Мэри Поппинс возвращается

12 января, 16:53 Распечатать

Ветер переменился… — заметил кто-то, — наверняка пойдёт снег.

Ехала я в Киев с печальной командировочной дамой. В коридоре играли дети. Замечательное свойство, которые мы, взрослые дураки, теряем — войти, увидеть, немедленно познакомиться и сразу играть. Признаюсь, для меня такой шум — праздник. Меня тянет туда, в гущу этих игр. Моя грустная соседка, как потом оказалось, серьёзный аудитор, страдала: стонала, ворчала, а уж когда из коридора раздался детский плач, разозлилась, прижала пальцы к вискам и стала грозить полицией. Я ушла к детям в коридор, плотно закрыв дверь, а когда малыши устали и были разобраны родителями по своим купе, вернулась к себе и обнаружила, что аудитор спала, натянув шапку до ключиц… И утром она, бедная, проснулась с головной болью и красными глазами… 

— Понимаете, — пожаловалась она, — я аудитор. Мне нужна тишина. Всегда и везде. Для меня детский шум, особенно, детский плач — это страшный раздражитель, токсичная отрава. У меня сразу начинается невроз и в голове путаются цифры. Мои самые страшные воспоминания в жизни — это утренники с участием моей дочери. 

Мне искренне было её жаль. Я даже боялась признаться, что еду в Киев на встречу с настоящей Мэри Поппинс, которая не просто не боится весёлого детского шума. Она его обожает. Более того, она его провоцирует. А детский плач умеет останавливать мгновенно. 

Зовут эту прекрасную волшебницу Марина Слободянюк. Она — основатель круглосуточного детского пространства "Парасолька", директор сервиса экспресс-нянь "Парасолька", общественный защитник прав детей, которых используют или вовлекают в попрошайничество. 

— Марина! Марина! — закричала я, увидев её. Чтобы все вокруг знали, что эта красивая девочка пришла ко мне! 

Потому что когда она вошла, вдруг зажегся в лобби отеля весь верхний свет, заиграла музыка, включилась и завертелась ёлка, все вокруг — и группа немецких студентов, и группа пожилых ухоженных дам, и девочки-мальчики на рисепшн — с любопытством вытянули шеи, заозирались, чтобы получше рассмотреть, что произошло, кто взмахнул волшебной палочкой.

А это, друзья мои, как говорится, просто ветер переменился и… вошла — хотела написать "влетела" — Марина с большим красным зонтом, букетом роз, с большой сумкой на плече, в которой были всякие необходимые для игр и обучения вещи, всякие чудеса, не исключено, что и рояль. Ну что ж, по закону жанра, раз я начала с Марининой сумки, мы к ней обязательно вернёмся, друзья мои. К этой сумке. Наберитесь терпения.

— Марина, однажды я зашла к маленькой тогда дочери во Дворец детского творчества в начале сентября, когда по коридорам забегали и зашумели дети, а директор Евгения Дмитриева распахнула дверь в свой кабинет и, сияя от радости, провозгласила: "Ну наконец-то! Вот и настоящая жизнь началась". А вы как относитесь к детскому шуму, — спросила я и рассказала о своей бедной попутчице-аудиторе, которая вышла из вагона совершенно больной после пытки этим самым детским шумом.

Причина всему — наше дезориентированное общество. У нас практически у всех абсолютная нетерпимость к детскому плачу в общественных местах: в самолётах, в поездах. Это ведь так элементарно помочь маме успокоить ребёнка. Есть всего несколько причин детского плача, они на поверхности: у ребёнка что-то болит, он хочет есть, он хочет спать и он хочет, чтобы на него обратили внимание. И если помочь маме удовлетворить эти потребности, ребёнок не будет раздражать окружающих. Это легко. Тебе нужно с ним заговорить. К тому же мама уверена, что её ребенок мешает другим людям. И она из-за этого нервничает. А ведь так легко на самом деле помочь…

Как-то я оказалась в машине с ребёнком, которому было полтора года. Подруга пошла к врачу и так получилось, что в силу обстоятельств она там задержалась. И мы с Максом провели больше часа в закрытой машине. У меня не было ключей, чтобы я могла выйти, закрыть машину, пойти с малышом выпить чаю. У меня с собой были в сумке только щипцы для завивки. Что мы только не делали с Максом за этот час. Именно тогда я поняла, что если я могу занять полуторагодовалого малыша щипцами для завивки на час и более, то с помощью какого-то минимального арсенала — разрисовок, карандашей, книжки я смогу многое. Ну как показала практика, так и получилось. И я поняла, что мне стоит этим заниматься. 

Однажды к Марине в "Парасольку" привезли семимесячного ребенка-грудничка. Мама предварительно покормила малышку и оставила немного сцеженного молока на тот случай, если ребенок проснётся. Ну а как же, крошка, конечно, проснулась. Голодная. Она быстро выпила это молоко, заворчала, закряхтела, раззявила ротик и принялась скандалить. Марина звонила маме, та была в метро, с ней не было связи. И Марина смогла быстро малышку уговорить и убаюкать. Понимаете, Марина убедила семимесячного ребёнка, что надо чуть-чуть подождать. "Ты немножко поела, — ласково бормотала Марина, — Скоро придёт мама. И всё будет очень хорошо". Марина обняла малышку, поносила её на руках, убаюкала. Малышка успокоилась и уснула. Не знаю, понял ли маленький человек слова, но интонация и тёплое беззаветное отношение в данном случае сыграли главную роль.

Марина — человек-строитель. Прогрессор. Она из тех, кто не потребляет настоящее в свою пользу, не подгребает жизнь под себя, а наоборот, создаёт будущее мира. И этим делает мир лучше. 

* * *

— Как вы думаете, Марина, какие качества и таланты надо иметь, чтобы стать няней? Ну вот эти самые щипцы. Кто бы такое придумал? Другая сидела бы в панике, ребёнок бы хныкал в лучшем случае, в ином — кричал, весь в слезах и соплях… 

Принимать ребёнка как равного. И главное — няне должно быть интересно с ребёнком. Не просто — выполнение обязанностей. Ей должно быть с ребёнком занятно, весело. Мне кажется, именно с этого вот и начинаются проблемы с воспитанием. Настоящая няня считает ребёнка тем, кто может тебя чему-то научить и напомнить тебе счастливые моменты, которые мы, взрослые забываем за суетой дней. Такая ежесекундная радость, например, как рождественская мелодия. Или как отражаются деревья в лужах, как падает снег. Вот у малышни это качество не притуплено. Мне нравится этому у них учиться. Мы так заигрываемся с нашими малышами, что с сожалением расстаёмся, когда за ними приезжают родители. 

* * *

Это ведь другая жизнь. Они, сотрудники "Парасольки", каждый день учатся у детей игре, воображению, лёгкости понимания и общения с другими людьми. Они, взрослые люди, учатся испытывать острые приступы счастья.

* * *

— Помню, мы с подростками в театре "Трудный возраст" на занятиях по развитию воображения придумывали дополнительные функции для обычного дуршлага. Девушка, которая придумала, что дуршлаг можно надеть как маску, загорать и добиться модных веснушек по всему лицу, поступила в педагогический вуз и стала…

… учителем?

— Нет, косметологом.

— Ну так в любой профессии нужна фантазия.

— И смелость. В вашей профессии особенно. Не всякий согласился бы сидеть с маленьким ребенком, как в вашем случае, имея в арсенале, всего лишь щипцы для завивки.

— Или дуршлаг.

— Или дуршлаг. Марина, как вы придумали "Парасольку"?

Дочери Соломии был год. Я снимала квартиру в Киеве у Жанны Федоровны. Она мне очень помогала с Солей и однажды отпустила в кино. Но "Сталкер" идёт больше трёх часов. И Жанна Фёдоровна позвонила мне: надо укладывать ребёнка спать, возвращайся… И тогда я поняла, что есть определённый запрос на то, чтобы мама хотя бы раз в неделю могла пойти в кино. Чтобы она не была привязана к бабушкам, потому что это достаточно непросто — весь вечер, а то и полночи сидеть с ребёнком. В Киеве найти няню вечером в выходной очень тяжело. Либо это стоит сумасшедших денег, либо никто не соглашается приехать в свой выходной. И тогда я стала думать и придумала "Парасольку". Постепенно сложила.

* * *

Марина мечтала о "Парасольке" и одновременно понимала, что не хочет заниматься своей специальностью — юриспруденцией, потому что это сводилось к кропотливой подготовке бумаг, которые в итоге и не всегда были нужны… В то лето она попала в серьёзную аварию…

* * *

У меня было время на размышления. И я подумала, что если вдруг меня завтра не будет, у Соломии должно остаться что-то, чем бы она гордилась: "Вот это делала моя мама". Я думала серьёзно, а что хорошо делает наша семья? Наша семья хорошо выращивает цветы и любит работать с маленькими детьми. К сожалению, моей бабушки уже не было, мне пришлось вспоминать, как она работала в детском саду: как она знакомилась, как кормила, как увлекала игрой… Поскольку я — продукт её воспитания, и не самый плохой, то, думаю, вот эта бабушкина схема работает, чтобы я в своём деле была счастливой. Это ведь задание каждого человека в этой жизни — быть счастливым. Остальное — вторично.

— Как начиналось? 

Слабоумие и отвага — наше всё (хохочет так, что на неё с удовольствием оборачиваются все посетители кафе, где мы сидим). Мне как-то сказала редактор одного журнала Наталия Гузенко: "Если ты идёшь своей верной дорогой и делаешь то, что должна делать в этой жизни, если ты занимаешься тем, что предначертано, пазл сложится. Тебе всегда будет, где переночевать, что поесть и о чем поговорить с умными людьми". Мы в этом мире — частичка какого-то пазла. И Бог все-таки большой художник.

— И шутник…

И шутник. И еще, ему тоже должно быть интересно.

— Вы арендовали квартиру… Кто-то рисковал, пуская к себе не квартирантов, а детское пространство…

Я искала помещение. Я понимала, что мне нужно сделать ремонт помещения, которое будет отличаться от обычного детского сада. Чисто случайно я нашла квартиру на Лютеранской, и вспомнила, как я, работая в Министерстве юстиции, бегая на обед, все время проходила мимо этого дома, и думала, что это один из самых красивых домов в Киеве.

— Вы тоже большой любитель знаков…

Да. Я посмотрела этот дом и поняла, что надо брать. Причем деньги тогда были по сравнению с другими вариантами не очень большие. Но у меня всё равно не оказалось тех денег, которые требовались. Мы поговорили с другом, причем, я знала, что и у него таких денег нет, я просила у него совета. Он сказал, что на следующий день в три часа мы встретимся, и он привезёт мне эти деньги…

Словом, в процессе построения моей "Парасольки" оказалось, что не так важны были деньги, как нужны были люди, которые могли понять и поддержать. Если человек видит, что ты горишь идеей, он всегда будет готов тебе помочь. Если же будет ясно, что это — всего лишь бизнес, тебе никто помогать не будет. Я счастливый человек. У меня хватает надёжных друзей…

* * *

А дальше было так: Марина нашла помещение. Сделала ремонт. Наняла персонал. Поместила рекламу. И первые несколько месяцев у них не было людей вообще. Марина все время спрашивала себя, что она сделала не так.

* * *

Поняла, что я — полный лузер маркетинга. Ничего не понимаю в рекламе, не умею продавать сервис. Я умела создать продукт, но не сумела донести до потребителей. Но для нашего сервиса, как оказалось, лучшей рекламой было сарафанное радио. Потому что когда вы ищете няню для ребёнка, вы не идёте в агентство, вы спрашиваете совета у других родителей, у своих подруг. Вы запрашиваете у них рекомендации. 

— Помните, кто пришёл первым?

Это был сынок моей подруги. Она как раз вышла после декрета на работу, ей нужно было где-то пристроить малыша. И она привезла его к нам в "Парасольку" 

Вы знаете, у нас происходят чудеса на каждом шагу. Например, ты работал с ребёнком, а потом ты опять встречаешься с ним по каким-то обстоятельствам… Через год. Это такие чувства — не передать! Массажисты говорят: "Я узнаю вашу спину". Дантисты узнают людей по зубам. Я же помню всех детей и родителей по именам, это одно из условий нашей работы, и навсегда запоминаю ладошку и запах ребёнка. Когда ты знакомишься с ребёнком, ты берёшь его за ручку. И когда он тебя обнимает, ты запоминаешь его запах. Нюхаешь макушку и запоминаешь.

— Каким образом вы принимаете няню на работу?

Я полтора года работаю с нянями. Возможно, у меня есть какой-то внутренний сканнер. Но за всё это время я ни разу не ошиблась. Мне не нужны рекомендации других людей. Я сама вижу, могу доверять этому человеку или нет. 

— Меня бы вы взяли няней? Правду!

Нет. Я бы взяла вас наставником. Преподавателем. 

— А я бы с удовольствием работала няней. 

Нет… Тут вот в чём дело. Вы полностью реализованный человек. И у вас есть дело вашей жизни. А ребёнку нужно уделять всё (всё! понимаете?) ваше внимание. Всегда. Дети очень тонко чувствуют, когда вы пытаетесь переключиться с него на что-то другое. И он всеми силами попытается вам помешать. 

— Откуда вы это знаете? У вас даже нет педагогического образования. Вы — юрист. И судя по отзывам, очень хороший юрист. 

Я уже говорила, что моя бабушка всю жизнь проработала воспитателем и заведующей в детском садике. И я вдруг поняла, что не надо сопротивляться тому, что у тебя в генах, что ты любишь больше всего…

— Неужели за всё время у вас не случалось конфликтов с родителями? Например, из-за еды. Или из-за оплаты, хотя даже по моим провинциальным меркам, цена у вас демократичная.

Мы сначала заказывали детскую еду. Но иногда у нас бывают дети вегетарианцев и веганов, аллергики. Чтобы случайно не ошибиться, мы решили исключить этот риск и перестали заказывать. Родители привозят ланч малыша к нам, мы разогреваем. 

Мы всегда говорим с нашими клиентами, не оставляя никакие вопросы без внимания. Буквально вчера у нас был очень тяжелый день. Я всегда выбираю маме оптимальную для ее ребенка няню, оптимальную скидку, оптимальные условия. И в конце концов, я не выдержала возражений и претензий одной из мам и отказала ей: "Мы не можем вам помочь. Есть другие сервисы, можете обратиться туда". Но потом я подумала, что фыркнуть легче всего. А сохранить хорошие отношения с клиентом дано не всем. Я написала этой женщине, объяснила, почему так случилось, что мы готовы обсуждать это все дальше. И она ответила, что у неё была трудная неделя и поблагодарила за нашу готовность найти решение.

— Почему вы думаете, что ребёнку обязательно нужна няня, если есть бабушки, дедушки, мама может сидеть дома…

Родители, бабушки и дедушки — для любви. Но у ребёнка должен быть наставник. Бабушки не всегда попадают в эту категорию. Потому что ребенок не захочет выслушать или не может возразить в силу семейной привязанности. Ему нужен независимый наставник со стороны. Когда у меня просят постоянную няню, я спрашиваю, а чего бы вы хотели? Какая она должна быть? Я спрашиваю, потому что ребенок будет зеркалить этого человека все время, пока он с ней, и долго позже, и даже когда они расстанутся. И главное в этой няне — это не стаж работы, не диплом. Это, например, то, что человек читает ежедневно, как он занимается собой. А, главное, как он относится к детям, к работе и что он будет транслировать ребенку. 

Вот в семье рождается ребенок. Мама в первые недели занимается малышом, отца переселяют в соседнюю комнату в лучшем случае, в ином случае — он плохо спит, нервничает и отдаляется… Очень часто случается, что браки в первые три года ребенка рушатся. Мы не научены запрашивать помощи у нашего партнёра. А мужчины не научены оказывать помощь женщине. Считается, что достаточно того, что он работает и зарабатывает средства на семью. Одна из миссий сервиса "Парасольки" — чтобы родители находили время на себя и друг на друга. Погуляли, побыли вместе, сходили в кино. Чтобы мама могла спокойно пойти в салон и выглядеть красивой и ухоженной.

— Марина, сегодня появился очень модный и удобный для жизни слоган: "Будь прохожим". Это совсем не о вас. Вы стали заниматься защитой прав детей, которых используют в попрошайничестве. Мне казалось, что после выхода закона об ответственности за использование или вовлечение детей в попрошайничество, это уже закончилось. По крайней мере, у нас эти "актёрки", подвывающие один и тот же текст с уставшими, как правило, спящими детьми, исчезли.

Я жила на Лукьяновке и у нас были узбечки-попрошайки. После долгой работы, после звонков, они ушли из Киева. Состоялся так называемый ребрендинг. Пришли другие. Это очень большой и опасный бизнес, это — мафия.

Я заметила, что каждый выход из метро в Киеве "покрывается", условно говоря, нищим — либо это псевдоучастник АТО в военной форме, либо бабушка с букетиками, которые она якобы выращивает у себя в саду, но у неё при этом их много ежедневно, их столько, этих букетиков, как будто у неё не сад, а плантация. Тем более зимой. Это ребята без ног, которые сидели на Крещатике, а сегодня они уже с ногами сидят в другой точке. Когда мы с полицией забрали женщин с детьми в ювенальную превенцию, и когда я возвращалась, на их местах уже стояли бабушки-побирушки. Можете себя представить логистику у этой махины. 

О попрошайках с детьми. Когда гражданки Узбекистана, взамен выдворенных, опять появились с детьми в Киеве, мы опять их встретили, и я опять попросила их не стоять на улице с детьми. Мы сначала пытались мягко объяснить — что детям холодно, что есть закон. Но они, в отличие от предыдущих узбечек, которые еще чего-то боялись, были абсолютно оторванные, без тормозов. Как показывает практика, они знают, как разговаривать с людьми. Мне она хамит, угрожает, полицейских слёзно умоляет. Я добилась того, чтобы ребенка, которого несколько дней держали на улице при температуре -5 отвезли в больницу. Его обследовали, с ним всё в порядке. Владельцы этого грязного бизнеса берегут детей. Кормят, одевают тепло, потому что это источник дохода. Найти детей, чтобы попрошайничать, сложно. 

— А как реагирует полиция на ваши звонки?

Когда мы обнаруживали нищенок с детьми, мы вызывали наряды полиции. Они принимали вызов и в первое время приезжали. Проводили беседу, сгоняли с мест "работы". Женщины опять появлялись там же. Я снова звонила в полицию. Недавно я вызывала полицию четыре раза. И ни на один вызов не приезжал патруль. Мне просто повезло, когда мне удалось вызывать наряд. На Крещатике проходило мероприятие, и там было много полицейских. Они пришли не потому, что субъект проблемы — ребёнок, а потому что мероприятие. И не должно быть каких-то лишних раздражителей. Не зря у нас в стране много претензий к новому институту полиции. Они аморфны, недостаточно образованы. Неопытны. И не работают над собой. 

— Как и раньше, и всегда, чтобы решить серьёзную проблему, всё упирается в личные связи.

Да. В полиции надо иметь своего человека, чтобы защитить чужого ребёнка. Никто не будет этим заниматься. Иначе это было бы бесконечно: мы вызываем патруль, женщин забирают, отпускают, выдворяют, на их место приходят другие. Причем, дети у них на руках — граждане Украины. Мы не знали, на кого выйти, кого вызывать… 

— Расскажите о последней истории, когда вы добились, чтобы ребенка обследовали в больнице, чтобы женщину все-таки забрали и допросили в службе ювенальной превенции.

Мы привезли в ювенальную превенцию попрошайку с ребёнком. Я сказала: если вы ее отпустите, я ее привезу завтра… Они поняли, что им легче сегодня решить эту проблему, чем завтра снова со мной встречаться… Потому что я заявила, что пока мы не решим эту проблему, я не уйду. И подниму такой шум, что мало не покажется. И вообще, я очень хорошо училась. Я знаю законы. 

Женщина эта прямо в ювенальной превенции стала мне угрожать. Ну и выяснилось в результате, что это был не ее ребенок. Но когда его забирали в детскую больницу, она, эта узбечка, кидалась на работника превенции, как кошка. Нет, не потому что переживала за ребёнка. Они все живут где-то под Киевом общиной, снимают один дом. И каждое утро им выдают ребенка на руки и говорят, что сумма должна быть такая-то, и если ты возвращаешься без ребёнка, ты понесешь наказание. После того, как ребёнка у неё забрали, мы их не видим в городе. Но туда, где она сидела, в тот день сразу же вышли двое на замену.

— Это тот же уровень опасности, как и торговля наркотиками… 

Да. Первое время я боялась. Какого уровня люди в этом задействованы, можно только себе представить… Но кто же, как не мы? 

— Вас не спрашивают, почему вы это делаете? Когда я или мои друзья хватаются за телефон, нам обязательно говорят: "А тебе это надо?" Правда, у нас не таскают детей на паперть. У нас цинично эксплуатируют старые данные и фотографии из Интернета по сбору средств на операции детям, которых или уже, к счастью, прооперировали без участия попрошаек или, к несчастью, уже нет в живых. При этом не особо соблюдают тонкости по формулировке диагноза, рассчитывая, что подавать-то все равно будут простые люди, как правило, старики, не очень разбирающиеся в смертельных диагнозах…

Да. Самый страшный вопрос полицейских: "Зачем это вам нужно? Кто вы такая? Это ваша работа?" Я отвечала: "Я — мама, женщина, гражданин Украины. Неужели вам этого недостаточно?.. Я ходила мимо этого ребенка неделю. Был какой-то приличный минус на улице… Минус пять-шесть…Она четыре часа сидит с ним на морозе… У ребёнка носик синий от холода. И я ничего не могу сделать.

— Как вы думаете, каков все-таки способ решения этой проблемы?

Поскольку полиция, государственный орган, ничего не делает, нам нужно больше об этом говорить и разъяснять людям, что если вы подаете женщине с ребенком или псевдо
АТОшнику, или старухе с букетами; если вы кидаете деньги в коробку якобы для АТО на улице или на рынке, вы помогаете не этим людям, не этому ребенку или инвалиду, вы поддерживаете мафию. Это гигантское мошенничество. И обогащается маленькая группа мошенников, которые эксплуатируют ваши добрые чувства.

— Как воспитать у людей уважение к закону? К Конституции страны?

Как кто-то сказал: "Начни с себя и своей семьи. На твой век хватит".

— Вы получили хорошее домашнее воспитание. Как мама относится к вашим поступкам, решениям?

Мама поддерживает меня. У меня вся семья такая. А воспитывали меня на личных примерах. Ничего не значит для ребёнка слово, если это слово не подкреплено действием. То есть если родители читают, дети будут читать. Если мама целый день решает проблему соблюдения прав ребенка, которого используют в попрошайничестве, её дочь Соломия поймёт, почему её забрали из школы позже всех. Главное, ребёнку объяснить и показать пример. 

— Давайте вернёмся в "Парасольку". Расскажите, чем у вас там занимаются дети? Кто там работает? Все ли остаются в вашей команде? 

В нашем пространстве "Парасолька" нет телевизора, компьютера или гаджетов для детей. У нас море развивающих и успокаивающих игрушек. Мы с детьми гуляем, читаем, играем, рисуем, мастерим, вырезаем… У нас есть подиум, как сцена… По субботам мы делаем пижамные вечеринки с детками. На большом экране смотрим мультфильм, который дети обсуждают и за него голосуют.

На осень и зиму мы переключились на выезд. Няне легче приехать к ребёнку домой. Первое время мы принимали на ночь деток у себя, но после анализа, обсуждений, мы поняли, что ребенку до полутора лет нужно быть дома: с ним можно гулять, посещать музеи, да, посещать музеи, они очень многое понимают, поверьте. Но укладываться спать — дома, в привычной обстановке.

Кто работает со мной? Притягиваются люди, которые похожи на меня. У меня работает девочка 17 лет, это энерджайзер, включается сразу, обожает детей… И работает женщина, которая состоялась, у неё двое детей и основная работа. Но она очень любит работать в "Парасольке". 

Есть люди, которые научились и уходят. Тяжело не привязываться к хорошим людям, но утешает уверенность— человек себя найдет в жизни, а ты улучшаешь общий уровень культуры человечества (смеётся).

— Какой совет вы дадите родителям, которые ищут няню своему ребёнку?

Прислушивайтесь к своему сердцу и к мнению своего ребёнка. Наблюдайте отношение ребёнка к потенциальной няне. И еще важное — вы требуете рекомендаций и знания ее биографии с девятого поколения, но при этом не берёте эту няню за руку и не ведёте её на профилактический осмотр в поликлинику… Няня обязательно должна проходить качественный медицинский осмотр хотя бы раз в полгода.

— О чем мечтаете? Какие у вас планы?

Мы сейчас ищем нянь, которые владеют английским и французским языками. Есть в Киеве много семей, которые хотят, чтобы ребёнок слышал иностранный язык и не боялся в будущем преодолевать языковой барьер.

А мечта… С недавних пор у меня появилась мечта — я хочу быть директором парижского Диснейленда. 

* * *

Всё хорошее когда-нибудь кончается. Марина убегала в свою "Парасольку", а мне надо было собираться домой. Мы обнялись, Марина сказала: "Откройте ваш блокнот…"

Я открыла. Марина зачерпнула ладонью что-то в недрах своей сумки (вот! я же обещала к ней вернуться!) и высыпала всё это странное в середину блокнота, захлопнула его и сказала: "Увидите". Открыла зонт и — тут я хотела написать "взлетела" — и зашагала, стуча каблучками. Я с любопытством пролистала страницы блокнота, но ничего там не обнаружила.

* * *

В декабре темнеет рано. Киев — город занятой. Ему совершенно нет до меня дела. Я, боясь пробок, приехала на железнодорожный вокзал задолго до отправления поезда. Зашла в кофейню, тут же к моему столику подвалила смуглая девочка-подросток, то ли цыганка, то ли узбечка, и, шмыгая носом, заныла что-то невразумительное, требуя денег. Я, памятуя слова Марины о том, что, "подавая, вы кормите не нищих, а людей, которые не ценят человеческую жизнь", решила, что денег не дам, но покормлю. Достала из своей сумки круассаны, шоколадный батончик, яблоко и вместе с яблоком из сумки вылез мой блокнот, упал на стол, распахнулся, и вдруг из него полетели маленькие невесомые блестящие нарядные звездочки. Они не падали, а парили вокруг нас с девочкой, как снежинки, легко опускаясь мне на пальто, в чашку с кофе, на плечи сидящих неподалёку, они опускались и опять взлетали… Девочка, раскрыв рот, как зачарованная смотрела, как звёздочки ловили свет, играли с ним, вертясь, порхая и сияя еще радостней. С улицы послышался резкий порыв ветра. 

— Ветер переменился… — заметил кто-то, — наверняка пойдёт снег.

Это Мэри Поппинс возвращается, — хотела сказать я на прощанье. И сказала.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Наталия Олейник Наталия Олейник 12 січня, 22:49 Прочитав про "Парасольку" я обрадовалась. Про такой мини - детский сад для деток мечтала с молодости. Но для меня эта мечта так и осталась мечтой. Марина, вы делаете очень очень нужное и важное для развития деток дело. Дай Бог вашей "Парасольке" процветать и в будущем. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно