Прагматизм с восточной спецификой

15 сентября, 12:47 Распечатать Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября

Перспективы отношений с Китаем в рамках инициативы "Один пояс — один путь".  

Прагматизм в международных отношениях — принцип, выдвинутый новым министром иностранных дел Украины Вадимом Пристайко

Он предполагает взвешенный подход к выстраиванию партнерства, отстаивание национальных интересов и практический эффект от дипломатических мероприятий. В этом случае прагматизм потребует переосмысления и уже действующих соглашений с различными странами, объединениями и организациями. Развитие торговых контактов и формирование позитивного имиджа в странах Азии — один из приоритетов нашего нового внешнеполитического курса.

Китай бесспорно является наиболее мощной и успешной страной в Азии. Сегодняшние украинские отношения с ним сконцентрированы вокруг торговли, а инвестиционная и гуманитарная составляющие развиты слабо. При этом между странами действует декларация о стратегическом партнерстве, подписан договор о дружбе и сотрудничестве, на постоянной основе действуют комиссии и подкомиссии по развитию сотрудничества. Украина присоединилась к глобальной инициативе Китая "Один пояс — один путь" (ОПОП), согласованы план действий и план мероприятий по ее совместной реализации.

Перечень ожиданий от ОПОП украинской стороны, изложенный в планах, более чем скромный: расширить доступ для украинской сельскохозяйственной продукции на рынки Китая, способствовать инвестиционным проектам по развитию транспортной инфраструктуры, заинтересовать китайскую сторону энергетическим и финансовым секторами, интернет-торговлей, туризмом, нарастить транспортировку товаров по Транскаспийскому коридору через Грузию и Азербайджан в Европу. Украина приглашает Китай принять участие в строительства моста через Днепр в Кременчуге, кольцевой дороги вокруг Киева, четвертой ветки столичного метро, нескольких мусороперерабатывающих заводов, энергоблоков на электростанциях, а также LNG-терминалов в украинских портах. Создается ощущение, что, предлагая дежурные проекты, не находящие должного финансирования внутри страны, украинская сторона романтично и бессистемно подходит к ОПОП, не имеет количественной оценки собственных интересов, не готова использовать открывающиеся в рамках инициативы возможности для стимулирования экономического роста.

Осуществить экономическую оценку потенциальных выгод для Украины от инициативы и обосновать уровень участия в ней чрезвычайно важно и в то же время сложно. Принципы, возможные маршруты, общие механизмы и приоритеты ОПОП ясны, но предложенная китайской стороной детализация инициативы остается на низком уровне. Частично это результат сознательного подхода организаторов — сделать проект максимально открытым, сохранив в то же время гибкость в трактовке его содержания.

Хотя сами китайцы заявляют, что реализация инициативы потянет на 1,5 трлн долл., Всемирный банк в июньском докладе оценил стоимость инициированных инфраструктурных проектов для некитайских участников ОПОП в 575 млрд. "Пояс и путь" имеет большой диапазон для развития: объем текущей торговли и инвестирования между Китаем и участниками ОПОП остается ниже потенциального уровня на 30 и 70% соответственно. Реализация проектов по усилению инфраструктурной связности стран Евразии может способствовать расширению торговли на 3–10%, а иностранных инвестиций — на 7,5%.

Место и роль Украины в создаваемых сегодня коридорах ОПОП просматриваются нечетко. Каждый из трех основных сухопутных маршрутов — северный (Китай—Монголия—Россия), центральный ("Новый евразийский сухопутный мост" через Казахстан—РФ—Беларусь—Польшу) и южный ("Новый шелковый путь" через Казахстан—Узбекистан—Туркменистан—Иран—Турцию) — пролегает в обход нашей территории. Украина может принимать в них участие, но не как основное звено, а как добровольный инвестор, без которого можно и обойтись. Гипотетически инфраструктура Украины может быть вертикальным коннектором между центральным и южным коридорами, но стабильная переброска товарных потоков по нему не гарантирована.

Рентабельность транспортировки грузов по железным дорогам из Китая в Украину и далее в Европу — другой фактор, вызывающий предостережения. Стоимость доставки по железной дороге стандартного 40-футового контейнера из перегрузочных хабов на границе Китая и Казахстана в восточную Украину по самому короткому центральному коридору (через Казахстан и Россию) составляет более 2 тыс. долл. В то же время доставка морским путем контейнера из восточных портов Китая на юг Украины обходится в 1 тыс. долл. Хотя транспортировка по железной дороге происходит в два раза быстрее (14–16 дней против 30 дней морем), она может быть искусственно осложнена недружественной политикой транзитных стран. Железнодорожные перевозки пока остаются невыгодными, а потому искусственно поддерживаются китайскими властями местного уровня. Субсидии составляют от 1 до 5 тыс. долл. на 40-футовый контейнер в зависимости от города происхождения груза. Некоторые китайские грузоотправители, посылая в Европу не только грузы, но и пустые контейнеры, уже выстроили бизнес вокруг получения субсидий. Хотя совокупные расходы на поддержание железнодорожного варианта ОПОП для КНР вполне подъемные, — они оцениваются в 0,7–1 млрд долл. в год, но уже разрабатываются планы по прекращению с 2022 г. субсидирования.

Дополнительно стоит отметить, что коридор "Новый шелковый путь", идущий через Центральную и Западную Азию в обход России, на сегодняшний день является наименее связным. Украинские власти уверенно ассоциируют нашу страну с одной из веток коридора — Транскаспийским маршрутом (из Казахстана в Азербайджан, Грузию и далее в Украину). Но необходимая в таком случае транспортировка контейнеров по Каспийскому и Черному морям сделает стоимость доставки грузов из Китая еще менее рентабельной, а время в пути — дольше.

Отсюда следует, что логистическое значение для Украины имеет только центральный коридор ОПОП "Новый евразийский сухопутный мост", выгоды от участия в котором весьма неоднозначны. Показателен тут пример Беларуси, являющейся транзитной альтернативой нашей стране. За 2018 г. Белорусская железная дорога перевезла в рамках проекта ОПОП 331,5 тыс. контейнеров (в то время как "Укрзалізниця" — только 12 тыс.), ее выручка составила 140–170 млн долл. Под инфраструктурные проекты Беларусь смогла привлечь у Китая уже около 800 млн долл. В целом же под проекты в рамках ОПОП (включая промышленность, энергетику, поддержку малого и среднего бизнеса и т.п.) стране предоставлены две кредитные линии в юанях на сумму, эквивалентную 7 млрд долл. Значительная часть этих средств — связные кредиты, обязывающие к кооперации с китайскими компаниями при их освоении. Займы имеют длительный срок погашения, и процентная ставка по ним выше средней. Вероятно, они окажут влияние на совокупную долговую нагрузку Беларуси, а их окупаемость будет связана со способностью руководства страны преодолеть ограничения экономического сотрудничества с ЕС.

Какой объем расходов на участие в китайском ОПОП для Украины в таком случае является оправданным, и какие экономические выгоды страна могла бы получить? Оценки Всемирного банка для стран Европы умеренные: рост на 3% в сельском хозяйстве (для Украины это означает производство продукции дополнительно на 0,4 млрд долл. ежегодно), на 0,68% в промышленности (+0,1 млрд) и на 1,43% в сфере услуг (+0,5 млрд дол. ежегодно). Итак, от участия в инфраструктурных проектах ОПОП украинский ВВП может быть дополнительно увеличен на
1 млрд долл. ежегодно, или на 0,76% от уровня 2018 г. К 2030 г. суммарный дополнительный прирост ВВП Украины составит до 17 млрд долл. За счет интенсификации торговли можно рассчитывать и на рост экспорта из Украины — до 360 млн долл. дополнительно (0,75% в год от объема экспорта 2018 г.). Для страны, годовые объемы экспорта которой доходили до 50 млрд долл., это, конечно, не существенно. В более продолжительном периоде (до 2030 г.) за счет участия в инициативе Украина оценочно сможет нарастить экспорт на 1,4–1,7 млрд долл. сверх ожидаемого. В то же время дополнительный прирост импорта составит 4,2–4,7 млрд долл., что будет способствовать увеличению дефицита торгового баланса.

Однако для получения выгод от интенсивного участия в ОПОП Украине необходимо осуществить расходы, направляя их на модернизацию и обновление инфраструктуры. Объем средств, сосредоточенных на связанных с инициативой проектах, должен составлять 0,6–0,7% ВВП за первые два года и 0,5–0,6% ВВП за последующие три года (оценки Всемирного банка). Хотя такие капиталовложения могут финансироваться за счет китайских банков, и дестабилизирующий эффект на внешний долг они вряд ли окажут, ожидаемые выгоды от них практически равны расходам, не говоря уже о необходимости привлекать китайских подрядчиков для их освоения.

Помимо самой инфраструктуры, в развитии торговли между странами "Пояса и пути" важную роль будут играть скорость преодоления товарами таможенных границ между странами, а также наличие между ними ограничений в торговле. В большей мере они свойственны азиатским странам, однако для Украины остаются также существенными: среднее время на организацию экспорта составляет 72 часа, а импорта — 128 часов, средняя стоимость услуг экспорта — 267 долл., импорта — 272 долл. По всем четырем показателям мы проигрываем Беларуси, что будет стимулировать транспортные компании направлять товарные потоки в обход Украины. Даже относительно неплохо налаженные у нас логистические услуги нивелируются низким уровнем инфраструктуры, качества работы таможенных органов.

По оценке ученых, при усовершенствовании и синхронизации таможенного и сервисно-технического обслуживания с участниками ОПОП расходы и потери в постсоветских странах могут достигать 2% ВВП ежегодно до 2030 г., что для Украины составляет 2–2,6 млрд долл. В случае существенного снижения барьеров от некачественного транспортного обслуживания Украина может нарастить объемы торговли и более ощутимо стимулировать рост. Увеличение ВВП от участия в ОПОП в этом случае оценивается в 3–3,5 млрд долл. сверх прогнозируемого прироста с перспективой его расширения до 4,5–5 млрд к 2030 г. Перспектива роста экспорта оценена в 2%, а импорта — в 5%.

Еще больший потенциальный эффект — от 5,5 до 8 млрд долл. ВВП в год — содержит пересмотр торговых ограничений между Украиной, Китаем и остальными участниками инициативы. Средний уровень тарифной защиты по коридорам ОПОП находится на уровне 9%, причем в КНР — 11, в то время как в Украине — всего 4,5%. Наиболее защищенными секторами участников инициативы являются сельское хозяйство, кондитерская, табачная, текстильная отрасли, где у Украины как раз есть конкурентные преимущества. Очевидный способ их устранения — подписание торговых соглашений, которые помогут интенсифицировать украинский экспорт на 2,6% и импорт на 5,4% сверх прогнозируемого уровня к 2030 г. Проблема с соглашением о свободной торговле с Китаем двояка. Во-первых, оно усилит дефицит торгового баланса Украины и будет подрывать экономическую стабильность. Во-вторых, соглашение не сможет способствовать реиндустриализации нашей экономики, о чем свидетельствует кейс с "Мотор Сич": Китай поддерживает технологичное производство с высокой добавленной стоимостью только внутри своих границ.

Тем не менее полностью отказываться от переговоров о ЗСТ с КНР также не стоит, поскольку она практикует подписание не всеобъемлющих, а поверхностных соглашений такого типа. Туда реже попадают положения о контроле инвестиций, устранении нетарифных барьеров торговли или экологических нормативах. Соглашаясь на ЗСТ с большим списком исключений, Китай регистрирует факт политического сотрудничества, а не конкретные торговые обязательства. Поэтому переговоры на эту тему стоит синхронизировать с национальной стратегией промышленного развития Украины (если таковая когда-либо появится).

В итоге Украина будет получать отдачу от участия в инициативе, если вместе с расширением украинско-китайского сотрудничества состоится углубление отношений Украины со странами внутри коридоров ОПОП. Ввиду враждебной позиции РФ добиться этого будет трудно. Прагматично подходя к инициативе, Украина должна ориентироваться на усиление операционной совместимости транспортных потоков в рамках коридоров. Обеспечить ее возможно путем гармонизации законов, норм, стандартов, практики и институциональных рамок, привязывая их к действующим международным согласованным стандартам. Китайский интерес в Украине необходимо нацеливать не только на пространственно-экономическое, но и на гуманитарное и интеллектуальное сотрудничество. Поддерживаемые ОПОП инвестиции в информационно-коммуникационные технологии и инфраструктуру, которых сегодня очень не хватает Украине, не только улучшат работу и управление коридорами инициативы, но и поспособствуют экспансии отечественного ІТ-сектора на международные рынки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно