ФилантроДиагностика: сектор благотворительности — зеркало общества - Персоналии - zn.ua

ФилантроДиагностика: сектор благотворительности — зеркало общества

3 марта, 2016, 20:00 Распечатать

Неделю назад американское издание Forbes обнародовало результаты международного опроса по итогам благотворительности/филантропии 2015 г. Самыми мощными определены следующие тренды: инвестиции во влияние, партнерская филантропия, фокус на устранение глубоких причин социальных проблем, венчурная филантропия. Другое издание, Inside Philanthropy, в своих прогнозах на 2016-й к вышеупомянутым добавило tech-филантропию и социальные инвестиции в рабочие места.

 

 

Неделю назад американское издание Forbes обнародовало результаты международного опроса по итогам благотворительности/филантропии 2015 г. Самыми мощными определены следующие тренды: инвестиции во влияние, партнерская филантропия, фокус на устранение глубоких причин социальных проблем, венчурная филантропия. Другое издание, Inside Philanthropy, в своих прогнозах на 2016-й к вышеупомянутым добавило tech-филантропию и социальные инвестиции в рабочие места. 

А народные депутаты Украины так и не смогли принять зарегистрированный год назад пакет законов относительно запуска смс-благотворительности. И парламентский комитет по вопросам культуры и духовности на последнем заседании единогласно отклонил законопроект, который позволил бы создавать благотворительные эндаументы и передавать их в управление компаниям с целью получения прибыли для дальнейшего ее инвестирования в решение социальных проблем. Сможет ли украинский благотворительный сектор догнать своих западных коллег, и что для этого нужно — об этом участники VIII Международной конференции УФБ "Стратегическая филантропия: искусство менять мир" говорили 25 февраля в Киеве.

Красноречивым отражением того, как живет и развивается украинский сектор благотворительности, является нынешний стиль функционирования нашего государства. Мы научились быстро генерировать миллионы на тушение пожара — т.е. на адресную помощь, вместо того чтобы финансово поддерживать меры для устранения коренных причин социальных проблем. Вместо партнерской филантропии, предусматривающей создание различных инструментов для объединения финансовых ресурсов, мы привлекаем мощные маркетинговые технологии для промоушна собственной благотворительной деятельности и чтобы потопить "конкурентов". Мы не верим в возможность поддержки долгосрочных системных проектов. Для большинства из нас важен не результат от вложенной в благотворительность гривни, а сам процесс и мгновенное удовлетворение от него. Место же венчурной филантропии сейчас активно занимают небольшие группки мошенников, ловко собирающие "сливки" с открытого для благотворительности общества. 

Адресная благотворительность vs стратегическая филантропия

Термины "благотворительность" и "филантропия", которые для большинства обычных украинцев являются тождественными, несут в себе разную идеологическую нагрузку. Благотворительность — это мгновенная помощь здесь и сейчас, ориентированная на облегчение последствий сложных общественных проблем. Филантропия — вклад, результаты от которого увидеть сразу невозможно, ибо он работает на выработку долгосрочных решений, чтобы преодолеть актуальную проблему в целом или минимизировать ее проявления. 

За последнее время количество вовлеченных в благотворительность украинцев возросло втрое. А вот количество филантропов растет крайне медленно. Это видно из объема финансирования в 2015-м: на проекты адресной помощи, размещенные на сайте Украинской биржи благотворительности (УББ), собрано свыше 25 млн грн, а на системные социальные проекты, которые размещены на краудфандинговой платформе Bigggidea, — около 2,5 млн грн.

Неготовность общества думать о завтрашнем дне, а иногда и сопротивление, являются одним из существенных факторов медленного развития филантропии. Хрестоматийный пример — инициатива "Родина Майдан", которая возникла в феврале 2014-го и собрала 54 млн грн в поддержку семей Небесной сотни. По замыслу основателей часть средств должны были вложить в долгосрочные программы медстрахования и поддержки образования детей этих семей до достижения ими совершеннолетия. Для разработки наиболее благоприятных условий среди международных страховых компаний и банков был проведен конкурс. Однако общественное сопротивление долгосрочным инициативам не дало этим планам реализоваться — все деньги передали семьям. И вот теперь, через два года после трагических событий, семьи требуют от государства пенсий на образование и лечение детей.

Однако, по мнению соучредительницы Bigggidea Ирины Соловей, процесс развития филантропии в Украине уже запущен — переход от адресной благотворительности к системным филантропическим программам все же начинается, хотя и очень медленно.

"Волонтерское движение в Украине ежемесячно привлекает для адресной помощи миллионы гривен, — рассказывает г-жа Соловей. — На организационном уровне эти волонтерские группы решают также сложнейшие логистические задачи, контролируют стоимость медицинской и доступность психологической помощи. Они отчитываются онлайн, соблюдают все правила документооборота и требуют этого от своих бенефициаров и партнеров. Таким образом, они выступают основным двигателем системных изменений в контексте прозрачности кроссекторального взаимодействия. 

Можно также говорить и о стратегической роли филантропов в Украине — в тесной связи с культурой благотворительности с перспективой на развитие. Эта культура у нас именно сейчас зарождается. Она характеризуется нарастанием среди благотворителей тенденции фондировать проекты, которые показывают результат, имеют устойчивые команды и действуют по принципу максимизации социальной отдачи на задействованные ресурсы. Тенденция направления ресурсов в развитие наблюдается как в областных, так и в районных городах".

Как только большинство украинцев осознают разницу между благотворительностью и филантропией, поймут, что филантропия может стать мощным двигателем развития общества, — мы перейдем на более качественный уровень восприятия и развития благотворительности как отдельной экосистемы, требующей отдельных законов и правил игры. 

Мы сможем не только мечтать, но и подготовить собственный общественный договор между благотворительным сектором и Кабмином, как это уже несколько лет делают в Нидерландах. Основным фактором, который помог объединиться филантропам и правительству в Нидерландах, стало общее понимание и планирование качественных изменений в стране. В 2011 г., в связи с мировым финансовым кризисом, был подписан общественный договор между правительством и филантропическим сектором. В нем закреплены обязательства обеих сторон: правительства — создавать благоприятные условия для деятельности сектора, сектора — решать определенные социальные проблемы в стране. Эти обязательства реализуются выполнением саморегулируемых стандартов, которые после трех лет дискуссии приняли все игроки благотворительного сектора страны. А контролирует их выполнение не государство, а специальное аудиторское агентство, основанное самим сектором.

Теория изменений для филантропов

По мнению Фенеллы Роуз, британского эксперта по вопросам развития филантропических программ и экс-директора нескольких частных фондов в США, основным двигателем для развития и внедрения качественных филантропических программ должно быть понимание теории изменений, которую она использует в работе с частными донорами и компаниями при планировании их филантропической деятельности на протяжении последних 15 лет.

"Представьте себе, что в один летний день вы устроили с друзьями пикник на берегу реки, — начала свое выступление на конференции г-жа Роуз. — Вы наслаждаетесь погодой, природой, общением. И вдруг видите в воде ребенка, пытающегося удержаться в бурном потоке. Конечно, большинство из нас бросится на помощь. Представьте, что вы спасли ребенка, обогрели, успокоили и вдруг увидели в воде еще трех детей. Вместе с друзьями вы снова броситесь в воду, снова спасете, обогреете, успокоите, а тут... 10 детей в воде. А дальше сотни или тысячи. Что вы будете делать в этой ситуации?".

Эта история — яркий пример отличия между поведением благотворителей и филантропов. Благотворители будут спасать жизни детей здесь и сейчас. А филантропы начнут искать причину — почему дети оказываются в воде? И самым большим вызовом для них станет определить настоящую причину и построить стратегию ее устранения. Возможно, надо построить мост, чтобы дети не падали в реку по дороге в школу, а возможно — работать с людьми, выбрасывающими детей в воду из-за своего вероисповедания. Решений может быть множество. Главное — определить те, что действительно помогут изменить ситуацию.

Первые благотворительные организации, начавшие использовать теорию изменений на практике, в Украине уже появились. "Мы, благотворители, несем большую ответственность прежде всего перед теми, кто ждет от нас поддержки, и перед теми, кто предоставляет нам средства или другие ресурсы для воплощения программ этой поддержки, — отмечает президент благотворительного фонда "Запорука" Наталия Онипко. — Теория изменений — это, в сущности, описание того, как и почему желательные изменения должны произойти, какие для этого должны быть созданы условия, и какие ресурсы нужны. Использование данного подхода может быть полезным и для новичков сектора, и для уже действующих организаций. На этапе создания проекта важно проанализировать, приведет ли запланированная деятельность к желаемому изменению, т.е. что изменится, когда, например, мы диагностируем туберкулез у бомжей, и на этом этапе проект закончится? Теория изменений дает понимание, насколько деятельность способствует решению проблемы, насколько долгосрочным является влияние от этой деятельности, как и что можно улучшить, чтобы произошли изменения. Это эффективный инструмент планирования, мониторинга и оценки. Мы используем его как основу для отчетов перед донорами и ориентир для принятия ежедневных решений". 

Еще три года назад бесспорным лидером в реализации системных благотворительных проектов в Украине считался Фонд Рината Ахметова. "До конфликта в Донбассе наш фонд в своей деятельности отдавал приоритет системным проектам. "Сиротству — нет!", "Остановим туберкулез", "Рак — излечим" — все эти и другие проекты системно подходили к решению поставленных задач. Сейчас проекты Гуманитарного штаба направлены на проблемы, которые необходимо решать здесь и сейчас. В рамках работы штаба вся помощь является адресной, ибо это самый эффективный способ помочь мирным жителям Донбасса. Мы с удовлетворением вернулись бы к системным проектам, потому что, во-первых, это означало бы переход к проектам мирного времени, а во-вторых — позволило бы решать проблемы, системно устраняя причины. Ситуация сегодня не позволяет сделать это полноценно, но после публичного отчета 10 марта о работе в 2015 г. мы заявим о первых шагах по возобновлению системных проектов", — делится планами координатор Гуманитарного штаба Римма Филь.

От донорской зависимости к самофинансированию

Вопрос постоянства филантропических решений в течение уже многих лет остается приоритетом в дискуссиях благотворителей. Ведь если решение не может работать самостоятельно после окончания вложенных филантропических ресурсов — его эффективность почти нулевая, и ресурсы потрачены напрасно.

Одной из популярных новейших моделей обеспечения устойчивого развития филантропических инициатив является социальное предпринимательство. Так, например, Ashoka, крупнейшая в мире сеть социальных предпринимателей, ныне охватывает более 3 тыс. участников из 70 стран мира. Первые такие учреждения уже появляются и в Украине. 

"Применение предпринимательских подходов к решению острых социальных проблем в громаде называют социальным предпринимательством, — комментирует менеджер программы социального инвестирования "Вестерн Эн-Ай-Эс Энтерпрайз Фонд" Василий Назарук. — Принимая во внимание ситуацию в Украине, а особенно количество уязвимых групп населения и их численность, можно утверждать, что социальное предпринимательство становится все более популярным и чаще обсуждаемым. Речь идет не только о возможности трудоустройства ВПЛ, ветеранов АТО, людей с особыми потребностями, бывших заключенных, реабилитированных нарко- или алкозависимых, многодетных матерей, пенсионеров, желающих повысить качество своей жизни, но и о повышении организационной способности и стабильности общественных и благотворительных организаций, которые с помощью социального предпринимательства смогут диверсифицировать источники доходов (а не зависеть от благосостояния доноров) и обеспечить покрытие части своих админзатрат. Хотя понятия "социальное предприятие" в украинском законодательстве нет, и социальный бизнес не получает никаких преференций от государства (кроме предприятий организаций инвалидов), есть уже достаточно много успешных примеров, которые ярко демонстрируют способность конкурировать с традиционным бизнесом и параллельно решать социальные проблемы".

Например, украинцы уже могут купить печенье львовской социальной пекарни "Ореховый дом" и одновременно помочь львовскому женскому центру в реализации программы социальной реабилитации женщин, пострадавших от насилия. Или попробовать замечательный бельгийский шоколад николаевской студии шоколада Pan-Chocolaiter и вместе с тем поддержать программы социальной реабилитации детей-сирот и детей с особыми потребностями Николаевского благотворительного фонда "Мы рядом". 

Технологические инновации ради добра

Стратегическая филантропия тесно связана с инновациями и новыми решениями. Когда инновационные решения социальных проблем полагаются на новейшие информационные технологии, результаты могут быть невероятными. 

Мировым лидером в развитии tech-филантропии — новейшего направления филантропической деятельности — является Кремниевая долина и ее жители. Владельцы и сотрудники местной IТ-индустрии вкладывают значительные благотворительные ресурсы в исследование и развитие технологий, которые способствовали бы решению всевозможных общественных проблем. 

За последние два года благодаря волонтерскому движению многие люди из разных сфер пришли в украинский благотворительный сектор. Они принесли новые знания и подходы, упрощая и модернизируя работу благотворительных и социальных проектов, делая ее более прозрачной и эффективной. Это касается не только онлайн-сбора средств, публикования отчетов и т.п., но и принципиально новых решений.

Например, группа студентов из Донецка разработала перчатку Enable Talk, с помощью которой можно переводить язык жестов на звуковой, а значит, облегчить общение миллионов людей с недостатками слуха по всему миру. Проект еще на исследовательской стадии, но именно за такими решениями будущее.

Другой интересной разработкой является СУПЕР Я — первое мобильное приложение для детей с сахарным диабетом 1-го типа и их родителей. Инициатором его создания стала семья, у которой несколько лет назад у ребенка диагностировали сахарный диабет. Приложение помогает родителям максимально адаптировать этих детей к самостоятельной и полноценной жизни.

"В Украине существует мощная ІТ-сфера, где есть много специалистов мирового уровня. И есть большое количество благотворительных и общественных организаций. Проблема в том, что эти сферы почти не пересекаются, — считает соучредитель платформы Donor.ua Александр Краковецкий. — Благотворительные организации и волонтеры хорошо разбираются в социальной проблематике, но не являются специалистами в области ІТ. И наоборот. Во всем мире успешные продукты и стартапы создаются на рубеже различных сфер — ІТ и с/х, ІТ и банковской сферы, медицины, образования и т.п. Поэтому задача украинского общества — приобщать специалистов из различных сфер к решению тех или иных проблем. В идеале учредителями новейших социальных проектов или организаций должны быть минимум один технический и один профильный специалист. ІТ-технологии в этом процессе должны играть ключевую роль, поскольку позволяют автоматизировать процессы, перевести в онлайн и уменьшить влияние человеческого фактора на принятие решений. Организации должны принимать участие в ІТ-конференциях, хакатонах, онлайн-обсуждениях, а ІТ-специалисты активнее приобщаться к решению тех или иных социальных проблем".

***

26 февраля президент Петр Порошенко подписал Национальную стратегию содействия развитию гражданского общества на 2016–2020 гг. Немного странное название, принимая во внимание активность гражданского общества в последние два года. Целесообразнее было бы — "Привлечение гражданского общества к развитию Украины". Потому что именно этого сейчас не хватает. Однако дело не в названии, а в конкретных результатах. 

Мы будем работать над тем, чтобы благотворительный сектор самоорганизовался, объединился и ввел собственные стандарты прозрачности и подотчетности. Все это — для того, чтобы удержать и развить общественное доверие и привлечь новые ресурсы для решения острых социальных проблем.

Мы будем лоббировать внедрение законодательной основы для запуска смс-благотворительности не в 2020-м, когда западный мир планирует начать путешествия на Луну, а уже в ближайшем квартале.

Мы будем способствовать, чтобы уже в этом году социальные предприниматели получили новую налоговую базу наравне со всем малым и средним бизнесом и стали движущей силой для оживления украинской экономики.

Мы очень надеемся, что IТ-индустрия вследствие реформ не покинет страну, и мы совместно будем развивать новейшие решения для устранения старых социальных проблем.

А еще — что ни в АП, ни в Кабмине до 2020 г. уже не будет никаких бюрократических препятствий для того, чтобы внедрить элементарную благодарность от государства каждой организации, сделавшей мощный вклад в развитие страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно