Морковка перед носом, или Украинские врачи в Ливии

16 августа, 17:21 Распечатать Выпуск №30, 17 августа-23 августа

Уже более восьми лет продолжается в Ливии гражданская война.

После свержения режима Каддафи в 2011-м склеить разбитую ливийскую мозаику так и не удалось. Страна разделена между племенами и кланами, которые ведут борьбу за власть и контроль над ресурсами. Конфликт то немного утихает, то вспыхивает с новой силой. Последнее такое обострение началось в апреле нынешнего года.

Все это время в Ливии продолжают работать украинские медики. Кто-то из них еще надеется, что вот-вот станет лучше, и война закончится. Многим не удается без огромных потерь перевести на родину заработанную за годы немалую сумму денег. Но есть и немало "новобранцев", которые прельщаются обещаниями высоких зарплат и хороших условий работы и проживания. 

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Ливии, Республике Чад и Тунисской Республике Николай Нагорный призывает украинских медиков хорошо обдумать все обстоятельства, прежде чем отважиться на поездку в страну, в которой идет война: "Не все то золото, что блестит. Особенно если вы его даже не видели, а просто о нем слышали".

Во времена Каддафи по всей Ливии работали от 2 до 3 тыс. украинских медиков — как врачей, так и медицинского персонала. В начале войны украинцы разделились на тех, кто поддерживал революцию и революционеров, и тех, кто был против. Случаи бывали разные. Один украинский медик погиб, еще одна врач получила ранение во время штурма Сирта. Часть украинцев вернулись домой. Часть же, несмотря на неоднократные призывы МИДа Украины оставить страну, где идет война, продолжала работать. Сейчас в Ливии — до 1 тыс. украинских медиков. Работают они в разных городах — и там, где относительно спокойно, и в самых горячих точках. 

В свое время в Ливии оставались те, кто работал здесь более 10 лет и помнил золотые времена, когда зарплата врача составляла в среднем 2–2,5 тыс. долл. Теперь все изменилось. И даже ветераны, у которых на банковских счетах лежат более 100 тыс. долл., пытаются выехать. Но вернуться домой с заработанными за годы работы деньгами не так просто. Процесс их отправки за пределы Ливии превращается в многомесячную пытку. 

Несмотря на это, набор "новобранцев" посредническими фирмами (некоторые из них, вероятно, даже не имеют лицензии) продолжается. В украинских медиках ливийцы заинтересованы. Людям обещают золотые горы. В Украине подписываются контракты — т.н. предварительные или принципиальные, согласно которым украинские медики приезжают с испытательным сроком, после чего, если они подходят, их оставляют. В контракте вроде бы все правильно. Зарплата составляет, например, 4 тыс. динаров. Если поделить на 1,3 (официальный курс), выходит 3 тыс. долл. На самом же деле врач может получить лишь 900 долл., и гарантии, что их отдадут, нет. Могут просто забрать, либо не отдаст банк.

К тому же если раньше за один доллар давали 1,3 ливийского динара, то теперь — как повезет. В марте 2019 г. Центральный банк Ливии издал приказ, что перевести за пределы страны иностранец может по официальному курсу лишь 50% зарплаты, полученной в период из 1 января 2016-го по 31 августа 2018-го (и то только прописанной в контракте с государственными учреждениями, на частные это не распространяется). Остальное, независимо от того, сколько человек работал в Ливии, и сколько денег у него накопилось на счету, ливийские банки предлагают отправлять домой по курсу черного рынка. С 1 августа 2018 г. официально введен налог на покупку валюты в размере почти 200%, т.е. вместо 1,3 динара государство продает доллар по 3,9. Таким образом половина заработанного за указанный период уменьшается минимум втрое по сравнению с ожидаемым. 

Медикам обещают хорошие условия на берегу моря. Но приехав, они понимают, что в одной части города идут бои, и иногда, чтобы доехать до моря, которое находится в 500 метрах, надо ехать 20 км через блокпосты.

В некоторой степени деградировало за время войны и ливийское общество. Раньше ливийцы, очень дружелюбный и неконфликтный народ, всегда готовы были протянуть руку помощи. Теперь же накопленный негатив часто порождает агрессию, которая выливается в насилие и бандитизм. 

За эти годы украинские врачи были и под ИГИЛ. Были несколько случаев похищения: кого-то вывозили ради выкупа, у кого-то забирали паспорта "бригадные пацаны", и человек оставался бесправным в стране, не мог даже выехать. Бежать некуда. Посольство Украины в 2015 г. эвакуировали, и теперь оно в некоторой степени формальное, — посол один на Ливию, Тунис и Чад. Из сотрудников в штате ливийского посольства — только посол. После того как украинские медики отрабатывали по специальности несколько месяцев на вооруженные формирования, их отпускали.

Однако новые медики продолжают ехать. И хотя на форуме "Врачи Украины в Ливии", который ведется довольно регулярно, бывалые делятся своим опытом, желающие заработать не верят, считая, что они просто пытаются избежать конкуренции. 

Врачи, продолжающие работать в Ливии, не хотят светиться ни своими фото, ни именами. Те, кому помогли вернуться, тоже не особенно торопятся делиться опытом, желая забыть его как страшный сон. 

Но все же один из врачей, который проработал в Ливии в общем 22 года и до сих пор там работает, согласился пообщаться с ZN.UA.

"Когда-то в Киеве была частная организация (честно говоря, уже не помню ее названия), которая с 1993 г. начала набирать врачей для работы в Ливии, — рассказывает Василий. — Группа врачей заключила с ней контракт стоимостью одна зарплата на работу в государственных госпиталях Ливии. Организация сделала все документы и официально привезла нас в Триполи. 

Сначала это была совсем другая страна — рай на земле. Нас встретили, поселили в роскошной гостинице, где мы жили месяц. После распределения я попал в центральный госпиталь страны. И тогда, и теперь работаю как анестезиолог-реаниматолог. Условия были весьма приличными, в том числе жилье. Некоторые врачи говорили: "Мы никогда не жили в таких апартаментах, как здесь". Правда, и работы хватало. Процентов 40 человек из этой первой группы были кандидатами и докторами медицинских наук. Все — не ниже чем с первой категорией. Зарплата на те времена была не такая уж высокая — 500–600 долларов в месяц. Но на родине наша зарплата составляла 18 долларов, да и ту давали нерегулярно. Так что контраст был значительный. 

Со временем зарплата врачей возрастала и в 2005–2007 гг. составляла около 3,5 тысячи долларов, в зависимости от стажа и регалий. Выплачивали ее в динарах, которые можно было обменять прямо в банке по курсу 1,3, а на черном рынке — на копейку дороже. Осуществить обмен было так просто, что никто не делал трансферы домой, — не было необходимости.  

Когда в Ливии началась революция, сначала никто не поверил, что так может быть. И прежде всего администрации большинства госпиталей. Врачам говорили: "Не волнуйтесь, все будет хорошо. Пересидите здесь, а когда все закончится, получите бонусы. Два месяца идет война, — вот вам двойная зарплата". Но случилось то, что случилось. Сдали Триполи, убили Каддафи, и все покатилось с горы. 

До войны со мной здесь жила семья. Всем было хорошо. Дети учились в замечательном английском колледже. Была и русская школа. Когда началась война, семья сразу выехала. Я же пытаюсь завершить дела. Ситуация развивается по синусоиде. Сейчас снова вспышка, стреляют. 

Почему врачи оставались? У каждого — своя ситуация. Кто-то зарабатывал деньги на учебу. Кто-то никак не достроит дом. Все надеялись, что самое страшное уже позади, да и я не лезу куда не следует. Это такой психологический феномен. Если первый порыв выехать ты перетерпел, потом кажется, что уже не так и страшно. Ты знаешь, как вести себя в той или иной ситуации, и уверен, что с тобой плохого никогда не случится.

Какое-то время ливийцы еще держались на плаву за счет инерции. Все финансовые дела как-то улаживались. Еще работали Moneygram, Western Union. Курс доллара был стабильный. Но с 2013-го ситуация стала стремительно ухудшаться — и с возможностью отправлять деньги, и с курсом доллара. А в начале 2015-го все имеющиеся виды трансферов по нормальному курсу исчезли. Доллар уже стоил три динара, и курс повышался. Все надеялись, что вот-вот что-то произойдет, и им вернут какие-то деньги. Но ничего не происходило. Ситуация только ухудшалась.

А вот работы меньше не становилось. И она приобрела совершенно другой характер. Теперь все больше появлялось пациентов с травмами, причем абсолютно ненормальными. Например, ежедневно поступали люди с простреленными ногами. Их останавливали в разных городах, забирали машины, телефоны, деньги и т.п., простреливали ноги, чтобы они ничего не могли сделать, и уезжали.

Такое начало случаться и с нашими врачами, которые работали в разных городах. Коллеги стали уезжать. Тогда это еще удавалось — можно было как-то забрать деньги. Потом все возможности обрубили. 

Понимаете, люди приехали в Ливию зарабатывать. Многие, в том числе и я, работали еще и в частных клиниках в разных городах, поэтому мы позволяли себе не снимать деньги со счетов. Там накапливались довольно большие суммы — по 200–300 тысяч динаров. Однако возможности обменять их по официальному курсу нас лишили. А на черном рынке доллар уже стоил 10 динаров. 

В 2016-м, в связи с массовым отъездом врачей, Центральный банк Ливии совместно с Минздравом издал приказ о том, что медикам, которые завершают контракты, вся сумма, находящаяся на банковском счету в банке, может быть трансферирована, т.е. отправлена в указанный ими банк, по официальному государственному курсу. Началась эпопея по оформлению документов. Я написал заявление на завершение контракта и занимаюсь этим до сих пор. Это как морковка на веревке перед носом ишака. Вот ты уже, кажется, приблизился к завершению. И тут Центральный банк издает новый приказ — нужна еще одна комиссия. 

На сегодняшний день перспективы такие: 50% заработанных денег трансферуют, остальные выдают в динарах. 

Что касается безопасности, то опасно здесь для всех: и для ливийцев, и для украинских медиков. Неоднократно в операционную врывались вооруженные люди и добивали раненых, которых мы оперировали. У меня было такое, что выдергивали интубационную трубку. Говорили: "Не трогай. Пусть околеет". Пациенту моего приятеля выстрелили в голову прямо на операционном столе в конце операции. 

Сейчас в Триполи такое уже не происходит. Ситуация сравнительно стабилизировалась. Но на дорогах может быть что угодно. Если даже колонну посольства Украины остановили на границе с Тунисом и забрали одну из машин со всеми имеющимися там бумагами, то что говорить о простых смертных… 

Врачи, которые сейчас приезжают работать в Ливию, и с которыми я общался, — из оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей. Здесь они чувствуют себя даже лучше, чем дома. Они сами говорят, что им никогда так хорошо не жилось. По крайней мере зарабатывать могут неплохо, имея хорошую квалификацию. Частные госпитали растут, как грибы после дождя. Врачи, которые там работают, получают по 30–50 тысяч динаров в месяц. 

А "на подвале" в восточных регионах, очевидно, можно оказаться скорее, чем здесь. Поэтому врачи оттуда будут работать здесь до тех пор, пока ситуация дома не улучшится". 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно