Джордж Богдан Кистяковский и проект "Манхэттен"

14 августа, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск № 28-29, 14 августа-21 августа 2015г.
Отправить
Отправить

Джордж Богдан Кистяковский и проект "Манхэттен" 70 лет тому назад мир сделал первый шаг в опасную неизвестность…

Джордж Богдан Кистяковский и проект "Манхэттен"

70 лет тому назад мир сделал первый шаг в опасную неизвестность…

Новый сезон телесериала "Манхэттен" вот-вот должен появиться на экранах США. Это художественный рассказ о жизни ученых, в 40-е годы ХХ в. собравшихся в лаборатории городка Лос-Аламос для выполнения важнейшего государственного задания. В этом городке была самая высокая концентрация блестящих ученых и инженеров: будущие Нобелевские лауреаты в обстановке полной секретности создавали атомную бомбу.

Прототипом импульсивного ученого Лазаря в фильме стал гарвардский профессор Джордж Богдан Кистякивский - выдающийся американский специалист в области физической химии и взрывчатых веществ. Именно его научное открытие позволило не только вовремя завершить создание атомной бомбы, но и успешно провести ее первое испытание.

Имя ученого показалось вам украинским? Ну что ж, начнем путешествие в не столь уж далекое прошлое, богатое событиями, талантами, открытиями и катастрофами…

Ученый из семьи ученых

Этот американский ученый - действительно украинец по происхождению. Юрий родился 18 ноября
1900 г. в семье профессора Киевского университета Богдана Кистякивского и Марии Беренштам. Когда власть захватили большевики, 18-летний юноша, присоединившись к белогвардейцам, сражался на улицах Киева с коммунистами (большевистской революции он не принял). Потом был кавалеристом, воевал в танковом корпусе. В 1920 г. корабль с эмигрантами, среди которых был и Юрий, вышел из Крыма в абсолютно новую жизнь. Юноша попал в турецкий плен, а освободившись, поселился в Париже у двоюродной сестры. которая на первых порах помогала ему выжить.

Позже Кистякивский переехал в Германию и окончил Берлинский университет. В 1925 г. он защитил кандидатскую диссертацию по физической химии и решил делать научную карьеру в Америке, став стипендиатом Международного комитета по образованию. В папке с самыми важными документами, которую Юрий бережно хранил, пересекая Атлантику на теплоходе, была и рекомендация его научного руководителя Макса Боденштейна. С этим письмом 26-летнего ученого сразу же приняли на преподавательскую должность в Принстонский университет. Вскоре он женился на шведке Хильдегард Моебиус, а в 1928 г. молодую пару осчастливила своим приходом в мир дочурка Вера.

Его первый фундаментальный труд "Фотохимические процессы" (1928) публиковался уже под американизированным именем - Джордж Кистяковский. В 1930 г. Юрий получил профессорскую должность в Гарвардском университете (Бостон), где проработает до самой пенсии. Жил ученый неподалеку - в небольшом городке Линкольн (Массачусетс).

Проект "Манхэттен"

В конце 30-х годов в Европе запахло войной.

А 2 августа 1939 г. физики Альберт Эйнштейн и Лео Силард, в письме к президенту США Ф.Д.Рузвельту, обратили его внимание на работы по созданию атомного оружия в нацистской Германии и порекомендовали увеличить финансирование программ по изучению урана и расщеплению ядра для создания нового типа оружия.

Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну 7 декабря 1941 г., после того как Япония разбомбила гавайский Перл-Харбор, А уже 10 декабря Штатам объявили войну Германия и Италия.

Американские военные стратеги решили: чтобы одержать победу, Америка должна либо мгновенно уничтожить врага, либо держать его под угрозой неизбежного уничтожения. Уже 19 января 1942 г. президент Рузвельт подписал указ о проведении работ по созданию атомной бомбы, и американское правительство в полной секретности запустило проект "Манхэттен" (получивший название от нью-йоркского адреса офиса генерала Корпуса военных инженеров армии США Лэсли Гроувза, его возглавившего). Гроувз сразу же начал формировать "ядерную" команду. Ее руководителем назначили известного Роберта Оппенгеймера - физика из университета Беркли (Калифорния), которого со временем назовут "отцом" атомной бомбы. Главная научная лаборатория расположилась подальше от людских глаз, в Лос-Аламосе (штат Нью-Мексико).

Адрес научного центра - 109 East Palace. Там находились одноэтажные домики, где круглосуточно работали физические и химические лаборатории, конструкторское бюро, телефонная станция и пр. В таких же домиках селили и семьи сотрудников, ехавших из Нью-Йорка, Чикаго, Калифорнии. Жены ученых везли чемоданы нарядов, но куда их надеть? - мужья постоянно на работе, а выходом в свет могла считаться разве что вечерняя (когда хоть немного спадет жара) прогулка по песчаным тротуарам. Иногда по выходным устраивали пикники, где можно было немного расслабиться, - виски в Лос Аламос поставляли все же неплохой. Естественно, как в любой малой социальной группе, тут зарождались интриги, но спецслужбы не позволяли им разгораться - дабы ничто (включая грязные сплетни) не мешало выполнению важнейшего государственного задания. Жителей секретного городка инструктировали: при выезде на "большую землю" запрещено рассказывать о чем бы то ни было - о работе, быте, знакомых или друзьях, об окружающем песке, о коллегах или соседях. Полное табу!

Исследования по созданию атомной бомбы стали приоритетом государственной политики США, и американская администрация дала "Манхэттену" зеленый свет. Количество объектов быстро росло и вскоре в проекте работали уже 130 тысяч человек в разных городах США - физико-химические лаборатории в Оук-Ридж (Теннесси) и Дейтоне (Огайо), металлургическая - в Чикаго, завод по производству плутония - в Хэнфорде (Вашингтон). Бомбу планировали доставлять самолетом - соответственно, эскадрилья бомбардировщиков В-29 (а именно они должны были транспортировать новое оружие) тоже начала учения. (Советский ТУ-4 - копия этого самолета. - Авт.) Беспрецедентным было и финансирование проекта - 2 млрд долл. (в 2015 г. эквивалентно 26 млрд).

И хотя руководству темпы проведения ядерных исследований казались слишком медленными, на самом деле ученые работали над новым оружием ускоренно, укладываясь в жесточайшие графики. В главном офисе ежедневно вывешивали списки погибших на фронте американцев, что невероятно мотивировало исследователей. Разведка США "мониторила" ядерный процесс в Германии. Важно было создать бомбу раньше врага, ведь все понимали: кто первым создаст ядерное оружие, тот и победит во второй мировой.

Приблизительно в то же время советский физик-ядерщик Георгий Флеров обратил внимание на то, что его западные коллеги перестали печатать в научных журналах статьи о расщеплении ядра. "Если их работу засекретили, значит, Запад работает над созданием атомной бомбы", - решил Флеров и в 1942 г. написал письмо Сталину, убеждая его сформировать в Союзе группу по созданию атомной бомбы, разместив ее на Урале.

Работая в Гарварде Джордж Богдан Кистяковский стал одним из лучших, пожалуй, даже лучшим экспертом в области взрывчатых веществ (в 1941 г. именно за эти заслуги его избрали в Национальную академию наук США). Научные достижения привели Кистяковского в Национальный комитет по военным исследованиям, где в 1940 г. он возглавил лабораторию взрывов и где изобрел несколько видов взрывчатки мощнее тринитротолуола (ТНТ), в том числе и ту, которую позже назовут пластиковой бомбой. Параллельно вел исследования по термодинамике, спектроскопии и химической кинетике, и (что еще важнее) разрабатывал гидродинамическую теорию взрывов.

Именно эти исследования привлекли внимание Р.Оппенгеймера, пригласившего Кистяковского в октябре 1943 г. в проект "Манхэттен" консультантом по взрывам. Гарвардский профессор согласился, но выдвинул три условия: зарплата уровня университетской, приличные бытовые условия и присутствие дочери Веры во время летних каникул. Условия были приняты, и в первые же дни в Лос-Аламосе Джордж купил пару лошадей, на которых они с Верой часто выезжали на вечерние прогулки.

В проекте "Манхэттен" работали венгерские, шведские, польские, немецкие, американские, австрийские ученые. В круг общения Джорджа Кистяковского вошли научные светила - Энрико Ферми, Эдвард Теллер (будущий "отец" водородной бомбы), Джон фон Нойманн, Нильс Бор. (В свободные минуты Кистяковский научил Теллера играть в покер, о чем вскоре пожалел: ученик стал обыгрывать своего учителя). Следует заметить, - позже многие из этих ученых стали пацифистами и начали кампанию за запрещение ядерного оружия, а сам Кистяковский военными вопросами занялся только потому, что был решительно настроен против нацизма.

В Лос-Аламосе ученые создавали две модели атомной бомбы - с применением урана и плутония. Урановая бомба не вызывала особых замечаний - ее конструкция была проще. А в конструкции плутониевой бомбы предлагался абсолютно новый принцип не внешнего, а направленного внутрь (имплозивного) взрыва.

В первое время "Манхеттен" уверенно набирал темпы, но в конце 1943 г. Оппенгеймер заметил, что динамика замедлилась. Для улучшения ситуации, он решил перетасовать отделы и сменить их руководство. Так Кистяковский (мистер Кисти, как обращались к нему американцы) в конце января 1944 г. возглавил отдел Х (взрывы). В начале 1945 г. в подчинении мистера Кисти работал коллектив из 600 ученых и инженеров. После сотен экспериментов отдел Дж.Кистяковского изобрел линзообразные взрывные заряды, которые размещались вокруг плутониевого шара, одновременно ударяли по нему со всех сторон и сжимали его до критической массы, вследствие чего начиналась и поддерживалась цепная реакция.

Дж.Кистяковский возглавил лабораторию взрывов в Лос-Аламосе на завершающем этапе и проект удалось "вытянуть" благодаря его незаурядным способностям. Ученый обладал не только впечатляющими академическими, но и организаторскими способностями: он сумел сосредоточиться на поставленном задании и подчинить ему все научные и организаторские силы. В то время никто из великих ученых не смог бы этого сделать - ни Ферми, ни Эйнштейн, ни Бор (слишком зациклившиеся на собственных теориях, чтобы успешно осуществлять столь серьезные проекты).

12 апреля 1945 г. умер Франклин Рузвельт, и новым президентом США стал Гарри Трумэн. 13 апреля министр обороны Генри Стимсон рассказал президенту о проекте "Манхэттен" (будучи вице-президентом, Трумэн ничего не знал о нем). Стимсон прямо сказал президенту, что "через четыре месяца мы завершим создание самого страшного оружия в истории человечества". Причем как спастись от него, никому пока не известно.

Тогда же, в апреле 45-го, Комитет по определению целей принял решение сбросить бомбу на Японию и обозначил потенциальные мишени - пять городов. Командующие пятимиллионной Квантунской армией еще выстраивали свои победные стратегии - они и не догадывались, что таймер уже включен…

Теория ядерного взрыва находилась в шаге от своей практической реализации.

День, когда дважды взошло солнце

15 июля 1945 г. группа военных и ученых выехала в пустыню Аламогордо (в 400 км на юг от Лос-Аламоса) на первое испытание бомбы - ядерный тест Trinity (Троица). Бомбу доставили из Чикаго ночью по железной дороге.

Готовить место для взрыва начали за полгода. Рассматривали восемь других мест - в Калифорнии, Техасе, Колорадо, но поскольку в Аламогордо с 1942 г. уже существовал военный полигон, решили остановиться на нем. На испытания прибыли 425 чел. Лишь немногие из них могли сказать, что же на самом деле должно произойти и чем все завершится. Остальные только осознавали, что находятся в шаге то ли от невиданного мирового открытия, то ли от невиданной катастрофы. Ученые даже поспорили: Ферми был уверен, что после этого взрыва не выживет никто, а Кистяковский поставил свою месячную зарплату (700 долл.) против 10 долл. Оппенгеймера, что взрывной механизм сработает успешно, и все останутся живы.

Р.Оппенгеймер и Л.Гроувз
на месте взрыва. Сентябрь 1945
Р.Оппенгеймер и Л.Гроувз на месте взрыва. Сентябрь 1945

Три наблюдательных пункта в бетонных бункерах находились на расстоянии 10–30 миль от эпицентра взрыва, а еще один - на борту самолета. Вооружившись биноклями и темными очками, все ждали "час Ч".

Группа ученых расположилась в ближайшем к эпицентру бункере. Оппенгеймер никак не мог взять себя в руки: его трясло, отсутствующим взглядом он смотрел в одну точку. По радио объявили минутную готовность, потом секундную… Православные, иудеи, атеисты в бункере - все стали неистово, как в последний раз, молиться: "Верую, Господи, помоги моему неверию!" - вспомнились слова из Евангелия в минуты, которые могли стать последними в их жизни.

16 июля 1945 г. в 5:29:45 утра в пустыне Хорнада дель Муэрто как будто взошло очень яркое солнце…Потом прогремел взрыв… налетел горячий, как из печи, ветер… А над пустыней поднялся огромный, до самого неба, столб газа и дыма над которым будто парашют раскрылся огромный "гриб"…

Шок и тишина, а затем неимоверное облегчение и радость - все остались живы.

"Работает!" - воскликнул Р.Оппенгеймер, в глазах которого все еще плескался ужас. "Теперь я - смерть, убийца мира", - вспомнил он слова из древнеиндийского эпоса "Бхагавад-Гита". Кистяковский бросился обнимать Оппенгеймера, постепенно приходившего в себя. Кто-то смеялся, кто-то плакал, но большинство молчали…

"Я уверен: когда настанет конец света, в последнюю милисекунду существования Земли человечество увидит именно то, свидетелями чего мы только что стали", - сказал тогда Дж.Кистяковский.

"Это было нечто никем доселе невиданное, - вспоминал генерал Т.Фаррелл. - Потрясающе красивая и страшная игра золотого, пурпурного, фиолетового, серого и голубого цветов… Мы чувствовали себя маленькими богохульными созданиями, замахнувшимися на укрощение сил, до этого подвластных только Всевышнему".

Первый взрыв атомной бомбы имплозивного типа был произведен успешно. Металлическая вышка, на которой поместили бомбу, расплавилась, так же расплавился и песок, превратившись в зеленое стеклообразное вещество - тринитит. В 200–250 км от эпицентра звенели и вылетали стекла окон.

В Лос-Аламосе не стали устраивать по поводу испытания никаких вечеринок - деструктивная сила взрыва превзошла самые смелые ожидания.

Весомый аргумент дипломатии

На следующий день в немецком Потсдаме открывалась международная конференция при участии Сталина, Трумэна и Черчилля (позже - Эттли). Государства–победители во Второй мировой войне утверждали программу послевоенного обустройства Европы и наказания Германии, а также предъявляли ультиматум Японии: завершить войну на Дальнем Востоке и в Китае, иначе она будет уничтожена. Именно там Трумэн сообщил Сталину, что Америка владеет совершенно новым типом оружия, но советский лидер неожиданно спокойно воспринял эту сенсационную новость.

В то же время премьер-министр Японии Кантаро Судзуки с надеждой ожидал из Москвы результатов встречи посла Наотаке Сато с советскими первыми лицами (его страна просила Сталина стать посредником на переговорах с Западом об окончании войны на Дальнем Востоке, поскольку в 1941 г. был подписан советско-японский пакт о нейтралитете). Но в Кремле Сато пока не принимали - говорили, ждут Сталина из Европы. Как позже выяснилось, к тому моменту Сталин уже трижды пообещал западным союзникам объявить Японии войну: во время встречи с госсекретарем США Корделлом Халлом, в дни Тегеранской и Ялтинской конференций.

Если бы японский император согласился на безоговорочную капитуляцию (как того требовали союзники), ядерной бомбардировки, вероятно, можно было бы избежать. Но Хирохито отклонил декларацию Потсдама, не пойдя ни на одну уступку.

…Через двадцать один день после испытаний в Аламогордо, 6 августа 1945 г., в 2:45 утра три бомбардировщика В-29 взлетели с острова Тиниан в сторону Японии. (Бомбардировка должна была состояться еще 4 августа, но помешала плохая погода - чистое небо было одним из условий проведения военной операции. - Авт.) Спустя шесть с половиной часов полета "Малыш" весом 4 т был сброшен над Хиросимой, и на высоте 600 м произошел мощный взрыв.

Через несколько секунд над городом поднялась огромная, высотой 10 тысяч метров туча, которую можно было увидеть из самолета "Энола Гей" даже на Марианских островах, в 650 км от места взрыва. "Малыш" (урановая бомба пушечного типа) продемонстрировал убийственную способность уничтожать все живое.

7 августа Молотов пригласил к себе посла Сато, но вместо привычной беседы вручил ноту об объявлении Японии войны 9 августа.

Император был невероятно удручен, но не отступал. Для усиления аргументации 9 августа в направлении Страны восходящего солнца снова вылетели В-29, и в небе над Нагасаки взорвалась вторая бомба - "Толстяк" (с плутониевой сердцевиной). (Первоначальной целью был г. Кокура, но из-за облачности сбросить бомбу пришлось на следующую в списке цель - Нагасаки. - Авт.) Шок японцев был столь же мощным, сколь разрушительной была катастрофа.

14 августа правительство Японии взмолилось о мире, а император Хирохито изрек: "Япония вынуждена принять условия Потсдамской декларации". 2 сентября в Токийском заливе на американском линкоре "Миссури" генерал Дуглас Маккартур подписал Акт капитуляции Японии, поставив окончательную точку во Второй мировой войне. От СССР акт подписал генерал Кузьма Деревянко (уроженец Уманщины).

Большинство ученых, причастных к проекту "Манхэттен", практически сразу же выступили против применения ядерного оружия. Кто, как не они, лучше всего знал ужасную цену своему дьявольскому изобретению? И Дж.Кистяковский возглавил эту деятельность - вселенская трагедия встала перед ним во всем своем ужасе.

Кстати, о строгой секретности…

Лабораториям, вошедшим в проект "Манхэттен", был присвоен высший уровень секретности, но все же…

Как только Советскому Союзу стало известно об исследованиях по изготовлению в США атомной бомбы, он сразу же стал создавать вокруг проекта разветвленную шпионскую сеть. На СССР, кроме советских агентов, работали британцы, американцы, итальянцы. (О чем свидетельствуют многочисленные документы, судебные дела, книги и кинофильмы).

В начале 1950-х вся Америка наблюдала открытый судебный процесс по делу супругов Джулиуса и Этель Розенберг, Дэйвида Грингласса (брата Э.Розенберг), Дональда Маклауда. На протяжении 40 лет после испытания атомной бомбы агентом, "сливавшим" СССР важнейшую информацию, американцы считали английского ученого Клауса Фукса.

Но со временем на поверхность "ядерной" истории стаали всплывать новые "манхэттенские" секреты и новые имена: Джон Кернкросс из "Кембриджской пятерки", Тэд Холл.

А весной 2007 г. В.Путин присвоил звание Героя России (посмертно) ученому-химику Жоржу Ковалю. Казалось бы, что здесь такого? Но и тут отыскались "скелеты в шкафу": в 40-е годы этот человек был советским шпионом, передававшим информацию из лаборатории в Оук-Ридж.

…В начале ХХ в. из Беларуси в Америку эмигрировала бедная еврейская семья - Абрам и Этель Коваль. Поселились в штате Айова. Там у них и родился второй сын - Жорж. Мальчик рос смекалистым, коммуникабельным, а в старших классах стал поддерживать коммунистов. Когда в Америке началась Великая депрессия, семья решила вернуться в Союз. Огромная группа репатриантов через Тихий океан прибыла на Дальний Восток. Семья Коваль планировала ехать дальше, в Беларусь, но возвращаться в родные места им запретили: для таких как они советская власть создала Еврейскую автономную область, - пришлось поселиться в Биробиджане. После школы Жорж поступил в Московский химико-технологический институт им. Менделеева. А после окончания МХТИ его пригласили в Главное разведывательное управление (ГРУ) и предложили работу в Штатах - парень свободно говорил по-английски, да и американский образ жизни был для него родным. Вначале Жорж работал в электрической компании Нью-Йорка, а вскоре попал химиком в медчасть Оук-Ридж. Он следил за состоянием здоровья работающих там ученых, ежедневно исследуя их мочу на наличие радиоактивных металлов. Жорж мог видеть полный спектр радиоактивных материалов, с которыми работали ученые, и уровень их концентрации. Чтобы брать пробы почвы и воды, медики могли свободно передвигаться по всем близлежащим территориям. Так Жорж получил доступ к лабораториям и полигонам. А в начале 1945 г. его перевели в лабораторию в Дейтоне. На протяжении нескольких лет он информировал связного из ГРУ "Фарадея" о ядерных исследованиях в США: об уране, плутонии, о технологии получения полония. Кроме того, информация в Москву поступала и от Клауса Фукса из Лос-Аламоса. Дело в том, что проблему расщепления атомного ядра и ядерного синтеза параллельно изучали в английском Кембридже. В сентябре 1944 г. президент США Ф.Д.Рузвельт и премьер Великобритании У.Черчилль подписали "Гайд-парк меморандум" о ядерном контроле и применении атомной бомбы. Именно тогда проект "Манхеттен" усилили английскими учеными. Среди которых был и Фукс.

В начале 1945 г. Сталин поручил физику Игорю Курчатову возглавить советскую ядерную программу и начать работы по созданию атомной бомбы. Ученый знал о лабораториях в Беркли и Чикаго. Но именно информация Ж.Коваля в начале 1945 г. о секретном атомном городке Оук-Ридж, производстве урана-235 и плутония-239 для создания атомной бомбы, позволила Курчатову оценить реальный масштаб ядерной программы США. Осознавая, что необходимое оборудование для обогащения урана - непозволительная роскошь для разрушенной войной промышленности, он принял решение начать создание бомбы на основе плутония.

Когда 29 августа 1949 г. в Семипалатинске прошло первое испытание советской атомной бомбы, для американцев это стало неожиданностью - по их подсчетам, подобное могло произойти минимум лет через пять. Стало ясно - даже высший уровень секретности в Лос-Аламосе не остановил утечку информации: первая советская атомная бомба (плутониевая) под кодовым названием "Первая молния" оказалась копией американской, сброшенной на Нагасаки.

Советник президента США: "Я - украинец…"

Окончилась война, завершился и проект "Манхэттен", на базе которого была создана Комиссия по ядерной энергии. Физики и химики разъехались по своим университетам читать лекции, но о них не забывали - ведь это был золотой фонд науки.

Президент США Д.Эйзенхауэр и Дж.Кистяковский. 1958 год
Президент США Д.Эйзенхауэр и Дж.Кистяковский. 1958 год

Дж.Кистяковский вернулся в Гарвард, но в 1957 г. получил приглашение президента Д.Эйзенхауэра войти в президентский Совет по вопросам науки и техники, который он возглавил в 1959 г. Об этом газета украинской диаспоры США Ukrainian Weekly написала 6 июня 1959 г.: "Д-р Джордж Богдан Кистяковский, рожденный в Украине ученый, назначен специальным помощником президента США". С 1959 по 1961 г. он также возглавлял Управление по научно-технической политике. События каждого дня, проведенного в Белом доме, Дж.Кистяковский фиксировал в дневнике, вышедшем в свет уже после его отставки. В этом дневнике, в частности подробно описан визит советского лидера Н.Хрущева в Кемп-Дэвид - загородную резиденцию президентов США в сентябре 1959 г.. Принимавший участие в переговорах Кистяковский был в составе американской делегации.

В июле 1959 г., когда президент Эйзенхауэр подписал Закон №8690, провозглашавший Неделю порабощенных народов, Ukrainian Weekly напечатала статью "Д-р Дж.Б.Кистяковский подтвердил свое украинское происхождение", где ученый рассказал о своих украинских корнях, участии в украинских организациях, членстве в Научном обществе им. Т.Шевченко.

А в 1982 г. в интервью известному историку Ричарду Роудзу на вопрос: "Вы ведь русский, не так ли?" Дж.Кистяковский ответил: "Нет, я - украинец. Это все равно, как спросить шотландца: вы - англичанин?"

Пребывая в Белом доме, д-р Кистяковский внедрял политику ядерного разоружения. В январе 1960 г. в рамках переговоров о контроле над вооружениями он выступил с инициативой запретить испытание ядерного оружия в сейсмических зонах. К сожалению, в результате инцидента с американским самолетом У-2 над советской территорией в мае 1960 г. переговоры были приостановлены.

Кистяковский оставался советником по науке при президентах Дж.Кеннеди и Л.Джонсоне. В
1965 г. его избрали вице-президентом Национальной академии наук США (эту должность он занимал до 1972 г.) Выйдя на пенсию, Кистяковский стал активным участником антивоенного движения. Он присоединился к Совету "За сохранение жизни", активно выступал против распространения ядерного оружия и против войны во Вьетнаме. В 1977 г. ученый возглавил Совет.

Дж.Кистяковский стал одним из самых известных и успешных ученых-украинцев. Он поддерживал дружеские отношения с экономистом Дж.К.Гэлбрейтом, находил время и убедительные аргументы для откровенных дискуссий с Г.Киссинджером. Его разработки в области взрывов можно сравнить с изобретением ТНТ Альфредом Нобелем. За научные достижения в США Кистяковский был удостоен медали "За заслуги", медали Свободы, медали Академии наук (как и украинцы Феодосий Добжанский и Игорь Сикорский), других престижных наград. Его документы готовили на Нобелевскую Премию мира…

Дж.Кистяковского не стало в декабре 1982 г., - он не смог победить рак легких. Некрологи в "Вашингтон пост" и "Нью-Йорк таймс" отмечали неоценимый вклад известного ученого в развитие химии, разработку атомного оружия и борьбу за мир.

Прах Дж.Кистяковского развеян возле его загородного дома на атлантическом побережье Кейп-Код (Массачусетс).

Научная династия Кистякивских

Семья Кистякивских оставила свой след и в украинской истории и науке. Его дед - Александр Федорович, родом с Черниговщины, был правоведом, работал в Петербурге, потом защитил диссертацию в Киеве и стал преподавать в университете. Возглавлял Киевское юридическое общество (1879 г.)

Отец, Богдан Кистякивский, был известным юристом в области прав человека, социологом и общественным деятелем; вместе с В.Вернадским принимал участие в создании Академии наук Украины. К его киевскому кругу принадлежали В.Антонович, М.Драгоманов, И.Франко, П.Чубинский. Был социалистом, поддерживал М.Грушевского, С.Петлюру.

Д-р Игорь Кистякивский (брат отца) - доцент Киевского университета, поддерживал гетмана П.Скоропадского и был министром внутренних дел его правительства. Он принадлежал к группе, выступавшей против подписания с Россией федеративного договора. В 1920 г. эмигрировал в Париж. Еще один дядя - Владимир Кистякивский, профессор химии Петербургской политехники, работал в Академии наук Украины.

Сегодня в Бостоне живет дочь д-ра Кистяковского Вера - физик-ядерщик и астрофизик, профессор Массачусетского технологического института. Она до сих пор помнит дни в Лос-Аламосе: катание на лошадях и огромное желание вырваться из этого огороженного со всех сторон городка. Дочь Веры д-р Карен Фишер - тоже ученый, она изучает геофизику и сейсмологию.

Дж.Кистяковский после Вериной мамы - Хильдегард Моебиус - был женат еще дважды: на немке Ирме Шуллер и американке Элейн Махони.

Научный архив Дж.Кистяковского хранится в Гарвардском университете, которому он отдал 50 лет жизни.

* * *

В последние месяцы жизни Дж.Кистяковский предположил: "Наверное, телевидение снимет обо мне фильм - ведь считается, что я чрезвычайно фотогеничен, умею великолепно решать вопросы, и рассказывают обо мне прочую чушь". Похоже, великие люди в большинстве своем действительно лишены чванства, а нередко и приуменьшают собственную роль. Но о них говорят дела, поступки, воспоминания коллег и друзей - так, как рассказывает об известных физиках и их совершенно секретной атомной эпопее телесериал "Манхэттен".

…Сегодня к этой истории можно прикоснуться: свидетель самых страшных дней человечества, бомбардировщик В-29 "Энола Гей" выставлен в павильоне Музея авиации и космонавтики неподалеку аэропорта им. Даллеса в Вашингтоне. А в Лос-Аламосе создают Национальный исторический парк "Проект "Манхэттен": подлинные научные лаборатории, центрифуги, колбы, пробирки и неприхотливые, еще без кондиционеров, кабинеты начальства - все это консервируют. И все грядущие поколения ядерной эры смогут узнать, с чего все начиналось, где именно выдающиеся ученые ХХ в. сделали шаг в атомную эру, навсегда изменив наш мир.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК