Модель дешевой рабочей силы и ее последствия для Украины

22 ноября, 2013, 20:00 Распечатать

Без налоговой реформы с перенесением акцентов с налога на валовую добавленную стоимость на инструменты прямого налогообложения текущих доходов домохозяйств не стоит ждать высоких зарплат в Украине.

Претензии относительно неудовлетворительного уровня оплаты труда, в частности низких зарплат, в Украине обычно связывают с периодом независимости. Ради исторической справедливости следует напомнить, что эта проблема существовала всегда, с появления самых первых наемных работников на украинских землях. Формирование модели дешевой рабочей силы в значительной степени обусловлено спецификой видов и технологий экономической деятельности, предполагающих экстенсивный характер занятости и ее низкую производительность. Вместе с тем большое влияние оказывала и государственная политика.

Прежде всего, нужно учитывать особенности фискальной политики. Общеизвестен тезис, что государство по-настоящему заинтересовано в росте доходов граждан, если уплаченные с них налоги играют ведущую роль в формировании бюджета страны. В Украине налоги с трудовых доходов никогда не имели значения бюджетообразующих.

В эпоху феодализма денежные поступления в государственную казну формировались преимущественно за счет косвенных налогов, связанных с торговлей, — пошлины на экспорт и импорт товаров. Налоги на производство и продажу подакцизных товаров (меда, пива, водки, табака), другие налоги на производство (от мельниц, рудников, купцов, ремесленников и т.д.) или целевые сборы уплачивались в основном в натуре.Обязанности населения перед государством заключались главным образом в выполнении разного рода "повинностей" (военная или охранная служба, снаряжение и содержание войска, выполнение сельскохозяйственных, строительных и других работ), а перед господствующими слоями — в отработке барщины. Фискальная политика, основывавшаяся преимущественно на отбытии повинностей и уплате натурального чинша, а не на денежных налогах, сама по себе являлась фактором продления периода патриархально-феодального экономического уклада.

Значительная часть населения, причем самая богатая, была освобождена от уплаты налогов: княжеская аристократия, дворянство, шляхта, духовенство, а после восстания Хмельницкого — все казачество. Казаки были переведены в "податное сословие" после отмены Гетманщины Екатериной ІІ. То есть обязательство платить налоги являлось признаком невысокого социального статуса. Но всегда существовала возможность избежать уплаты налогов или повинностей, став переселенцем — с целью колонизации новых земель и защиты юго-восточных границ жителям тех территорий предоставлялись льготы и свобода от любых повинностей на продолжительный срок.

В советское время ведущую роль в формировании бюджета играли две статьи поступлений — налог с оборота и платежи государственных предприятий с прибыли (вместе 75–80% общей суммы доходов бюджета). Доля государственных налогов с населения составляла всего 8–10%, в том числе подоходный налог — около 7%. Последствия такой фискальной политики хорошо известны — раздутые валовые показатели производства и мизерные зарплаты.

Таким образом, Украина пришла к независимости с патерналистски настроенными власть имущими и с населением, не привыкшим чувствовать свою финансовую ответственность за выполнение государственных (в частности социальных) обязательств. Переход к рыночным принципам экономической деятельности, разгосударствление и приватизация предприятий все же существенно изменили структуру доходов бюджета. В первой декаде 2000-х годов налог с доходов физических лиц обеспечивал 18–22% общей суммы налоговых поступлений, или 15–17% общего объема доходов сводного бюджета страны.

Двухлетняя практика реализации норм Налогового кодекса свидетельствует, что Украина до сих пор не определилась с расстановкой фискальных акцентов. Курс на снижение ставок налога на прибыль предприятий и внедрение прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц должен был открыть перспективы для увеличения фискальной роли доходов населения. Однако на практике роль бюджетообразующего налога остается за налогом на добавленную стоимость. В 2012 г. поступления от налога с доходов физических лиц в сводный бюджет Украины составляли 68,1 млрд грн, тогда как от налога на добавленную стоимость — 138,8 млрд грн, то есть вдвое больше. Проблема заключается в том, что налог на добавленную стоимость по своим классификационным признакам относится к косвенным налогам (то есть его администрирование не является очевидным и понятным для широких слоев населения) и к налогам на потребление (то есть он не связан напрямую с занятостью и размерами заработков). Как показывают международные исследования, активизация налогов на потребление увеличивает разрыв между богатыми и бедными, поскольку последние тратят на потребительские нужды значительно большую часть своих ресурсов.

Можно утверждать, что без налоговой реформы с перенесением акцентов с налога на валовую добавленную стоимость на инструменты прямого налогообложения текущих доходов домохозяйств не стоит ждать высоких зарплат в Украине. В подавляющем большинстве европейских стран поступления от налога с доходов граждан играют ведущую роль в формировании государственных финансов страны. По данным Евростата, в Бельгии, Германии, Ирландии, Испании, Италии, Нидерландах, Австрии, Финляндии, Швеции, Великобритании, Исландии налоги с доходов граждан обеспечивают 34–43%, в Дании — 52% налоговых поступлений. Таким образом формируется сознательное отношение граждан к необходимости перераспределения доходов и соучастия в обеспечении финансирования общественных расходов.

Близка к фискальной и другая политико-экономическая причина, объясняющая традицию низких зарплат в Украине: историческое отставание в развитии денежной системы и товарно-денежных отношений обусловило существенность натуральной составляющей в оплате труда или использование других способов избегания/уменьшения денежных расчетов. В феодальном обществе натуральная оплата труда была нормой. Основным способом вознаграждения за государственную/военную службу были освобождение от уплаты налогов и повинностей (говоря современным языком, взаимозачет встречных требований), а также право на землю и труд крестьян.

Отмена крепостничества открыла путь к развитию рыночных, капиталистических отношений и денежных форм расчетов. По данным советского академика С.Струмилина, в 1900–1914 гг. около 90% заработной платы фабрично-заводским рабочим выплачивалось денежной наличностью.

Однако сначала Первая мировая война, а особенно революционные события 1917 г. и затяжная гражданская война с частой сменой власти (и соответственно денежных единиц) обесценили силу денег. Политика военного коммунизма, предусматривавшая тотальную милитаризацию труда, сворачивание товарно-денежных отношений, натурализацию и уравнительный подход в оплате труда, не могла обойтись без принудительного труда. В сущности, занятость из экономической категории снова превратилась в трудовую повинность, только вместо барщины ее должны были отрабатывать на государственных предприятиях или в совхозах/колхозах; вознаграждением за труд были пайки или трудодни. Колхозники фактически находились в состоянии закрепощения вплоть до хрущевских реформ, заработную плату в денежном виде (и то лишь ее часть) им начали выплачивать только в конце 1958 г.

В истории независимой Украины также был период "натурализации" оплаты труда. Гиперинфляция первой половины 1990-х годов привела к кризису неплатежей и распространению бартерных договоров; при отсутствии денежных средств предприятия старались рассчитаться с работниками
своей или обмененной продукцией. Даже когда инфляцию более или менее укротили, бартерные договоры, натуральная оплата труда оставались популярными, поскольку позволяли предприятиям уменьшить уплату налогов и взносов по социальному страхованию. В 1999 г. в среднем во всех отраслях экономики 11,8% фонда оплаты труда было покрыто путем продажи продукции в счет заработной платы; в сельском хозяйстве этот процент достигал 56,9, в лесном хозяйстве, рыбном хозяйстве и заготовках — около 25, в промышленности — 10%. Следствием натурализации зарплат была в частности задолженность по социальным выплатам, которая достигала на начало 1999 г. 2,9 млрд грн. Ликвидировать задолженность по пенсиям и существенно уменьшить задолженность по другим видам социальных выплат удалось только в 2000 г., когда правительством были приняты меры по ограничению бартера.

Другим "проверенным" способом уменьшения денежных расходов на выплату заработной платы является перераспределение доходов через социальные трансферты, предоставление профессиональных и социальных льгот и т.д. Роль общественных фондов потребления в советской Украине была огромной: по сравнению с расходами республиканского бюджета, выплаты и льготы из фондов достигали свыше 80%, в 1970-х годах — 88%. Хотя общественные фонды потребления формировались в значительной степени за счет занижения размера денежной заработной платы, непосредственно рабочим и служащим поступала только маленькая доля от этого пирога. Главными статьями расходов общественных фондов потребления были социальное обеспечение и социальное страхование (прежде всего выплата пенсий), образование, здравоохранение; около 45% общей суммы выплат и льгот предоставлялись в натуральном виде.

После обретения независимости Украина не только не отменила социальные выплаты и льготы, но и существенно их расширила как по видам социальной защиты, так и по охваченным контингентам. Разнообразные льготы, социальные выплаты и социальные услуги в Украине непосредственно предусмотрены в 58 законах и в более чем 120 подзаконных нормативно-правовых актах. Сейчас насчитывается около 120 категорий льготников, из которых только 45 категорий имеют право на льготы по социальному признаку, а 57 — по профессиональному. Кроме того, насчитывается свыше 130 категорий получателей разных видов социальных выплат, из которых только 70 получают выплаты по социальному признаку и около 50 — по профессиональному. Непрозрачность, затратность и низкая эффективность национальной системы социальных выплат и льгот очевидны и много критикуются. Отсутствие реформ в этой сфере связано с инерционностью государственной социальной политики, которая продолжает следовать патерналистским установкам.

По данным Госстата Украины, почти 55% общего объема поступлений в систему социальной защиты приходится на социальные взносы работодателей; взносы работников составляют только 8,5%, еще 36,3% — это средства, выделяемые из бюджета страны (включая местные бюджеты). Если бы работодатели не должны были нести такое бремя по финансированию социальных мер, номинальная заработная плата работников могла бы быть существенно выше, хотя общий объем затрат на рабочую силу и размер нетто-зарплаты могли бы оставаться на том же уровне. Конечно, речь не идет о необходимости полной "бруттизации" зарплат, но достижение более взвешенных пропорций в ответственности работодателей и работников за уплату социальных взносов поспособствует оптимизации структурирования макроэкономических показателей расходов на рабочую силу в составе ВВП, образованию и распределению доходов по институционным единицам. Для этого надо перераспределить фискальную нагрузку: значительно уменьшить размер единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование для работодателя и вместе с тем соответствующим образом увеличить размер единого взноса для работника и/или ввести полномасштабную прогрессивную шкалу налогообложения доходов домохозяйств.

Кроме более адекватных реальному состоянию макроэкономических пропорций, такое перераспределение обязательно окажет социальный эффект. Сейчас же, когда размер единого взноса для работодателей достигает, в зависимости от класса профессионального риска производства, от 36,76 до 49,7% начисленной заработной платы, многие политики, члены правительства, общественные деятели и эксперты выражают "сочувствие" работодателям по этому поводу. Такое восприятие формирует в обществе снисходительное отношение к фактам утаивания от официального оформления части зарплаты или в целом трудовых отношений (зарплата в "конвертах" и т.п.). При этом сочувствующие забывают, что работодатели платят единый взнос не за счет собственной прибыли, дохода, а прежде всего за счет установления заниженных зарплат своим работникам и/или установления более высокой цены на свою продукцию. То есть в проигрыше остаются не работодатели, а работники (прежде всего бюджетной сферы), потребители и слои населения, действительно нуждающиеся в общественной поддержке. Перераспределение размера единого взноса от работодателя к работнику будет способствовать детенизации зарплат, поскольку станет понятнее, кто какое бремя несет в действительности.

К сказанному выше следует прибавить, что отдельной причиной низкой оплаты труда в Украине является отсутствие традиций нормального социального диалога. Неуважительное или даже пренебрежительное отношение к работе и труженикам является проявлением и вместе с тем причиной цивилизационной отсталости нашего общества. В Западной Европе значительно раньше (еще в ХІV в.) появились общественные деятели и движения, которые пытались привлечь внимание к тяжелому положению трудящихся, добивались признания важности учета их интересов. Один из основателей экономической науки Адам Смит дал этой необходимости социально-экономическое обоснование: рабочие и другие труженики составляют преобладающее большинство населения, а любое общество не может существовать благополучно, если самая большая его часть бедная и неудовлетворенная. Он подчеркивал, что надлежащее вознаграждение за работу поощряет трудолюбие, которое нужно развивать, как и любое другое человеческое свойство, — при более высокой заработной плате работники будут трудолюбивее, старательнее и сообразительнее.

Слабость гуманистических общественных движений обусловила запоздалую отмену барщины (на западноукраинских землях — в 1848 г., на тех, что были под Российской империей, — только в 1861 г. и на значительно худших условиях). Необходимо указать очень важное отличие в способе ликвидации крепостничества: не путем медленного естественного отмирания, как на Западе, а путем издания закона о его отмене; т.е. этого очень не хотели помещики, и крепостные к этому не были готовы. Этот важный социально-психологический момент оказал большое влияние как на процесс формирования буржуазии и пролетариата, так и на ментальное восприятие отношений между работодателем и работником. Общая отсталость всего общественного и политического порядка, низкий уровень производственной культуры, нищета, необразованность и разрозненность рабочих обусловливали чрезвычайную уязвимость их позиций в распределении общественного продукта, а следовательно, и мизерность зарплат.

С утверждением советской власти была исключена сама возможность диалога, поскольку сторона работодателя была теперь представлена, в сущности, партийной номенклатурой. Этот "работодатель" мог не слишком обращать внимание на заработную плату и интересы работников в целом, поскольку был монополистом и владел крепкими методами внеэкономического принуждения к труду. Первый из этих методов — идеологическая обработка (в частности необходимость жертвы ради "светлого будущего" при коммунизме), второй — прямое физическое и административное принуждение (труд узников, обязанность трудоспособных к общественно полезному труду, борьба с "тунеядством" и "нетрудовыми" доходами и т.п.). Широко использовались также методы экономического стимулирования (социалистическое соревнование и разнообразные "стахановские" движения, повсеместное распространение сменных режимов труда и т.д.), позволявшие при минимальных дополнительных затратах на рабочую силу и средства производства получить большие объемы продукции.

Обретение независимости дало возможность демократизировать трудовые отношения, но укрепление института социального диалога происходит слишком медленно, особенно на уровне предприятий и индивидуальных трудовых соглашений. Обвинять в этом надо не только работодателей, пытавшихся всеми способами удержаться на позициях диктата, не только профсоюзы, не умеющие действовать решительно и самостоятельно, не только работников и население в целом, не проявляющих гражданскую активность, но и патерналистскую традицию государственной политики, которая в условиях рынка и демократических свобод пытается действовать старыми административными методами.

Главным следствием модели дешевой рабочей силы следует считать искажение дифференциации размеров заработной платы, прежде всего отсутствие адекватных соотношений между оплатой умственного и физического, квалифицированного и неквалифицированного труда. Неквалифицированный массовый рабочий и в лучшие, и в худшие времена всегда получает зарплату на уровне, необходимом для его физического существования (ниже платить просто невозможно). Но квалифицированная рабочая сила, по условиям ее воспроизведения, должна оплачиваться значительно дороже. Всеобщий низкий уровень зарплат всегда свидетельствует об уравниловке в оплате труда, которая достигается за счет экономии на квалифицированной рабочей силе.

За период независимости диспропорции в оплате труда приобрели более явный вид, поскольку набрали силу новые, рыночные факторы дифференциации — конкурентоспособность отрасли, конъюнктура на внутреннем и внешних рынках, успешность менеджмента предприятия и т.п. Но у работников бюджетной сферы "работодатель" не изменился, и их зарплаты по-прежнему остаются одной из ведущих статей экономии бюджетных расходов.

Особенностью современной ситуации является также опережающий рост потребительских нужд и требований к оплате труда со стороны населения наряду с отсутствием целенаправленных действий относительно структурных изменений в экономике со стороны государства и работодателей. Население сравнивает свое сегодняшнее благосостояние не с советским прошлым, а с достигнутым уровнем жизни в развитых странах, поэтому так критически относится к существующим стандартам оплаты труда, поэтому такая низкая мотивация к экономической активности. Вопреки давним разговорам о необходимости перехода на инновационную модель развития, государство и работодатели продолжают придерживаться модели дешевой рабочей силы, следствием чего является консервация устаревшей материально-технической базы производства и архаической структуры экономики, а следовательно, один из самых низких в Европе уровней производительности. Как отмечал советский академик С.Струмилин, непродуманная экономия на заработной плате — наихудший по своей убыточности способ экономии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 22
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно