Украина и Китай: "дружеский спарринг" в разных весовых категориях

8 ноября, 2013, 19:55 Распечатать

Существуют сомнения в том, что Украине удастся нарастить приток китайских инвестиций, а также существенно увеличить экспорт для "выхода в ноль" в двустороннем торговом сотрудничестве. При этом существует высокая вероятность потери технологических и инновационных преимуществ в ряде промышленных отраслей и передачи технологий КНР. 

 В последние два года правительство Украины возлагает большие надежды на усиление торгово-экономического сотрудничества с Китайской Народной Республикой. Ожидается, что ключевым событием нынешнего года должен стать визит в Пекин президента Украины Виктора Януковича, в ходе которого планируется к подписанию пятилетняя Программа развития отношений стратегического партнерства между Украиной и КНР, а также Договор о дружбе и сотрудничестве между странами. Насколько реальны те выгоды и возможности, особенно долгосрочные, которые сулит Киеву китайский вектор? И, наконец, с какими рисками сопряжена активизация сотрудничества?

По итогам 2012 г. товарооборот Китая и Украины составил около 10 млрд долл. При этом дефицит внешней торговли с Китаем составил около 6 млрд долл. В 2013 г. украинским экспортерам удалось нарастить объемы экспорта в Китай, в результате чего за январь—август текущего года он вырос на 46% по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом. Однако из-за больших объемов китайского импорта дефицит внешней торговли с этой страной в результате все равно снизился незначительно.

Для того чтобы дать оценку перспективам украинско-китайского сотрудничества, необходимо понимать мотивацию действий каждой из сторон. Для Украины Китай является огромной финансовой ресурсной базой. По итогам 2012 г. иностранные инвестиции КНР составили 87,8 млрд долл., увеличившись на 17,6% по сравнению с показателями 2011-го. Китай инвестировал в финансовые компании
10 млрд долл. и еще 77,7 млрд — в реальный сектор мировой экономики. Пекин осуществил 457 сделок по слиянию и поглощению общей стоимостью 43,4 млрд долл. По итогам сентября 2013 г. золотовалютные резервы КНР продолжили свой рост, превысив 3,66 трлн долл. На фоне нестабильности на мировых товарных и финансовых рынках Пекин вынужден выбирать инвестирование в потенциально интересные активы. Эта политика полностью совпадает с курсом активизации роста внутреннего потребления, взятым около пяти лет назад руководством страны.

В настоящее время позиция китайских бизнесменов и банков в переговорах о выделении финансирования такова: государственные гарантии со стороны Украины и страховка кредитных средств китайскими страховыми компаниями. Однако привлекать государственные гарантии туда, где взаимодействуют частные компании, получается довольно редко (да и вряд ли, судя по имеющемуся украинскому опыту, целесообразно). Поэтому итоговая стоимость кредитных средств зачастую делает их невыгодными для украинского партнера. Совместные проекты либо перестают быть эффективными, либо не выполняются.

Существенными барьерами в инвестиционных взаимоотношениях стран являются отсутствие у Китая информации об инвестиционных возможностях в Украине и ставка не на частных партнеров, а на чиновников и государственных партнеров, что усиливает коррупционный эффект в отношениях.

На сегодняшний день, несмотря на некоторые попытки привлечения китайских инвесторов к реализации инвестиционных проектов в Украине, знаковые примеры успешной реализации совместных начинаний, которые бы дали сигнал широкому бизнес-сообществу Китая, отсутствуют. Большинство инициируемых проектов ограничиваются подписанием меморандумов о сотрудничестве и не доходят до фазы инвестиционных соглашений и освоения инвестиций. Многие из них, как, например, сделка Sinosteel по Криворожскому ГОКОРу, China Jiangsu International Economic-Technical Cooperation Corp. по строительству дорог и развязок в Запорожье, Sinomach по созданию индустриального парка в Одесской области, попросту не состоялись.

Доля китайских инвестиций в Украине минимальна. По состоянию на начало текущего года в экономику Украины было направлено всего лишь 11,4 млн долл. прямых инвестиций из Поднебесной, что составляет 0,02% от общего украинского показателя. При этом китайские инвестиции направляются, прежде всего, в операции с недвижимым имуществом, аренду и предоставление бизнес-услуг, торговлю и ремонт автомобилей, а также бытовых изделий.

В перспективе ближайшего десятилетия, исходя из направленности на увеличение внутреннего потребления, Пекин будет наращивать импорт сырья, концентрироваться на приобретениях сырьевых активов и пытаться повысить качество выпускаемой продукции, что в сложившейся текущей ситуации привлекает и Украину, нуждающуюся в притоке инвестиций и капитала. Рост сырьевого импорта особенно в сфере АПК совпадает с нынешними предпочтениями официального Киева, который заинтересован в увеличении экспорта сырьевых товаров и полуфабрикатов в Китай для того, чтобы компенсировать просадку по внешней торговле с РФ. Кроме того, расширение доступа к дешевым китайским кредитным ресурсам выглядит достаточно привлекательным в условиях закрытия рынков заимствования для Украины и сложностей переговоров с МВФ.

Однако здесь точки соприкосновения интересов китайской и украинской сторон фактически заканчиваются и начинаются проблемы конкретных подходов к сотрудничеству.

Сельское хозяйство

Рост населения Китая и повышение его благосостояния, уменьшение прибавки урожайности, ухудшение качества китайских земель, перспектива дефицита воды, изменения климата являются серьезными вызовами для продовольственной безопасности страны. На данный момент, по оценкам экспертов, этому государству необходимо порядка 50 млн га дополнительных пахотных земель.

В зависимости от особенностей агропромышленного комплекса в различных государствах, национальных законодательных баз и экономических рисков, Китай использует различные методы вхождения капитала в АПК: приобретение земли (Австралия, Франция), аренда (Бразилия, Аргентина, Россия), предоставление сельскохозяйственных машин и рабочих взамен на часть урожая (Венесуэла, Зимбабве). В условиях отсутствия рынка продажи сельскохозяйственных земель в Украине КНР, очевидно, будет делать ставку либо на второй, либо на третий сценарий. Однако ключевым риском при этом остается отсутствие реальных гарантий защищенности инвестиций и возможности для расширения бизнеса. В данном контексте открытие и расширение кредитных программ для Украины может рассматриваться в Пекине как инструмент защиты китайских инвестиций. Однако уровень неопределенности будет оставаться для них достаточно высоким, что будет сдерживать темпы усиления присутствия на украинском рынке. Так, на продолжение кредитования экономики Украины может оказать негативное влияние чистота использования средств, выделенных в конце 2012 г. по кредитным соглашениям в агротехнический сектор (3 млрд долл.) и сферу энергетики (3,7 млрд долл.).

Сегодня основная доля украинского экспорта в КНР приходится на кукурузу и подсолнечное масло. При этом украинской и китайской сторонами рассматривается вопрос создания агропромышленных парков. Основные векторы для инвестиций, которые наиболее привлекательны для китайской стороны, — это выращивание масличных, зерновых и бобовых культур, овощеводство, производство комбикормов, растительных масел, ветеринарных медикаментов и животноводство.

Однако серьезной проблемой является то, что на сегодняшний день очень малое количество участников рынка способно предложить достаточные площади земель для китайских компаний. Кроме того, большинство крупных агрохолдингов имеют достаточно непрозрачную бухгалтерию и бизнес-схемы, которые вряд ли подойдут инвесторам. Поэтому китайские инвесторы скорее попытаются зайти на рынок через схему аренды государственных земель, чем приобретения частных компаний и создания из них большого агрохолдинга. Но такой вариант может рассматриваться не в ближайшей перспективе. Пока что Пекин, скорее всего, будет делать ставку в Украине на предоставление кредитных средств и оборудования взамен на часть урожая.

К этому необходимо добавить, что в Китае распространено нерациональное культивирование, слишком плотное засевание, чрезмерное использование химической продукции, в результате чего грунты стремительно теряют плодородие. Так, одной из основных причин обширной эрозии грунтов Китая и эвтрофикации его природных водоемов является чрезмерное использование химических удобрений. По данным китайских экспертов, годовое количество используемых в КНР химических удобрений в 2,5 раза выше среднемирового уровня; площадь загрязненной химикатами пахотной земли составляет 9,5 млн га. С проблемой интенсивного использования удобрений китайскими компаниями уже столкнулись в России. Это формирует повышенные риски и для украинских земель в случае прихода китайских компаний на рынок сельхозпроизводства в Украине.

Высокотехнологичный сектор

В вопросах сотрудничества в высокотехнологичных отраслях Украина и Китай имеют диаметрально разные приоритеты. Если Киев подобное сотрудничество видит в инвестировании в украинские предприятия или, в крайнем случае, в обмене технологиями, то Пекин делает ставку лишь на получение доступа к новым для себя технологиям с организацией производства на своей территории.

К примеру, интерес КНР к двигателям украинского производства может быть обусловлен проблемами, возникшими у Пекина в процессе завершения работ над истребителем пятого поколения J-20 и связанными с недостаточной мощностью двигателя, неспособного осуществлять полеты на сверхзвуковых скоростях. Заказы в Украине на форсажный двигатель для L-15 потенциально могут быть предназначены для получения технологий и разработки усовершенствованных установок для J-20.

Китайские авиастроители пытаются освоить производство самолетов разного типа, поэтому привлекают к реализации проектов специалистов тех стран, которые владеют новейшими технологиями в области авиастроения. Это объясняет тесное сотрудничество Украины с Китаем в этой отрасли, наблюдаемое в последнее время.

Однако китайская сторона будет настаивать на совместном производстве двигателей с целью получения доступа к украинским технологиям. В отношении ГП "Антонов" китайская сторона проявляет интерес к доступу к новым цифровым технологиям и системам украинских региональных самолетов, а также к проекту Ан-178. Ключевым риском является использование отечественных технологий для создания китайских образцов, имеющих значительно больший финансовый ресурс для организации массового производства. В частности, ГП "Антонов" уже принимало участие в создании регионального самолета ARJ21 (проектирование крыла) и Юнь-8 (его прототипом является Ан-12). Кроме того, Пекин располагает значительно большими возможностями по сбыту продукции, принимая во внимание его позиции на рынках Африки, Южной Америки и Юго-Восточной Азии. Несмотря на заверения представителей украинских компаний "Мотор-Сич" и "Ивченко-Прогресс", китайские производители, получив технологии, способны в течение двух-трех лет осуществить технологический прорыв в этой отрасли.

Китайских разработчиков неоднократно обвиняли в незаконном использовании, например, российских разработок и технологий в авиастроении. Так, китайский палубный истребитель J-15 имеет большое сходство с российским Су-33 — основным российским самолетом палубной авиации.

Также Пекин обвиняли в незаконном использовании чертежей, ссылаясь на копирование российского истребителя дальней авиации Су-27. В 90-е годы Китай вроде бы планировал закупить партию таких самолетов, но после ознакомления с чертежами отказался от сделки стоимостью в несколько миллиардов долларов. В скором времени появился J-11 — самолет, похожий на Су-27.

Очевидно, что аналогичная ситуация характерна для секторов военно-промышленного комплекса, электронной и космической промышленности.

Сохранение существующей политики в сфере направлений совместной деятельности в высокотехнологичных отраслях имеет ресурс пять-семь лет, после завершения которого Китай будет обладать достаточными знаниями, не требующими участия украинских партнеров. После этого интересы Пекина в Украине будут концентрироваться исключительно на сырьевых и ресурсных проектах.

Фармацевтический сектор

Китайская фармацевтическая промышленность характеризуется высокими темпами прироста. Ожидается, что в 2015 г. Китай станет вторым по объему фармацевтическим рынком в мире. В 2012-м объем производства фармацевтической продукции Китая составил 294 млрд долл. Сегодня КНР — мировой лидер по производству активных фармацевтических ингредиентов (АФИ). Производственные мощности позволяют производить 1,5 тыс. видов АФИ, 4,5 тыс. наименований готовых лекарственных средств и более 40 видов вакцин. Украина — один из наиболее важных партнеров для КНР в фармацевтическом секторе в Центральной и Восточной Европе и обладает большим производственным потенциалом, а также увеличивающимся рынком потребления лекарственных средств. Внешнеторговый оборот фармацевтической продукции Китая увеличивается ежегодно на 20%. Объем экспорта китайских препаратов в Украину в 2012 г. составил 159 млн долл., по сравнению с прошлогодним аналогом прирост достиг 4%.

Однако препятствиями для расширения присутствия китайской фармацевтической продукции на отечественном рынке являются политика импортозамещения, которая проводится государством и проявляется в ряде законотворческих инициатив по поддержке национального производителя, ценовое регулирование, сертифицирование на соответствие требованиям надлежащей производственной практики.

В то же время доступ украинских компаний на китайский рынок усложняется высоким уровнем протекционизма со стороны официального Пекина. В связи с этим КНР будет делать ставку на увеличение импорта фармацевтической продукции на украинский рынок, продолжая сдерживать крайне скромные попытки экспансии украинской продукции на рынок Китая.

Транспортно-
логистический сектор

Китай заинтересован в развитии логистическо-транспортной системы Украины, которая бы позволила ускорить и удешевить грузовое и пассажирское сообщение КНР со странами европейского сообщества. В ходе последних переговоров украинской делегации в Пекине особое внимание уделялось развитию портовой инфраструктуры. Аналогичный интерес к портовым активам китайские компании и государственные фонды проявляли в различных странах.

Очевидно, что интерес к портовой инфраструктуре Украины со стороны КНР будет усиливаться. Однако сомнительно, что китайские инвесторы будут допущены к портам, принимая во внимание конкуренцию и интересы ведущих ФПГ Украины, контролирующих сегодня эту сферу.

Кроме того, объективные проблемы возникают по поводу возможности китайских инвесторов найти и получить доступ к свободным земельным участкам на береговой линии, которые подходили бы для приема крупнотоннажных судов.

Выводы

В связи с вышеизложенным существуют сомнения в том, что Украине удастся нарастить приток китайских инвестиций, а также существенно увеличить экспорт для "выхода в ноль" в двустороннем торговом сотрудничестве. Нынешние его темпы не приведут к значительному уменьшению отрицательного украинского сальдо в торговле с Китаем. Нынешний быстрый рост экспорта в данную страну и превышение темпов роста импорта в пять раз, на фоне их объемов, не является существенным позитивным фактором для украинской экономики.

При этом существует высокая вероятность потери технологических и инновационных преимуществ в ряде промышленных отраслей и передачи технологий КНР. В среднесрочной перспективе основу двусторонней торговли по-прежнему будет составлять экспорт украинской сельскохозяйственной продукции и руды. Вместе с тем ожидается рост объемов импорта и расширение товарной номенклатуры товаров, поставляемых из Китая. В финансовой сфере будет наблюдаться дальнейшее наращивание кредитования со стороны государственных финучреждений КНР под государственные гарантии Украины. Однако, поскольку получателями кредитов будут выступать в основном государственные компании, эффективность привлечения подобных кредитов будет незначительной.

Подписание и, что более важно, начало практической реализации зоны свободной торговли с ЕС может стать стимулом для активизации китайских инвестиций в Украину. При активном расширении торгового сотрудничества по линии Украина—ЕС Китай может быть заинтересован в создании на территории Украины производственной базы для дальнейшего экспорта на рынок Европы. По нашей информации, китайцы рассматривают южные области Украины в качестве наиболее перспективных для создания производств.

Отметим, что параллельно Пекин активизирует сотрудничество с соседней Беларусью, где планирует серьезные инвестиции в производство на базе специально созданных индустриальных парков. В случае реализации соответствующих проектов в Беларуси и Украине (при условии подписания ЗСТ с ЕС) официальный Пекин получит дополнительные возможности для выхода своих компаний на рынки стран ТС и ЕС, используя данные государства. Это, в свою очередь, значительно усилит позиции Китая в Европе без активизации торговых конфликтов с двумя основными игроками: ЕС и Россией.

При подобном раскладе государству необходимо продолжать политику диверсификации геоэкономических связей, чтобы не попасть в геополитическую зависимость. Сотрудничество с Китаем может быть выгодно Украине в том случае, если государству удастся выстроить политику, основанную на двух основных принципах.

Во-первых, в Украине должны появиться жесткие законодательные условия по качеству продукции, экологическим нормам и социальной ответственности бизнеса. В данном контексте адаптация украинского законодательства к европейскому может сыграть позитивную роль. Однако данных изменений, на наш взгляд, будет недостаточно.

Во-вторых, с учетом различного геополитического и геоэкономического веса Киева и Пекина Украине не стоит значительно стратегически ориентироваться на Китай, несмотря на все очевидные экономические выгоды. Украина должна проводить политику диверсифицированного геоэкономического подхода, рассматривая сотрудничество с Китаем на уровне взаимоотношений с Россией и ЕС, при этом активно развивая взаимоотношения с арабским миром, Турцией и, в меньшей мере, с Индией.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно