Дела чести - Персоналии - zn.ua

Дела чести

16 декабря, 2016, 23:00 Распечатать

Николай Хомич ворвался в литературу неожиданно, в зрелом возрасте, своими историческими романами "Пространство Х, или Территория лжи" и "Тайна гробницы", заострившими внимание на временах Киевской Руси, когда древнее государство решало проблему выбора между западной и византийской цивилизациями.  Эти романы особенно актуальны сейчас, в наше время, когда по-прежнему остро стоит вопрос цивилизационного выбора между западной и восточной культурами. 

Николай Хомич ворвался в литературу неожиданно, в зрелом возрасте, своими историческими романами "Пространство Х, или Территория лжи" и "Тайна гробницы", заострившими внимание на временах Киевской Руси, когда древнее государство решало проблему выбора между западной и византийской цивилизациями. 

Эти романы особенно актуальны сейчас, в наше время, когда по-прежнему остро стоит вопрос цивилизационного выбора между западной и восточной культурами. 

Что нам известно о Николае Хомиче? Что он писатель, член Союза писателей Украины, успешный бизнесмен и меценат. Родился в Казахстане. Детство прошло в кипучем интернациональном котле. Юность провел в маленьком живописном городке, расположенном на гранитных берегах реки Случ, родине Леси Украинки Новограде-Волынском, или Звягеле, как его прежде называли еще до екатерининских времен. Скромная, нежная красота Полесья, ее смешанные леса, неспешные реки и тихие заводи, сделали свое дело: доктор Хомич навсегда остался романтиком.

— Николай Харитонович, как получилось, что вы вдруг начали писать? И, насколько я знаю, вы пишете новую книгу. Такие серьезные расследования, сложные сюжеты…

— Причина взяться за перо в пятьдесят лет, на мой взгляд, была банальной. Я поступил так, как делают в моем возрасте многие. Это было желание подвести своеобразный жизненный итог. Я называю этот синдром "петли времени". В молодости о таком не задумываешься, да и не надо, а в пятьдесят лет возникает желание дать ответы на вопросы, накопившиеся за уже прожитые годы. Как правило, такие авторы пишут одну книгу и после этого успокаиваются. Но у меня, по-видимому, накопилась столько вопросов, что в одной книге они не уместились. Поэтому после первой книги "Ночь русалки" (по большей части — размышления о жизни во время своих путешествий по дорогам Николая Рериха и Ван Гога, по Святым местам, по Африке и Азии) я начал писать следующую. К тому же желание писать окутано мистикой. Несмотря на то, что я материалист, я постоянно наталкиваюсь на необъяснимые вещи.

— Может быть, их невозможно объяснить до поры до времени, пока человечество еще не доросло? Не созрело?

— Возможно. Дело в том, что когда я путешествовал по Малому Тибету и Гималаям, проехал по самой высокой дороге мира, я встретился с астрологом. Он сразу же вызвал у меня доверие, ибо говорил о вещах, о которых мог знать только я один. И вдруг, после всего сказанного, он неожиданно произнес: "У вас после пятидесяти лет кардинально изменится жизнь, вы станете публичным человеком". Я был разочарован! Стать публичным человеком, в моем понимании, означало стать политиком. А этого я не хотел! По возвращении в Киев я тут же забыл об этом разговоре и никогда к нему не возвращался. Но ровно до того момента, пока в издательстве "Фолио" в 2011 году не вышла моя первая книга, "Ночь русалки". Встреча с читателями, вынос на публику самого откровенного — своих чувств, мыслей и переживаний, и было той "публичностью", о которой говорил астролог. 

— И все же, когда вы осознали себя писателем? Когда написали первую книгу?

— Первую книгу я писал для себя, читал жене. Именно она настояла на ее издании. 

— В своих произведениях вы много внимания уделяете размышлениям о времени. Что вам принесли эти размышления для понимания себя, нашей страны и мира? 

— В Индии я ощутил иллюзорность нашего мира. Так появился роман о времени как о космическом явлении. В детстве оно кажется бесконечным, и только с возрастом человек вдруг осознает его пределы, что ему осталось прожить по сути 20–30 лет, не более. В зрелом возрасте время движется быстрее, так герой моего романа "Время" пытается переосмыслить поток времени в пределах человеческой жизни, страны и Вселенной. Иногда человек выпадает из времени, остается в прошлом. Тот, кто по-прежнему чувствует себя Homo soveticus, навсегда остается в советской эпохе. Он ностальгирует по прошлому, не в силах реализовать себя в настоящем. Герой романа "Время" — врач пластический хирург, который пытается остановить время для людей, испытывающих перед ним страх. 

— Ваши последние романы "Пространство Х, или Территория лжи" и "Тайна гробницы" — это попытка переосмыслить историю?

— Скорее, это попытка разобраться в миссии человека на земле, в его сути. Проекция человека в координатах времени и пространства заставила меня написать роман "Пространство Х, или Территория лжи". Я пытался ответить на вопрос: насколько реален мир вокруг нас? Или же мы сами создаем окружающее нас пространство? Что представляет собой "история" человечества, если ее индивидуальные "Я" расщеплены на две составляющие: "Я"-реальный и "Я"-мнимый, или вовсе не такой, каким его видят и воспринимают окружающие люди? Новые технологии, к примеру — генетическая генеалогия, позволили по-новому взглянуть на "заскорузлые" исторические факты.

В "истории", как ни странно, примеров грубого идеологического вмешательства человека в те или иные исторические процессы больше, нежели самой исторической науки. Попытка понять и разобраться с этим феноменом натолкнула на мысль написать книгу.

Одна из тем в ней — история любви шведской принцессы Ингигерд, ставшей впоследствии женой киевского князя Ярослава Мудрого, к конунгу Норвегии Олафу Харальдсону.

В целом, это действительно несколько иной взгляд на историю, на привычных "забронзовелых", ставших чуть ли не идолами, киевских князей — Владимира Великого и Ярослава Мудрого, Святополка и его братьев — Бориса и Глеба.

— Я читала эту книгу. Меня поразила тайна надписей на стенах собора Святой Софии Киевской, которым уже тысяча лет. 

— Это наше национальное достояние и, пожалуй, единственный письменный источник древности, так как все, включая "Изборник Святослава" 1073 года, находятся в России. Я благодарен сотрудникам Софии Киевской — доктору исторических наук Надежде Николаевне Никитенко и Вячеславу Васильевичу Корниенко, ведь именно их изыскания легли в основу этих романов. Кроме этого мне важно было выяснить, носителями каких генов в своей ДНК являемся мы — потомки Киевской Руси. Действие романа не ограничивается Русью, читатель окунется в мир скандинавских саг, легенд и поверий севера. Религиозные и освободительные войны Норвегии и Швеции перемежаются с междоусобной борьбой древнерусских князей, а затем удивительным образом соединяются и находят свое отражение в летописях и сагах. Это история живая, а не написанная языком сухих дат и перечислением произошедших событий. При этом в описании главных героев вымышленного очень мало. С этой целью я осуществил путешествие по Норвегии и Швеции. Побывал на родине Ингигерд, в древней Упсале, и в бывшей столице Норвегии — Тронхейме.

— А детали быта, одежды, краски фресок или, например, упоминание что лампа на столе у Сталина стояла справа, где стояла пепельница, как лежала трубка — все эти подробности созданы вашим воображением?

— В своих романах я стремлюсь к максимальной достоверности. Поднимаю много литературы, воспоминаний, фотографий. Так, прежде чем приступить к написанию нового романа "Тайна гробницы", я отправился по следам пропавших мощей Ярослава Мудрого и иконы Николы Мокрого в Нью-Йорк, в церковь Святой Троицы.

— В ваших романах "Пространство Х, или Территория лжи" и "Тайна гробницы" историческое наследие Киевской Руси подается как неотъемлемая часть истории Украины.

— К сожалению, история все чаще становится источником манипуляций и основой современных конфликтов. Ее неразрешенные вопросы, к примеру — "кому принадлежит князь Владимир", на деле выливаются в территориальные конфликты. Херсонес, где принял крещение киевский князь, объявлен сакральным местом, аннексирован Крым и развязаны военные действия на Донбассе. Действия в романе "Тайна гробницы" охватывают XI век, предвоенные годы, Вторую мировую войну и современность. Особое внимание уделяется 1054 году, когда произошел раскол в христианстве, и Киевская Русь под влиянием Византии откололась от западной цивилизации. Вопросы, волновавшие тогда, остались и поныне: где место Украины? Каким путем идти? Путем демократии, свободы слова, прав и свобод личности? Или же, напротив, — тоталитаризма, автократии и попрания этих свобод? В обоих романах я пытаюсь ответить на вопрос: где заканчивается Европа и начинается Азия? Без сомнения, ментально и исторически мы — европейцы, и история Украины на протяжении веков — не что иное, как борьба за свою независимость и желание вернуться в историческое лоно, в Европу. То, что мы сейчас переживаем, — не что иное, как цивилизационный конфликт. Потому герои моего романа, не раздумывая, как делали их предки (недовольные правлением князя в далеком 1068 году), выходят на Майдан.

— Ваша "публичность", насколько я знаю, не заканчивается литературным творчеством. Вы установили памятник Лесе Украинке, активно участвуете в организации Всеукраинского литературного конкурса "В поисках литературных талантов". Откуда взялись эти проекты?

— Они рождаются неосознанно, интуитивно. К примеру, установка памятника. Моя родная школа в городе Новоград-Волынском располагалась в доме, где когда-то проживала Леся Украинка. Именно здесь, в имении Завадских, маленькая Леся, гуляя по огромному саду, окружавшему дом, формировалась как личность. Школа носила ее имя, а во дворе был установлен ее бюст. Прошли годы, старое здание снесли, построили новую школу, но при этом бесследно исчез памятник. И тогда у меня появилась идея поставить новый памятник Лесе Украинке, вернуть ее в сад детства, чудом сохранившийся. Талантливые скульпторы Олесь Сидорук и Борис Крылов изготовили его из гранита. И теперь каждого ученика встречает и провожает юная Леся.

— Ну, а литературный конкурс, когда возникла идея его проведения?

— Рядом с Новоград-Волынским есть небольшое село, откуда родом мой прадед, дед и отец, словом, где мои корни. К счастью, там сохранился и наш старый дом. В детстве, приезжая туда на каникулы из Казахстана, я впервые увидел празднование Ивана Купала, это меня захватило. Была во всем какая-то энергетика, непонятным образом зачаровывавшая меня. 

Прошло много лет, прежде чем я осознал: этот праздник — своеобразная нить, уводящая нас в прошлое, дохристианское, языческое. Сохраняя эти традиции, мы тем самым прикасаемся к некоему первоисточнику. Наблюдая радостные лица детей, прыгающих через огонь, сам становишься ребенком. Но новое время требует новых традиций. В формате этого праздника я предложил сельским ребятишкам писать сочинения и эссе на разные темы. Как правило, о родном селе, о родной семье. Захотелось провести своеобразный мониторинг — о чем они думают, чем живут. Мало того, в селе много однофамильцев, и когда дети рисовали семейное древо, возникали удивительные открытия — как семьи переплелись между собой, и кто кому брат. Были темы сочинений: "Если бы я был президентом Украины" или "Откуда наши корни". Дети стали писать сочинения. Из года в год. Так возник своеобразный детский литературный микроконкурс. Победители получали призы, ноутбуки. И наконец, подключив Союз писателей Украины, маленький сельский литературный конкурс вылился во Всеукраинский конкурс "В поисках литературных талантов". Возглавил его председатель Киевской организации Союза писателей Владимир Григорьевич Даниленко, а членами жюри стали известные украинские писатели и поэты, лауреаты Шевченковской премии. 811 детей изо всех уголков Украины в этом году приняли в нем участие. Кроме денежных премий, победители литературного конкурса получают бронзовую копию памятника Леси Украинки, своеобразный "Лескарь".

Награждение происходит в музее Леси Украинки, а после этого победители конкурса оставляют слепки своих ладоней в бетоне на Аллее талантов. Конкурс этот ежегодный, он стартовал 1 ноября, а подведение итогов состоится 19 мая в городе Новоград-Волынском. Конкурс проходит под девизом: "Построим будущее вместе". Я не сомневаюсь, что именно эти дети, талантливые, мыслящие свободно, по-европейски, и есть наше будущее. И это вовсе не высокопарные слова. В наше время, когда выхолощены такие понятия, как "честь", "совесть", "любовь к Родине", в этих детских творениях они звучат искренне и убедительно.

Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Вам также будет интересно