Презумпция человечности, или Портрет на фоне эпохи

27 июня, 2021, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Юлиан Заяц (1880–1971) — человек-профессионал в условиях тоталитарных режимов

Презумпция человечности, или Портрет на фоне эпохи
Автопортрет Юлиана Зайца © Фото: Николай Кобылецкий, Леся Трепак

Интерес правоведческой науки к историческим образам человека-профессионала обусловлен ее ролью в развитии юридической науки и практики. Эта роль особенна в периоды безгосударственности или господства тоталитарных государств, режимы которых, например нацистский или советский, вообще утверждают мысль узника сталинского ГУЛАГа Густава Герлинга-Грудзинского — «человек может быть человечным лишь при человечных условиях». Однако и в условиях тоталитарных режимов остаются исторические фигуры, которых объединяют человечность, профессионализм, стойкость, цивилизованность. Среди таких исторических фигур — юрист, художник, певец Юлиан Заяц.

Юлиан Заяц родился 2 сентября 1880 года в селе Богутин Золочевского уезда (теперь Золочевский район Львовской области) в семье греко-католического священника Семена Заяца. По окончании начальной школы учился в немецкой гимназии во Львове, которую закончил с отличием в 1899 году. Учась в гимназии, Юлиан Заяц проявил большую настойчивость и незаурядные способности в науках. Он также имел талант к рисованию и пению. По совету отца Юлиан поступает на юридический факультет Львовского университета. Во время обучения вместе с другими украинскими студентами он активно борется против полонизации учебного процесса. В знак протеста украинские студенты выезжают на обучение в венский, пражский и другие университеты Австро-Венгерской империи. Юлиан Заяц выбирает Краков и учится на юридическом факультете Ягеллонского университета. Большая любовь к рисованию дает ему возможность параллельно учиться и получить образование в Краковской академии искусств.

Вернувшись во Львов, благодаря настойчивому обучению Юлиан сдает все экзамены. Особенно успешными были правоведческо-исторический экзамен по римскому и каноническому праву, политико-административный экзамен и судебный (с отличием). Юлиан Заяц много читал и переводил, что дало ему возможность хорошо владеть, кроме родного, польским, немецким, латинским, русским и французским языками.

Профессиональное становление

После получения профессии юриста Юлиан работает в финансовой прокуратуре Австрии во Львове. Тогда же вступает в брак с Фалиной Павецкой — внучкой профессора гражданского права Львовского университета Александра Огоновского.

Портрет жены Фалины Заяц
Портрет жены Фалины Заяц
Фото: Николай Кобылецкий, Леся Трепак

Украинский национальный дух, царивший в семье Огоновских, усилил у Юлиана Заяца патриотические чувства к Родине. Породнившись со старинным родом Огоновских он еще больше активизировал свою многогранную деятельность на ниве украинизации Галичины.

Юлиан Заяц активно участвовал в работе историко-философской секции Научного общества им. Шевченко, работал над тематикой в сфере римского права, подготовил научную работу Jusus fructus nominis, которую в 1907 году доработал и защитил на юридическом факультете Львовского университета. Затем Юлиан Заяц получил научную степень доктора права (кандидат юридических наук).

Продолжая работать практикующим юристом в финансовой прокуратуре, он не оставляет научную деятельность. В течение 1909–1912 годов получал стипендию австрийского Министерства образования и вероисповедания для научной стажировки в Берлинском университете с целью подготовить хабилитационную работу по римскому праву. В Берлине ученый также исследовал тексты Древней Греции.

Юлиан Заяц продолжал развивать и совершенствовать творческие способности к искусству. Он одновременно учился в берлинской Академии искусств в классе профессора Макса Либермана. В Берлинском университете Юлиан Заяц подготовил научную работу по римскому праву Jus jurandum in litem на польском языке (251 страница густого машинописного текста), которую по возвращению во Львов передал декану юридического факультета Львовского университета профессору Ласковскому. Своим кропотливым трудом Юлиан сделал весомый вклад в развитие национального сознания украинцев. Прежде всего он приобщился к самому важному — развитию и утверждению родного языка. Это вызвало неприятие со стороны некоторых польских профессоров. Как отмечал в автобиографии Заяц, текст диссертации был утрачен и защита не состоялась. Также он часто выступал с докладами по актуальным правоведческим вопросам в украинских общественных и кооперативных организациях, активно публиковался в правоведческой газете «Життя і право» (орган Союза адвокатов Львова).

В годы Первой мировой войны преподавал баллистику в артиллерийском училище в Будапеште и участвовал в боях на австрийско-итальянском фронте, откуда попал в плен.

В 30-е годы ХІХ века Юлиан Заяц стал членом самой массовой легальной партии в Галичине — Украинского национального демократического объединения (УНДО). Несмотря на молодость, Заяц был активным, заметным и полезным деятелем партии, выполнял в ней разную работу. Но позже, после прихода советской власти в Галичину и его ареста, как видно из протоколов допроса следственного управления НКВД во Львове (август-сентябрь 1944 года), вынужден был утверждать, что является беспартийным и в политических партиях не состоял.

Межвоенный период

Самый большой успех Юлиану принесли его профессиональная, научная и общественная деятельность. По возвращении во Львов он преподавал римское частное и гражданское право в Украинском тайном университете и работал адвокатом в галицком городке Комарно. Снова продолжает работать юристом уже в Польском государственном казначействе. Как выходец из семьи священника Заяц длительное время поддерживал близкие дружеские отношения с руководством греко-католической церкви. По просьбе митрополита Андрея Шептицкого выступал его личным правовым советником, подготовил обращение к странам Лиги Наций и Ватикану по поводу дискриминационной политики Польского государства о защите украинского населения во время пацификации, осуществленной по распоряжению Юзефа Пилсудского в течение 1930 года. Заяц осуждал преступления, совершенные польской санационной властью в отношении украинского населения Галичины с применением полиции и армии. Пацификация сопровождалась массовыми арестами, избиениями и убийствами людей, закрытием и разрушением украинских учреждений в Галичине. Следствием акции стала дальнейшая значительная радикализация украинского движения сопротивления на западноукраинских землях.

В середине 1930-х годов Юлиан учился во Львовской консерватории, пел на разных языках и выступал с сольными концертами во Львове, Тернополе, Кракове, Варшаве и других городах Западной Украины и Польши. Он также активно участвовал в Шевченковских днях, а в 1920–1926 годах возглавлял певческое товарищество «Муза». Одновременно продолжал рисовать, его художественные работы неоднократно выставлялись. В 1939-м, имея высокий авторитет в среде польских юристов, был назначен судьей Наивысшего административного трибунала ІІ Речи Посполитой — единственный украинец в составе этого суда. Как судья Заяц выделялся обостренным ощущением справедливости, честности, всегда заботился о доверии в обществе к суду как органу правосудия, чем заслужил уважение среди коллег-судей и сообщества.

Особенности оккупационной юстиции

Начало Второй мировой войны застает Юлиана Заяца в Варшаве. Захватив Польшу, нацисты на части оккупированных польских земель создают польское Генеральное губернаторство с центром в Кракове. После начала немецко-советской войны и оккупации украинских земель Восточную Галичину включили в это образование как дистрикт Галичина. Декретом нацистского правительства от 26 октября 1939-го на территории польского Генерального губернаторства ввели новую судебную систему, а предыдущую, польскую, ликвидировали.

В начале 1940 года Юлиан Заяц получил назначение судьей в гражданскую коллегию апелляционного суда дистрикта Варшава, где работал по ноябрь 1941-го. Со слов Юлиана Заяца, все украинские и польские судьи, хотевшие работать на своих должностях, должны были написать заявление в органы юстиции в дистриктах. В показаниях во время ареста в августе-сентябре 1944-го Юлиан Заяц указал, что причиной его переезда из Варшавы было опасение за жизнь близких. Вследствие этого в ноябре 1941 года он переехал во Львов и подал в отдел юстиции заявление, чтобы занять должность судьи, которое удовлетворили. Принимая во внимание практический опыт на должности судьи Административного трибунала Польши, Юлиана Заяца назначили председателем Апелляционного суда, где он работал по 27 июля 1944 года — дня освобождения Львова от войск нацистской Германии.

Работая на должности судьи на оккупированных нацистами территориях, Заяц отстаивал идеи соблюдения процессуальных норм и гарантий прав участников судопроизводства. Он всегда и повсюду оставался христианином и украинцем. В отличие от других судей, прокуроров, адвокатов, нотариусов, он не эмигрировал на Запад, а остался во Львове.

«В руках» НКВД

После освобождения Львова от войск нацистской Германии советскими войсками и установления советской власти Юлиана Заяца арестовали. Уже на следующий день, 5 августа 1944-го, следователь УНКГБ старший лейтенант государственной безопасности Алтунин начал допросы задержанного, а 14 августа против Юлиана Заяца возбудили дело по ст. 54 Уголовного кодекса УССР «Государственная измена».

В протоколах допросов, кроме автобиографических данных, Юлиан Заяц подробно показал роботу, структуру и полномочия негерманских судов в дистрикте Галичина. Он также подчеркивал, что лично не рассматривал судебных дел, а лишь руководил апелляционным судом и координировал деятельность окружных и гродских судов. Юлиан Заяц также отмечал, что негерманские суды преимущественно рассматривали гражданские дела и незначительные уголовные и не участвовали в репрессиях оккупантов.

На вопрос следователя об отношении суда к полякам и лицам других национальностей Юлиан Заяц ответил, что действовали единые законы для украинцев и поляков, в сфере судопроизводства они имели одинаковые права. Судьи выносили приговоры в уголовных делах и решения в гражданских делах именем закона. К полномочиям апелляционного суда также относился перевод законов и других нормативно-правовых актов Польши и оккупационных органов власти в области судопроизводства.

Несмотря на угрозу быть репрессированной как член семьи предателя Родины и пособника оккупантов, жена Юлиана Заяца Фалина продолжала бороться за освобождение мужа из тюрьмы. Она неоднократно обращалась к руководству областного управления Народного комиссариата государственной безопасности во Львове, в городской совет города Львова, к известным и авторитетным лицам. В своих заявлениях Фалина Заяц отмечала, что муж никогда в жизни не работал судьей по уголовным делам, был гражданином Польши и не совершал никаких противоправных действий против Советского Союза. Она также просила допросить сотрудников Юлиана Заяца, которые работали с ним в апелляционном суде.

В материалах уголовного дела содержится просьба митрополита Андрея Шептицкого от 15 августа 1944 года. С письмом-просьбой в защиту доктора Юлиана Заяца обратились академики Г. Возняк и В. Щурат, профессор И. Свенцицкий, хотя за защиту человека, обвиненного в государственных преступлениях, можно было подвергнуть опасности себя и близких.

(Документ публикуется впервые)
(Документ публикуется впервые)
Фото: Архив СБУ

Из материалов уголовного дела и имеющихся источников трудно сказать, кто и что сыграло решающую роль в судьбе Юлиана Заяца, но 25 сентября 1944 года появляется постановление о прекращении уголовного дела, составленное начальником 2-го следственного отделения капитаном юстиции Назаровым, «в связи с отсутствием состава преступления». Постановили уголовное дело закрыть, а самого Заяца немедленно освободить из-под стражи. 16 октября 1944-го постановление завизировал начальник областного управления НКГБ полковник госбезопасности Волошенко.

(Документ публикуется впервые)
(Документ публикуется впервые)
Фото: Архив СБУ

После освобождения

На основании решения президиума ВАК СССР от 1 декабря 1945 года, по обращению Львовского государственного университета имени Ивана Франко, Юлиан Заяц получил диплом доцента. В 1945–1946 годах преподавал римское частное право на юридическом факультете Львовского государственного университета. И уже 14 февраля 1946-го его переводят на половину ставки доцента. После увольнения из университета на основании приказа ректора от 14 сентября 1946 года (причина — отсутствие нагрузки) Юлиан Заяц работал библиотекарем и переплетчиком в научной библиотеке Академии наук УССР им. В. Стефаника, где подготовил ценную библиографию истории города Львова (1947), содержавшую 2450 источников, материалы к библиографии Г. Возняка (1946), М. Драгоманова (1947) и других. Помог Юлиану Заяцу трудоустроиться на работу академик Василий Щурат, который был директором библиотеки им. В. Стефаника. В 1951-м Юлиан Заяц не прошел аттестацию и из-за отсутствия библиотечной квалификации больше года работал помощником библиотекаря, техническим библиотекарем, переплетчиком. С 1953-го, с разрешения Аттестационной комиссии, до выхода на пенсию снова работает библиотекарем.

Художественное наследие

Ю. Заяц оставил большое художественное наследство. Свои художественные произведения он выставлял в Национальном музее во Львове, Украинском товариществе поклонников искусства, Польском обществе поклонников искусства и др. К известнейшим его художественным произведениям относятся картины «Портрет дочери», «Портрет сына», «Церковь в Красном», «Церковь в Кривчицах», «Цветы», «Река Каминка», «Портрет пани N» и другие. Немало картин Юлиана Заяца хранилось в музее Богословской академии, их приобрел ректор Иосиф Слепой. По мнению профессора Олега Купчинского, судьба этой коллекции на сегодняшний день неизвестна. Около 300 картин, благодаря усилиям известного искусствоведа профессора И. Свенцицкого, находятся в Национальном музее во Львове, еще 100 картин были переданы в Национальный музей после войны В. Сенютой. Многие картины хранятся в США — у сына Юлиана Заяца Ивана и его потомков. После войны 20 картин закупила Третьяковская галерея в Москве, около 500 картин хранятся во Львовской картинной галерее, Национальном музее им. Андрея Шептицкого во Львове, в отделе искусств Львовской библиотеки Национальной академии наук им. В. Стефаника, а также в частных коллекциях.

В течение жизни Юлиан Заяц никогда не прекращал рисовать, лишь в возрасте 86 лет, когда после падения сломал руку, вынужден был оставить любимое занятие. Умер в 1971 году, похоронен на Лычаковском кладбище во Львове рядом с семьей.

Таким образом, жизненный, профессиональный и творческий путь Юлиана Заяца отражает переплетение сложных и драматических общественно-политических событий: гимназическое образование украинца в условиях австрийской власти, сложный период ІІ Речи Посполитой, «Золотой сентябрь» 1939 года, один вид репрессий в отношении украинцев заменивший другим, Вторая мировая война, судейская работа на оккупированной нацистами территории, арест НКВД, допросы, освобождение, активная научная, преподавательская, художественная деятельность…

При таких условиях только сильный духом, богатый духовностью и глубокой христианской верой в победу добра над злом Человек смог бы пройти все жизненные испытания, нарисовать много художественных картин и передать их для людей. Собственно именно таким Человеком и был Юлиан Заяц.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК