И как только поступила четкая информация о том, экспорт каких именно товаров должен быть ограничен, правительство сразу одобрило это постановление.

Письмо из аппарата СНБОУ было датировано, если не ошибаюсь, одним из последних дней января, то есть этого месяца у нас не было, работа началась в феврале. Также добавлю, что одобрение постановления требует множества процедур. И это не оправдание затягивания, потому что изнутри эта ситуация выглядит совсем иначе: ежедневно обсуждаются вопросы о том, нужно принять то или иное решение, или не нужно. Так что в этом случае решение было принято быстро и своевременно. Как только был сформирован перечень того, что необходимо запретить, все это было запрещено для экспорта.

- Тогда другая история. Сейчас ввели запрет на экспорт спирта, хотя специалисты отрасли утверждают, что имеющиеся мощности позволяют Украине не только удовлетворить внутренний спрос, даже резко повышенный, но и буквально залить спиртом всю Европу. Почему мы не занимаем срочно эту нишу международной торговли в условиях борьбы с коронавирусом, если этот товар нужен везде?

-Можно я сразу верну вам этот вопрос? А почему такое толкование вы не используете по поводу масок? Потому что это вопрос восприятия: почему по маскам - поздно запретили экспорт, а по спирту - зачем запретили?

- Я отвечу. Потому что в Украине сейчас существует острый дефицит масок и респираторов, и мы постоянно слышим с экранов, что эти товары сейчас срочно завозят из того же Китая даже президентским самолетом. А производство спирта у нас - весьмамощное, используются даже не все существующие заводы. Спирта у нас много, поэтому его можно было бы и экспортировать, зарабатывая средства для бюджета.

-Прекрасно. Но, например, в соседней Польше возник дефицит спирта, поскольку из него изготовляют антисептики. Хотя польская индустрия производства спирта и алкогольных напитков тоже очень мощная. Конечно, каждый имеет право высказывать свое мнение по поводу тех или иных ограничений, которые существуют на экспорт или импорт тех или иных товаров, и когда это должно быть введено. Но на оба ваши вопроса хочу ответить: анализ того, что может делаться, как может делаться и когда вводить запрет, принимается очень осознанно, учитываются все факторы. Вот мне например, как торговому представителю важно, чтобы был экспорт, а для Министерства здравоохранения важно обеспечить наличие этих товаров внутри страны.

Если вы обратите внимание, одобренный закон Украины о противодействии распространению коронавируса предусматривает освобождение от импортных пошлин и налога на добавленную стоимость определенной продукции. Это, в том числе и антисептики, и спирт. В решении есть перечень товаров, вокруг которых существует ажиотаж в отношении наличия на внутреннем рынке - это касается и медицинского оборудования, и средств персональной защиты, вот к ним и применяется запрет на экспорт там, где нужно. И мы будем дальше это пересматривать.

Здесь есть ряд факторов, о которых вы правильно говорите, но они применяются ко всем без исключения товарам - как к маскам, так и к спирту. Существует возможность экспортировать: спрос на наши маски тоже был очень высоким, но это не означает, что мир взял и заграбастал все украинские маски. Был спрос на них, они спасали жизнь не только украинцам, но и иностранцам. Теперь, когда Китай прошел определенную волну коронавируса и готов помогать, он помогает странам, удовлетворявшим его спрос ранее, и Украине тоже. Это вполне нормальная взаимовыручка. Поэтому в ситуации, когда существует ажиотаж (также и информационный), я бы трезво подходил к толкованию тех или иных решений по всем категориям товаров.

Сегодня речь о том, что есть товары, наличие которых мы должны обеспечить здесь и сейчас, - это медицинские товары и средства индивидуальной защиты. Какие именно? Ориентируйтесь на список товаров, на которые мы отменили пошлину и НДС. Для части из них существует запрет, потому что хоть мы их и производим, но чтобы не создавать какой-то дисбаланс или устранить появившиеся, мы соответственно вводим запрет на экспорт. Но делаем это максимально аккуратно, поэтому надо понимать, что экспорт - это тоже часть экономики, это деньги, которые идут украинцам, чтобы жить в условиях карантина, финансировать расходы на здравоохранение. То есть это все очень сложный баланс, и все эти решения принимаются сознательно.

- Успела ли как-то измениться структура нашего экспорта в связи с пандемией COVID-19? Можете ли вы уже сделать какие-то выводы?

-Нужно разделить товары и факторы, влияющие на экспорт, на несколько категорий. Первая часть - те, что касаются медицинского оборудования и средств индивидуальной защиты. Как мы уже говорили, в мире действительно чрезвычайная ситуация, и мы видим уменьшение классической торговли, но при этом торговля не прекратилась. Вы же наблюдаете: есть, например самолет из Китая с необходимыми нам товарами, есть некоторые обращения и к нам на определенный товар - сейчас это происходит больше по дипломатическим каналам, чем по классическим частным контрактам. То есть началась такая взаимовыручка. Поэтому это отдельная история, здесь очень много примеров, как ищутся конкретные товары в других государствах. Много делается и благодаря мобилизации общества.

Вторая часть - это влияние коронавируса вообще на торговлю. Вы же видите, что пандемия совпала с обвалом цен на нефть, значительным падением индексов на фондовых рынках, поэтому, соответственно заговорили о рецессии. И тут мы также видим две тенденции. Одна из них негативная, и это касается больше промышленности, той же металлургии, где мы видим, что потенциальное замедление или прекращение работы потребителей нашей продукции (например автомобильных заводов, строительства) в Европе и США дает нам повод делать негативный прогноз по нашей промышленной продукции. Зато по аграрному сектору наоборот: у нас есть видение, что спрос на украинскую аграрную продукцию будет в мире возрастать, потому что есть вопрос продовольственной безопасности. И здесь у нас действительно хорошие показатели: и цены более или менее балансируются и идут вверх, и спрос постоянный есть, поэтому относительно этой категории продукции у нас хороший прогноз. Таким образом, на сегодняшний день нельзя обобщать и говорить, что все плохо или все хорошо.

Если говорить о первых двух месяцах года, то у нас, как ни странно, импорт немного упал, а экспорт немного вырос. Поэтому за январь-февраль наше негативное торговое сальдо по торговле товарами сократилось почти вдвое. Так что показатели хорошие. Но на самом деле показательным будет март. Сейчас мы видим, что есть хорошие новости по многим товарам, негативных - меньше. Но общую статистику по марту получим в первые дни апреля. На сегодняшний день я сдержанно оптимистичен.

- А можете сказать, с какими странами наблюдается снижение товарооборота, а с какими - рост?

- В действительности тенденции прошлого года сохранились. У нас меньшая доля - с Россией, большая - с Евросоюзом, то есть я не вижу на сегодняшний день каких-то резких изменений в нашем товарообороте. Это в целом, на макроуровне. А на микроуровне надо уже смотреть в зависимости от товара, ситуации на рынке. Потому что следует понимать, в течение нескольких недель ситуация может измениться буквально на один-два контракта, которые, однако, способны исказить конечную сумму.

- То есть, на сегодняшний день еще нет оснований говорить, что введение карантина в большинстве стран - наших партнеров заметно сказалось на торговом балансе Украины?

- Если мы говорим о цифрах, то не сказалось. Если же говорим о логистике, то, естественно, ситуация очень непростая, особенно на наземной границе. Потому что санитарные меры привели к огромным очередям на границе с обеих сторон. Надо отдать должное Пограничной службе и Госпродпотребслужбе: они работают очень слаженно и гибко "разбрасывают" все эти товаропотоки по рабочим пунктам пропуска так, чтобы избежать чрезмерного накопления на том или ином пункте. Логистические проблемы очевидны, они есть и будут. Вопрос - как будет работать автомобильный транспорт в условиях карантина. Таким образом, самый большой вызов - не в контрактах, а в логистике, особенно наземной, автомобильной. Это очень мобильная сфера, и влияние тех или иных ограничений может быть очень большим.

- Вы вспомнили падение цен на нефть. Как оно скажется на стоимости нашего основного экспорта? Ожидать ли нам уменьшения валютной выручки в нынешнем году?

- Вопрос комплексный. Если падает импорт и увеличивается экспорт - это хорошо для экономики в целом. Но, как сказал мне коллега из Гостаможслужбы: ты радуешься, потому что импорт упал, а я плачу, потому что, соответственно, поступлений в бюджет нет. Если вы сконцентрируетесь только на сборах пошлин и НДС, тогда возможно какое-то номинальное значение, но в основном это означает более высокую прибыль, которая остается в Украине, и это все равно какие-то дополнительные деньги в экономике. Потому что если у вас повышается прибыльность производства, в котором используется та же нефтепродукция, то это означает большие поступления через налог на прибыль.

- Поговорим о конкретных отраслях. Вы уже упоминали, что украинская металлургия оказалась в сложной ситуации. Кажется, наши металлурги уже кричат о помощи. Буквально перед нашим интервью прочитала обращение "Укрметаллургпрома" и Федерации металлургов Украины (ФМУ) к Мининфраструктуре. Они пишут о сложностях, в которых оказалась отрасль. И о том, что даже в таких условиях, когда "едва ли не единственная возможность удержать экспортный потенциал ГМК Украины - обеспечение бесперебойной отгрузки железорудной продукции отечественных производителей на рынок Китая, где пока что сохраняется спрос", они сталкиваются с преградами, которые выставляют МТП "Южный" и "Укрзалізниця". В обращении сказано, что "потери украинской экономики в виде недополученной валютной выручки от экспорта ЖРС в апреле 2020 года могут достигнуть 30 миллионов долларов, что приведет к значительному увеличению потребности в расходовании валютных резервов НБУ". Что скажете?

- Металлургией мы занимаемся системно. Потому что проблемы в ней связаны не только с развитием событий последних нескольких месяцев в связи с распространением коронавируса. Там существует глобальный кризис. Это и структурные изменения глобального рынка, и вопрос перепроизводства, борьбы против изменения климата. Все очень комплексно. В действительности наша металлургия сейчас находится в центре некоего огромного шторма, который продолжается уже достаточно долго. Поэтому мы работаем системно и пытаемся понимать, что делать в международной торговле.

Тот вопрос, на котором вы сконцентрировали внимание, затрагивает логистику внутреннюю. И это, в принципе, вызов для всех экспортоориентированных отраслей - в том числе зерновой, металлургической. Это вопрос способности "Укрзалізниці" доставить продукцию в порты, а портов - переработать всю эту продукцию. Эти проблемы возникают регулярно, но единственный способ их урегулирования - постоянный диалог. Между производителями, железной дорогой, портами. И правительство пытается обеспечить этот диалог. Позиции, которые высказывают отраслевые ассоциации, правительство принимает во внимание, пытаясь найти определенный механизм. А этот механизм готовит налаживание логистики: это постоянный диалог; надо понимать, что происходит ежедневно - по определенным категориям товаров, тарифам, производителям. Это определенные направления, сезонность, наличие вагонов и тому подобное. Это ежедневный труд и ежедневная задача правительства. Но этот бурный разговор будет продолжаться долго, потому что это поиск баланса интересов большого количества субъектов хозяйствования.

- Китай действительно становится основным рынком для украинской металлургии?

- Не для металлургии. Речь идет сейчас о железной руде, о сырье. Действительно, роль Китая растет. Но Европейский Союз и в дальнейшем остается одним из главных потребителей этого украинского сырья.

- Тогда перейдем к нашей более успешной экспортной отрасли - сельскохозяйственной. Сможет ли она в нынешних сложных коронавирусных условиях спасти украинский экспорт?

- Хочу сказать, что наша металлургия - тоже довольно успешная отрасль. Тот факт, что она переживает кризисный период, не означает, что она не является успешной. Доходы от экспорта металлургической продукции в прошлом году достигли свыше шести миллиардов долларов. Это более десяти процентов от всего экспорта Украины.

- Так это же прошлый год… А что будет в нынешнем, коронавирусном?

- Не будем жаловаться! Прошлый год тоже был непростым для металлургии, а четвертый квартал - вообще катастрофическим. Возможно, на его фоне первый квартал нынешнего года будет выглядеть даже лучше. Хотя рисков и намного больше.

- А вы советуете не жаловаться…

- Я просто хочу, чтобы все понимали: даже в условиях кризиса объем продукции, которую мы экспортируем, и ее стоимость - довольно большие. Да, мы потеряли 1,3 миллиарда долларов на экспорте металлургической продукции, но при этом остались шесть миллиардов "металлургических" долларов - очень существенная и важная доля в нашем общем экспорте.

Теперь перейдем к аграрной отрасли. Это целая вселенная. Здесь и товары, которыми мы кормим весь мир, - подсолнечное масло, кукуруза. И товары, которые мы очень много экспортируем, но в отношении которых должны быть всегда и очень осторожны, - это пшеница. Особенно продовольственная. Потому что это касается как международной продовольственной безопасности, так и собственно украинской. Поэтому у нас ведутся постоянные диалоги с отраслью, чтобы успех нашей пшеницы за границей не привел к нехватке в Украине. Но об этом мы поговорим немного позже.

Аграрная продукция - слишком универсальная категория, чтобы о ней говорить "все будет хорошо" или "все будет плохо". И в целом перспективы нашей аграрной отрасли очень хорошие. Потому что, опять же, с появлением коронавируса роль продовольственной безопасности (а это наличие товаров для потребления на тех или иных рынках) увеличивается. И Украина является важным игроком, обеспечивающим продовольственную безопасность - не только свою собственную, но и других регионов: Африки, Ближнего Востока, по некоторым сегментам - Китая, Европейского Союза, где мы являемся очень крупным поставщиком продукции, без которой европейское сельское хозяйство не удержится. В принципе, мы все сейчас зависимы друг от друга. Что это означает? То, что мы будем иметь постоянный спрос, который будет расти. И по объемам, и по ценам мы, скорее всего, будем успешными, - это в целом по аграрной продукции. Поэтому должны четко акцентировать: наш вклад в глобальное преодоление коронавируса - обеспечение продовольственной безопасности. Мы не являемся производителем и экспортером, например, аппаратов искусственной вентиляции легких и преимущественно импортируем этот товар, но накормить мир в условиях пандемии - это наш вклад в преодоление нынешнего глобального кризиса.

- А мы справимся с этой задачей? Ведь на нас самих уже надвигается цунами коронавируса.

- Да, это следующий вопрос. Поэтому я и говорю, что по аграрной продукции нельзя делать один обобщающий вывод. Если мы говорим о продовольственной безопасности внутренней, то мы мониторим ситуацию и пытаемся определить положение дел в этой сфере. Ходит же страшилка, которой всех пугают: дескать, вывезут все продукты, нам нечего будет есть. В действительности к таким утверждениям надо относиться достаточно осторожно. Потому что большей частью мы являемся нетто-экспортером, то есть производим больше, чем потребляем. Яркие примеры - кукуруза, подсолнечное масло. Есть рынки, где мы зависим от импорта, - например, как это ни удивительно, гречка. Здесь мы имеем негативную тенденцию уменьшения посевных площадей в Украине. Это связано с изменением климата и структуры украинского сельского хозяйства. Посевы гречки мигрируют в более благоприятные регионы. Поэтому у нас увеличивается доля импорта в таком товаре, как любимая украинцами гречка. И поэтому, чтобы у нашего потребителя был доступ к этому товару, нам важно обеспечить больше его импорта.

Что же касается продовольственной пшеницы, - уже почти десять лет традиционно постоянно мониторится ситуация с экспортом этого товара, чтобы мы не нарушили наш продовольственный баланс. По доброй традиции, министерство и рынок ежегодно определяют предельные объемы экспорта. Чтобы, с одной стороны, не разрушить экономику, а с другой, - гарантировать внутреннюю продовольственную безопасность. Сейчас мы тоже мониторим отгрузку пшеницы - буквально в ежедневном режиме, смотрим, какие есть объемы, в ежедневном контакте с рынком, чтобы мы могли очень аккуратно и взвешено пройти завершение маркетингового года до первого июля.

- А не является ли нынешнее неблагоприятное для всех время благоприятным моментом для того, чтобы добиться от Евросоюза - нашего самого крупного торгового партнера - расширение квот на продажу в ЕС продукции сельского хозяйства?

- Надо понимать, что вопрос квот в отношениях с Европейским Союзом - второстепенный по сравнению с вообще взаимопониманием между украинским аграрным миром и европейским. Не будет большой новостью, что в глазах многих европейских производителей Украина - самая большая для них угроза. Соответственно, мне, чтобы говорить о сохранении или расширении открытого рынка с Евросоюзом, надо преодолеть вот такое предубежденное отношение к Украине некоторых европейских производителей и ассоциаций. До карантина, пока была возможность активно путешествовать, мы поддерживали диалог и с польскими ассоциациями, и с панъевропейскими, пытались объяснить, что мы друг другу помогаем, а не являемся друг для друга угрозой. Именно эта работа намного важнее дискуссии о квотах. И я надеюсь, что в условиях пандемии коронавируса осознание того, что Украина является важным поставщиком продукции для Европейского Союза, одним из акторов, гарантирующих продовольственную безопасность ЕС, даст нам возможность уже в нынешнем году говорить о более тесном сотрудничестве, большем открытии рынков с Евросоюзом. Этот опыт - сознательного отношения к поддержке выполнения контрактов, снабжения продукции, мирного сосуществования, взаимопомощи в условиях коронавируса - заложит фундамент для более благоприятных переговоров и по пересмотру условий Соглашения об ассоциации.

- Какое, на ваш взгляд, направление экспорта сельхозпродукции сейчас перспективнее для Украины - азиатское или европейское?

- Я вообще не согласен с такой постановкой вопроса. Для нас перспектива - весь мир. К этому надо привыкать: мы не является каким-то маленьким рынком где-то там, на окраинах планеты. Если посмотреть на ежедневные сообщения Мирового совета по зерну, то Украина - один из ключевых рынков. То есть нам надо научиться воспринимать себя глобальным игроком в сельском хозяйстве. Я не говорю, что мы должны этим ограничиваться, мы, конечно, должны развивать промышленность и высокие технологии - это приоритет номер один. Но в сельском хозяйстве мы не является маленьким незначительным рынком, мы являемся крупным игроком и должны соответственно вести себя и относиться к миру: не манипулировать, быть предсказуемыми, но и требовать к себе соответствующего уважения. Поэтому в действительности, когда мы говорим об экспорте нашей продукции, то нас интересует весь мир, мы не хотим сосредоточиваться сугубо на Европейском Союзе, или сугубо на Азии. У нас есть экспортная стратегия, которой уже несколько лет, есть определенные рынки в фокусе, и очевидно, что это Евросоюз, Северная Африка, Ближний Восток - это естественно наш ближайший рынок, где мы действительно очень активны. Понятно, что Индия и Китай как одни из самых крупных рынков тоже привлекательны. Но при этом бизнес очень интересуется Африкой, Латинской Америкой, с которыми объемы торговли еще незначительны, но потенциал очень большой. Ко мне поступают запросы от разных отраслей, разных производителей на абсолютно разную географию. У нас есть запрос даже к Австралии - по поводу того, чтобы на нас распространили общую систему преференций, потому что в нынешних условиях уменьшение пошлины даже на пять процентных пунктов дает возможность экономически выгодно продавать продукцию из Украины в Австралию. То есть мы являемся глобальным игроком. И надо научиться правильно распоряжаться этим фактом.

- Открытие каких новых рынков - первоочередная задача для Украины? О каких временных перспективах можно говорить?

- У нас есть программа, заложенная в прошлые годы. Это, во-первых, календарь обновления Соглашения об ассоциации с ЕС, мы к этому активно готовимся. Есть многолетняя работа над соглашением о свободной торговле с Турцией. Есть договоренность с Канадой об обновлении соглашения о свободной торговле. Но все это - реализация договоренностей, начатых раньше. Из новых приоритетов - попытка обеспечить себе конкретное преимущество на возможных для нас рынках, где у нас нет режима свободной торговли, и мы проигрываем конкуренцию странам, имеющим соглашения о свободной торговле или преференциальные соглашения. Речь идет о том, чтобы в нынешнем году (это по плану, он остается в повестке дня) начать переговоры и заключить так называемые преференциальные соглашения (то есть упрощенные соглашения о свободной торговле) таким образом, чтобы сосредоточиться на товарах, взаимовыгодных для обеих стран, и оставить договоренности по наиболее чувствительным товарам на будущие периоды. Мы будем инициировать эти вопросы с Северной Африкой (от Египта до Марокко), возможно, с Иорданией, а также с Китаем, Индией и Соединенными Штатами.

- Введение карантина во многих странах сильно ослабит глобальную торговлю. Сегодня трудно давать какие-то прогнозы, но как быстро, по вашему мнению, эти процессы смогут возобновиться?

- Сейчас весь мир работает над тем, чтобы эти процессы не остановились. Конечно, у нас многие завистливо смотрят на меры, принятые Европейским Союзом и Соединенными Штатами, чтобы поддержать бизнес... эти магические два триллиона долларов, которые США направят в поддержку своего бизнеса. Но надо понимать, что помощь собственному бизнесу такого глобального игрока, как Соединенные Штаты - это помощь не только американскому бизнесу, а мировой экономике в целом. И поэтому в действительности те усилия, которые мир прилагает к помощи бизнесу, дают положительный сигнал и для торговли тоже. Если бизнес в ЕС имеет доступ к ресурсам, это означает, что клиенты наших производителей имеют доступ к ресурсам, и они будут готовы покупать украинскую продукцию. Поэтому здесь есть элемент синергии, который положительно повлияет на международную торговлю в целом. И я думаю, что пессимистические прогнозы сейчас слабеют в связи с хорошими новостями о финансовой поддержке бизнеса со стороны ключевых экономических лидеров мира - Европейского Союза и Соединенных Штатов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК