Социальное предпринимательство: европейский взлет vs украинский реализм

16 марта, 16:57 Распечатать Выпуск №10, 17 марта-23 марта

Социальные предприятия — это основные операторы социальной экономики, в основе интересов которой — благосостояние каждого человека.

Статистика сайта Европейской комиссии красноречива: на сегодняшний день два миллиона социальных предприятий в Европе, на которых работают свыше 11 миллионов сотрудников (6% работающих лиц в регионе), составляют 10% от всего европейского бизнеса. Точные данные, сколько таких предприятий в Украине и чем они занимаются, получить невозможно.

В 2011 году Европейская комиссия одобрила долгосрочную программу "Инициатива социального предпринимательства" (Social Entrepreneurship Initiative). Цель программы — стимулировать страны европейского региона к поддержке и развитию сектора социального предпринимательства. 

Программа сфокусирована на трех основных задачах: создание дружественной к социальным предпринимателям законодательной среды, популяризация деятельности социальных предприятий, создание условий для более простого получения финансирования на их развитие.

 Следует отметить, что в международной практике нет четкого определения социального предприятия, однако есть четкое понимание его базовой характеристики: основной целью социального предприятия является социальное влияние, а не получение прибыли для владельцев или акционеров. Такой оператор предоставляет товары и услуги на рынке по предпринимательской модели, и прибыли использует прежде всего для достижения социальных целей.

Европейская комиссия выделяет четыре основные сферы деятельности таких предприятий: 

рабочая интеграция — обучение и трудоустройство людей с ограниченными возможностями, лиц, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах и безработных;

предоставление индивидуальных социальных услуг в таких сферах, как здравоохранение, соцзащита, профобучение, образование, услуги по уходу за детьми, услуги для людей преклонного возраста или помощь малообеспеченным людям;

местное развитие депрессивных/уязвимых регионов;

другое, что включает переработку мусора, защиту окружающей среды, спорт, искусство, культуру и сохранение исторического наследия, науку, исследования и инновации, защиту прав потребителей, любительский спорт.

Лидером европейского региона в развитии социального предпринимательства считается Великобритания, где насчитывается около 70 тыс. таких предприятий, обеспечивающих работой почти миллион британцев. Их суммарный вклад в экономику составляет свыше 24 млрд фунтов стерлингов. По итогам 2017 г., 68% социальных предприятий поддерживают людей из уязвимых групп, 44 — трудоустраивают людей из уязвимых групп, 28% работают в наиболее депрессивных районах страны.

В Украине такой статистики нет, как нет и определения социальных предприятий в законодательной плоскости. Изданный осенью 2017 г. каталог социальных предприятий Украины насчитывает таковых 150. По мнению менеджера программы социального инвестирования Western NIS Enterprise Fund Василия Назарука, реальная цифра может достигать тысячи.

Развитие сектора социального предпринимательства в Европе и Украине обсуждали эксперты и участники X Международной конференции Украинского форума благотворителей "Атлас благозмін".

Нужен ли закон?

Согласно данным European Social Enterprise Law Association, в течение последних лет в европейских странах наблюдается бум развития законодательной базы для социального предпринимательства. Правительства стран самостоятельно определяют, как будут регулировать эту отрасль. Например, в Испании, Португалии, Франции, Греции, Хорватии социальное предприятие может существовать исключительно в форме социальных кооперативов. А вот Великобритания ввела в обращение особую разновидность — компанию, работающую в интересах общества. Таких в стране действует более 13 тысяч.

Другие страны определяют условия, при которых оператор, работающий в любой легальной форме, может получить статус социального предприятия. Такие законы приняли правительства Бельгии, Дании, Финляндии, Люксембурга, Словении. В этих странах статус социального предприятия могут получить не только кооперативы или частные компании, но и общественные, волонтерские, благотворительные организации и фонды.

В некоторых странах Европы (например в Италии) есть два закона одновременно — о форме и статусе. 2017 год завершился принятием закона в Латвии, который вступает в силу в марте 2018 г. и определяет, что социальные предприятия могут существовать только в форме общества с ограниченной ответственностью (ООО). Для получения статуса ООО предприниматели должны подать в министерство благосостояния большой пакет документов, включая детальный бизнес-план. Возобновлять статус следует ежегодно, подавая соответствующие финансовые и описательные отчеты о деятельности. Государство освобождает социальные предприятия от налога на прибыль. 

По словам СЕО Международного акселератора социального предпринимательства New Door Riga, члена правления Латвийской Ассоциации социальных предпринимателей Дианы Лапкис, появлению закона предшествовала кропотливая работа в течение трех лет, в которую было вовлечено большинство социальных предприятий страны (свыше 100 операторов). 

В Украине, при отсутствии соответствующей законодательной базы, социальные предприятия имеют различные организационные формы деятельности. В форме ООО действуют социальные рестораны Urban 100 в Ивано-Франковске и Urban 500 в Киеве. Белоцерковское производственное предприятие "Весна" Украинского общества глухих — общественная организация. Активно работает социальный кооператив "Фронтмед". Ряд благотворительных магазинов, например благотворительный магазин "Булавка" в Черкассах, использует форму ФОП. 

План деятельности Минэкономики на 2018 г. пополнился новым пунктом: разработка законопроекта о социальном предпринимательстве. Сотрудники департамента развития предпринимательства и регуляторной политики Андрей Слабинский и Андрей Ремизов отмечают: появление этого пункта не означает, что сотрудники министерства уже весной начнут писать законопроект. Первоочередная задача — определить его целесообразность и необходимость. Возможно, достаточно внести отдельные изменения или дополнения к уже имеющимся актам. Планируется, что разработка законодательной базы будет происходить в тесном сотрудничестве с практиками.

Это вселяет надежду, что правительство страны не повторит ошибок латвийских коллег. Года два назад в Латвии был принят закон о бизнес-стартапах. За год его действия в стране был зарегистрирован… один стартап. 

Нужны ли льготы?

Согласно международному исследованию "Карта социальных предприятий и их экосистем в Европе", очень мало стран вводят специальные налоговые льготы для социальных предприятий. Налоговые льготы могут существовать: для освобожденных от налога неприбыльных организаций; для интеграционных предприятий (WISE), если это понятие существует в стране; для осуществления определенных форм деятельности. В большинстве случаев социальные предприятия облагаются налогами согласно основной организационной форме деятельности.

По словам социального предпринимателя, соучредителя Kalmar Co-workingspace Николаса Муригуса, в Швеции для социального предпринимателя не существует никакой налоговой льготы: "Налоги — основной источник дохода государства. Их сокращение прямо влияет на способность государства качественно выполнять свои функции. Вместо налоговых льгот шведское правительство и муниципалитеты предлагают большой спектр "стимуляционных пакетов". Если у тебя появилась бизнес-идея, ты можешь получить профессионального бизнес-консультанта, который бесплатно поможет превратить идею в бизнес-модель. Если есть бизнес-модель — можешь получить грант на ее тестирование. Если модель заработала, следующий грант поможет пережить период достижения точки безубыточности, а потом — масштабироваться". Такая поддержка является беспроигрышным решением как для государства, так и для социального предпринимателя.

Ряд европейских стран (Бельгия, Хорватия, Дания, Франция, Италия, Люксембург, Польша, Португалия, Словения, Испания, Швеция, Швейцария, Великобритания) ввели широкий спектр мер, программ и механизмов, направленных на поддержку социальных предприятий. Однако содержание и масштабы поддержки существенным образом отличаются.

Например, в Дании действует "Программа социального роста", которая через индивидуальный коучинг бизнес-экспертов обеспечивает поддержку социальных предприятий, работающих с наиболее уязвимыми категориями безработных. Кроме этого, предлагаются интенсивные тренинг-программы по развитию бизнеса, выстраиваются партнерства между социальными предприятиями, муниципалитетами и социальными инвесторами.

Нужны ли льготы украинским социальным предпринимателям? 

По мнению соучредителя первого в Киеве фитнес-центра для детей с ограниченными двигательными возможностями "Самотужка" Андрея Ивчатова, налоговые льготы побуждают тех, кто близок к админресурсу, открывать формальные социальные предприятия. И экономика сразу получит огромный "сектор оптимизаторов", настоящим же социальным предпринимателям такое заведение даже открыть будет сложно. 

Со стороны государства самым большим стимулом может стать развитие рынка социальных услуг, в условиях которого государство будет закупать качественные услуги социальных предпринимателей. Социальное предпринимательство — малый бизнес. Это существенным образом повысит темпы его развития.

"Поддержка государства очень важна, — считает Анна Усатенко, учредительница  "Дивогра" — издательства литературы, адаптированной для детей с особыми образовательными потребностями,. — Речь даже не о налоговых льготах, а о развитии системы контрактов с муниципалитетами, госучреждениями, которые позволят социальным предпринимателям реализовать свои товары и услуги для уязвимых слоев населения за счет государственных и местных бюджетов. Кроме того, некоторые товары требуют сертификации, а услуги — лицензирования. Снижение их стоимости было бы существенным вкладом государства". 

Международная практика уже давно доказала: чем больше развит в стране рынок социальных услуг, тем качественнее предлагаемые на нем услуги, в частности и социальными предпринимателями.

Существуют ли "подводные камни"?

Сейчас в Украине значительное количество социальных предприятий работает на базе общественных и благотворительных объединений, предоставляющих различные услуги физической, психологической, трудовой реабилитации людям с инвалидностью, выпускникам интернатных заведений, несовершеннолетним мамам и т.п. 

2017 год принес некоторые угрозы возможности дальнейшего развития их деятельности. Представленные народными депутатами законопроекты №6674 и №6675, вопреки общему положительному тренду дерегуляции деятельности, расширяют форматы отчетности для избранного круга общественных организаций и их поставщиков услуг, а также ужесточают санкции за ошибки в ее подготовке. Аналогов таких требований нет ни в одной европейской стране. Представители общественных организаций надеются, что при рассмотрении законопроектов депутаты учтут выводы Венецианской комиссии, которые ожидаются в марте 2018 года.

Сюрприз подготовила неприбыльным организациям и ГФС. 

Согласно статье 21 Закона "Об общественных объединениях", общественные объединения имеют право осуществлять предпринимательскую деятельность непосредственно, если она отвечает их целям. Статьей 16 Закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" предполагается, что благотворительные организации имеют право осуществлять хозяйственную деятельность, содействующую достижению их уставных целей, без цели получения прибыли. Согласно статье 133 Налогового кодекса Украины, доходы (прибыль) неприбыльных организаций направляются исключительно на финансирование затрат на содержание организации, реализацию целей, задач и направлений деятельности, предусмотренных их учредительными документами. Именно благодаря наличию этих норм в украинском законодательстве в последние годы началось активное развитие социального предпринимательства. 

Как отмечает советник по защите прав детей МБО "СОС Детские деревни Украина" Лариса Жигун, на протяжении 2015–2016 гг. ГФС предоставила как минимум два положительных официальных разъяснения на депутатские и общественные запросы о правомерности осуществления общественными и благотворительными организациями предпринимательской деятельности. Такая деятельность может осуществляться, и можно получать доход от нее. Однако такой доход не может быть распределен между основателями и членами благотворительной организации, а должен быть направлен исключительно на реализацию ее уставной деятельности. 

А осенью 2017 г. ГФС предоставила две индивидуальные консультации, которыми четко определила, что "осуществление хозяйственной деятельности, направленной на получение прибыли, классифицируется как предпринимательство (ст. 42 Хозяйственного кодекса Украины) и не отвечает сути понятия некоммерческой деятельности неприбыльных учреждений".

Такое двойственное трактование фискальными органами без внесения изменений в Налоговый кодекс и специальные законы, регулирующие деятельность неприбыльных организаций, поставило под угрозу деятельность всех социальных предприятий, использующих именно эту организационную форму деятельности.

В мае 2016 г. Кабмин подал в парламент законопроект №4607 "О социальных услугах", который хотя и не совершенен (поскольку отдельные его нормы являются угрожающими и требуют доработки), однако приближает Украину к созданию рынка социальных услуг. Но работа над законопроектом идет очень медленно. 

Есть ли перспективы?

22 февраля 2018 г. состоялся Demo Day Международной школы социального предпринимательства SELab. 14 проектов — социальных стартапов представили свои бизнес-модели, направленные на решение различных социальных проблем: интернет-магазин "Інвафішки", инклюзивный детский центр "Круть-Верть", Харьковская патронажная служба, Music4All, студия слепого "АММА" массажа "Здравія", анимационная студия "NEED: necessary education" и прочие. Часть из них уже стартовала, большинство планирует запуститься в течение полгода.

В феврале 2018 г. анонсировала сбор заявок в рамках международной программы Social Impact Award Украинская социальная академия, которая приглашает на обучение молодых людей от 17 до 25 лет, желающих ознакомиться с социальным предпринимательством, воплотить идею социального предприятия или же масштабировать свой социальный бизнес. 

Будет продолжать свою деятельность в 2018 году и проект "Социальное предпринимательство как инновационный инструмент решения вопросов общественного развития", реализуемый Фондом Восточная Европа и Childfund Deutschland e.V. при финансовой поддержке министерства экономического сотрудничества и развития Германии. 

В марте, при поддержке Европейской комиссии в Украине, стартует новый проект — Social Entrepreneurship: Achieving Social Change from the Bottom Up, который предусматривает почти трехлетнюю кропотливую работу по развитию системы подготовки будущих социальных предпринимателей, поддержку их бизнеса, обеспечение благоприятной законодательной базы и популяризацию концепции социального предпринимательства в обществе.

Социальные предприятия — это основные операторы социальной экономики, в основе интересов которой — благосостояние каждого человека. Насколько эти принципы смогут вписаться и развиться в украинской олигархической экономической системе — покажет время. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно