Тонкости украинского Корана

10 апреля, 2015, 00:00 Распечатать

ZN.UA поговорило с переводчиком Корана Михаилом Якубовичем. В свои 28 он уже успел стать кандидатом исторических наук, научным сотрудником Острожской академии, пройти стажировку в Варшаве, Медине, Принстоне, опубликовать несколько монографий и более 70 научных исследований.

 

В конце апреля к массовому читателю придет Коран на украинском — это будет уже второе издание. Впервые он был напечатан в 2013-м в Центре имени короля Фахда в Саудовской Аравии, а в Украине найти книгу можно было разве что в исламских центрах. ZN.UA поговорило с переводчиком Корана Михаилом Якубовичем. В свои 28 он уже успел стать кандидатом исторических наук, научным сотрудником Острожской академии, пройти стажировку в Варшаве, Медине, Принстоне, опубликовать несколько монографий и более 70 научных исследований.

— Доступность Корана на украинском языке — это событие в нашей стране? Есть интерес читателей?

— Думаю, да. Хотя люди у нас обычно заняты другими, далекими от культуры вещами. Впрочем, я сужу по своим друзьям: даже убежденные последователи христианства или других религий демонстрируют большой интерес к позициям мусульманства. Спрашивают: "А как там в Коране? Мы хотим почитать, но на родном, украинском языке". Важный показатель и то, что издатель взялся за этот текст, — он тоже ориентируется на определенную аудиторию.

— Почему вы заинтересовались востоковедением?

— Мой отец некоторое время жил в Средней Азии, и потому я с детства знакомился с восточным миром. Впоследствии учился на отделении религиеведения в Острожской академии. Уже в период учебы у меня возник интерес к исламской традиции, и конкретно — к Корану. А отсюда интерес к арабскому языку и другим вещам, связанным с арабской культурой.

— Что подтолкнуло переводить такое сложное произведение, как Коран?

— Я принялся за то, что сам хотел бы читать. Кроме того, ощутил необходимость в украинском переводе как ученый. До сих пор не существовало полного текста Корана в переводе на украинский с арабского, только частичные. Точнее, есть два полных перевода, но ни один из них не был переведен с языка оригинала. Один текст переведен с немецкого, ему уже 100 лет (его, кстати, так никогда и не переиздавали), и еще один перевод сделан с русского языка. Я стремился создать перевод с языка оригинала. В Украине мне попадались докторские диссертации, в которых цитаты из Корана давались в русском переводе, сделанном с перевода английского. Двойной перевод, представьте себе! Что осталось от первоначального смысла? Почти ничего.

— Если в Украине так мало знатоков арабского, с кем вы консультировались во время работы над переводом?

— Сейчас я много езжу по миру, поэтому имел возможность советоваться со многими учеными. Кроме того, замечания высказывали мусульманские деятели и простые читатели. Но должен подчеркнуть: Коран — книга принципиально не переводная.

— То есть?

— В исламской традиции считается, что Коран — это прямое слово Божье, так что его текст может быть только на арабском языке. Поэтому перевод Корана не считается самим Кораном, это лишь понимание переводчика, более-менее оправданное, но оно не имеет никакого ритуального значения. Нельзя, например, читать Коран в молитве на украинском, русском, английском или на любом другом языке. Коран читается исключительно на арабском, даже если ты не понимаешь его. Таким образом на самом деле молятся много мусульман. Например, когда в Саудовской Аравии мой перевод проходил проверку, я познакомился с шейхом Мухамедом Си-Хаджем из Алжира, который переводил Коран на язык амазыги (язык берберов. — В. Ч.). Он сначала не знал арабского, но еще тогда выучил весь Коран наизусть. А уже со временем овладел языком и начал понимать смысл текста. Такие феномены тоже случаются, это свидетельствует о сакральности текста, она выше, чем слово. 

— Насколько возможно читать Коран как художественную книгу? Например, людям, которые не являются мусульманами.

— Здесь все зависит от уровня мотивированности и заинтересованности. Да, будут определенные трудности: некоторые понятия, концепции, смысловые конфигурации вызовут вопросы. Но если человек заинтересован, то может найти в Коране многое для себя. Единственное, что следует понимать: Коран — это не тот текст, который надо читать методически с начала до конца. Надо начинать с более простых сур, Мекканских, а затем уже переходить к Мединским…

— Как бы вы оценили положение, в котором сейчас находятся мусульмане в Украине?

— Сейчас мусульманская община Украины оказалась разделенной на три части: крымскую, мусульман, живущих на Донбассе, и тех, кто живет на материковой части Украины.

Многие крымские татары и мусульмане с востока переселяются в западные регионы. У местной власти опыт сотрудничества с такими общинами очень ограничен, они просто никогда не имели с ними дела. Сейчас каких-то трудностей нет, но проблемы могут возникнуть. Местные власти в западных регионах не всегда понимают, что нужно немного забыть о своей традиционном, часто показном христианстве и мыслить несколько шире, по крайней мере выполнять закон. 

Что касается Крыма, то ситуация там сейчас очень неоднозначная. С одной стороны, там строят и открывают новые мечети, а с другой — вытесняют наиболее активных мусульманских лидеров за пределы полуострова.

В Донбассе ситуация еще более неопределенная, все будет зависеть от глобального решения вопроса Донецкой и Луганской областей. События, происходящие сейчас в Украине, очень сильно затронули мусульман, и, конечно, положительного влияния они не имели.

— Возможны ли конфликты вследствие переезда многих мусульман в западные регионы?

— Я тоже выходец из Западной Украины. У нас здесь моноэтнический и монорелигиозный регион. Конечно, христианство тоже разделено на свои деноминации. Сейчас стоит вопрос строительства мечети во Львове, и здесь уже есть определенная полемика: некоторые представители общественности высказывают очень осторожные опасения по этому поводу. Я не вижу негативных проявлений, но, мне кажется, здесь, в Западной Украине, нужны какие-то программы, проекты, связанные с межрелигиозным диалогом. Мой перевод Корана, который, я надеюсь, будет представлен и во Львове, будет этому способствовать. Когда люди откроют его, то увидят, что ислам, собственно, во многих моментах очень близок к христианству. Тот, кто знаком с Библией, найдет в Коране очень много уже известного. Я думаю, что отношение будет меняться к лучшему, потому что нам теперь религиозные конфликты абсолютно не нужны. Наоборот, нужно сплачиваться и показывать, что возможно мирное сосуществование, такое как, собственно, и было в Украине.

— Известно, что Крым — территория компактного проживания мусульман в Украине. Есть ли еще такие территории?

— Прежде всего, это Донбасс. Поэтому, как ни странно, от нынешних событий мусульманская община пострадала чуть ли не наиболее. Что касается мусульман в Донбассе — называют цифры 40–50 тысяч. Мне неизвестно, насколько они соответствуют реалиям, поскольку у нас никогда не велась централизованная статистика верующих, только религиозных общин. 

— То есть точной статистики количества мусульман в Украине нет?

— Озвучиваются цифры 1,5–2 млн, но я лично — как и многие другие исследователи — в этих данных сомневаюсь. Мне кажется, что наиболее реалистичная цифра — 500–600 тыс., включая мусульман Крыма. На полуострове проживало около 300 тыс. мусульман Украины. Сколько выехало — неизвестно. Пишут разное: 10, 20 тыс., но конкретных цифр тоже нет. Можем предположить, что исламская община на территории, которую контролирует Украина, с учетом Донбасса, уменьшилась более чем наполовину. 

— Насколько украинское общество толерантно к другим религиям?

— Вопрос в том, как оценивать эти толерантность или нетолерантность. Определенный уровень подозрения в отношении к чужому — естественный для человека, в этом нет ничего плохого, но если он переходит в насилие или непринятие, причем безосновательное — тогда это уже негативное явление. Недавно проводилось социологическое исследование, по результатам которого глава Духовного управления мусульман Украины Шейх Саид Исмагилов озвучивал цифры по религиозной толерантности. Оказалось, что по крайней мере большинство опрошенных — а исследование проводили в 14 областях — не имеют ничего против мусульман, ислама, строительства мечетей в своем городе. Но проблема в том, что могут возникать небольшие группы радикального или популистского толка, которые будут мобилизовать небольшой процент населения. Можно просто создать нужную картинку благодаря проплаченным митингам, как у нас это делалось и делается. Сейчас случаи дискриминации немногочисленны, хотя определенные опасения наблюдаются. Несмотря на проблемы, уровень религиозной толерантности можно признать удовлетворительным. Украинцам от природы присуще своеобразное равнодушие к чужому. Это равнодушие иногда имеет положительное измерение: "Не трогайте нас, мы не тронем вас".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно