Кто вам сказал, что я слаба?

7 ноября, 2014, 21:30 Распечатать

Студентка взяла академотпуск и поехала воевать. У Нины длинные волосы и красивый маникюр. И еще она любит ходить на высоких каблуках. Однако месяц назад девушка была в сапогах, военной форме и с оружием в руках. Через несколько дней она снова отправляется в зону АТО, где с ее ногтей сойдет этот пурпурный блестящий лак...

У Нины длинные волосы и красивый маникюр. И еще она любит ходить на высоких каблуках. Однако месяц назад девушка была в сапогах, военной форме и с оружием в руках. Через несколько дней она снова отправляется в зону АТО, где с ее ногтей сойдет этот пурпурный блестящий лак...

Когда объявили о создании Национальной гвардии, Нина сразу решила, что пойдет в военкомат и попросится в зону АТО. Она с самого начала была уверена, что ее место там. Но и сейчас, после двух продолжительных и изнурительных "командировок" на Донбасс, ей часто приходится слышать: "Девушкам на войне не место!".

Тебе еще рожать!

— Когда на Майдане объявили о создании Нацгвардии, решили, что девушек не будут принимать. Я не могла понять, почему. Чего девушки не могут делать из того, что могут парни? 

Когда первый батальон Нацгвардии проходил обучение, Нина за всем наблюдала, ведь там было много ее друзей с Майдана. А когда объявили набор во второй — решила записаться.

— Пришла на медкомиссию в воинскую часть. Там спросили, есть ли у меня медицинское образование или образование повара. Услышав отрицательный ответ, удивились: "Так кем ты себя видишь на фронте?". Ответила просто: "Кем угодно!". Учли мою настойчивость и таки дали направление. Я прошла медосмотр. Пообещали позвонить по телефону, но никто не позвонил. Случайно узнала, что надо прийти на следующий день в десять. Пришла. А командир батальона говорит: "Можешь даже не соваться, тебя все равно не возьмут". И так повторялось несколько раз. 

Попасть на обучение Нине и еще одной девушке помог начальник медицинской части. Сказал, что может немного подучить, и тогда их возьмут медсестрами. Нина быть медсестрой не хотела, но согласилась, поскольку это была единственная возможность попасть на военную подготовку. На базе девушек поселили в медпункте, а все новобранцы жилы в палатках. Сказали, что на военную подготовку можно не ходить. Но девушки решили, что будут тренироваться вместе с ребятами. В отличие от командования, ребята их поддержали.

— Солдаты записали нас в свой взвод. Они относились к нам, как к равным. Их поддержка была крайне важна. Мы каждое утро вставали на зарядку, тренировались, делали все полностью. За неделю начмед понял, что у нас душа не лежит к медицине. Велел переселяться в палатку. Думал, что испугаемся. А мы быстро побежали собирать вещи.

Во время "распределения должностей" опытные военные в который раз пытались убедить Нину, что война — дело не женское, что лучше ей быть медсестрой. Еще рассматривался вариант назначить связной. В конечном итоге так и получилось. Де-юре Нина до сих пор считается связной. Хотя у рации уже не сидит — стоять на блокпосту ей нравится больше. 

— Когда приехали в Изюм, в штабе АТО снова паника: "Девушка?! Нет, ты не поедешь, там нет воды!". Главный аргумент: "Тебе еще рожать!". В тот день, когда мой взвод отправляли в зону боевых действий, я просто села и поехала. Ни у кого ничего не спрашивала. А что мне могли сделать? Я же доброволец. 

Нина, Надя, Настя

Тогдашняя дислокация их взвода — гора Карачун. Оттуда наблюдали за перемещениями сепаратистов возле Славянска и Краматорска. Во время обстрела передавали нашим артиллеристам информацию, откуда ведется огонь. Стрелять Нина научилась весьма неплохо. На учениях у нее был третий результат из всего взвода. Она этим чрезвычайно гордится, поскольку это еще один шанс доказать — с оружием она может справиться не хуже мужчин. 

— Приходилось ли уже стрелять не только в мишень?

— Пока что нет. Мы еще ни разу не вступали в ближний бой. Нас постоянно обстреливали из тяжелой артиллерии, в основном из минометов. А у нас только автоматы были. Мы же не будем из автоматов отстреливаться... 

— Сможешь выстрелить в человека?

— Это трудный вопрос. Я ведь не нападаю, я защищаюсь. И это большая разница. Я не смогла бы убить безоружного. Наверное, не выстрелила бы первой. Но если на меня будут нападать, а за моей спиной люди, которых я должна защищать, то да, выстрелю. 

Нина говорит, что бытовые условия совсем не были проблемой. Хотя иногда по пять дней приходилось обходиться без душа и не спать несколько суток подряд. Говорит, что тяжелее всего все-таки морально. Особенно угнетало то, что не было нормальной техники. Если бы на блокпост напали, вряд ли удалось бы отбиться. 

— Как родные относятся к тому, что ты в зоне АТО?

— Когда сказала маме, что записалась в Национальную гвардию, она плакала, но понимала, что отговаривать бессмысленно. А когда узнала, что я хорошо стреляю, говорила: "Нина, вперед! Надо это закончить, столько людей умирает!".

На горе Карачун девушка пробыла около месяца. Потом на три недели вернулась домой и снова поехала на Восток. На этот раз взвод стоял в районе Дебальцево, на въезде в городок Углегорск. Их блокпост был последним на территории, контролируемой украинскими войсками. Через него проезжали наблюдатели ОБСЕ, а однажды с переговоров ехал российский генерал в военной форме.

Условия здесь были немного лучшие: вместо палаток разместили в покинутых домах. В одном из них осталась неплохая библиотека. Нина брала книги и читала в свободное от дежурства время. Теперь во взводе она была единственной девушкой, а в роте — трое. Ротный, кадровый военный, долго не мог привыкнуть, что у него в подчинении три девушки. 

— У нас у всех имена начинаются на букву "н": Нина, Надя, Настя. Он нас называл тремя ведьмами. Были еще разные смешные моменты. Как-то стояла на блокпосту ночью, когда как раз возвращались наши разведчики. Связались по рации. Они называют себя, я отвечаю. Пауза.

— Ты девушка? 

— Девушка. 

— Что ты здесь делаешь?

— Стою на посту.

— С оружием?! 

Нет, думаю, вот, стою без оружия, просто решила вечерней перестрелкой полюбоваться! Почему-то все уверены, что если девушка, то никак не может быть с оружием… Потом приходили другие солдаты, чтобы убедиться, что на посту стоит девушка. Очень с этим трудно. Но таких девушек, как я, на фронте становится все больше и больше. 

После войны Нина хочет поступить в Харьковскую академию внутренних дел.

— Я всегда мечтала быть милиционером, работать в правоохранительных органах. Возможно, теперь мне будет легче осуществить свою мечту. Однако я не против и к геологии вернуться (Нина взяла академотпуск, она студентка геологического факультета. — В.Ч.). Но если будет возможность пойти в правоохранительные органы, я точно воспользуюсь шансом. Это мечта с детства — всегда видела себя военным. 

Когда первый раз вернулась в Киев, зашла в метро — а люди едут себе по своим делам. Кто-то — на шашлыки, кто-то — в кино. Все живут своей жизнью. А в нескольких десятках километров — взрывы, выстрелы и смерть. Трудно мне дался этот контраст. Я старалась. Ходила на пары. Но ничего не слышала и не видела. Перед глазами была война. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно