Все договорились. Финансовый фундаментализм победил реформы

22 ноября, 2013, 19:15 Распечатать Выпуск №43, 22 ноября-29 ноября

Нынешнюю проблему "компенсации части доходов, которые будут недополучены вследствие снижения ставок" нельзя решать исключительно в пределах налогового ведомства путем "балансирования налоговой нагрузки". Нужно серьезно разбираться в расходной части бюджета.

Скромная, но имеющая далеко идущие последствия новость последнего времени: мы не сможем достичь ранее планировавшегося снижения налогов и сборов.

Напомним, что согласно переходных положений Налогового кодекса ставка НДС с 1 января 2014 г. должна была составить 17%, ставка налога на прибыль — 16%. Однако наиболее радикальным проектом считалась инициатива вновь созданного Министерства доходов и сборов о двукратном понижении взносов в социальные фонды (с нынешних "около 40%" — до "примерно 20%"). Ставки приводим условно, поскольку они колеблются в зависимости от условий трудовой деятельности. Еще многие склонны сочетать или не сочетать часть взносов, уплачиваемых работодателями и работниками. Чтобы увеличить значимость своих слов и приуменьшить доводы собеседника. В зависимости от своей "точки сидения", определяющей зачастую и "точку зрения". И только работника интересует конечная цифра, сколько же он получит на руки, а не бухгалтерские игры бюрократов.

Перспективный проект "ставка социальных взносов около 20%" выглядел как радикальное и даже в некотором роде авантюрное решение. Несбыточная мечта, на которую, тем не менее, хотелось надеяться. Потому что в потоке рассуждений о "европейских ценностях", "геополитической стратегии", "экономических тупиках" радикальное снижение ставок было едва ли ни единственным практическим шагом со вполне продуманными последствиями. Намерением создать конкурентное преимущество, на основании которого привлечь реальных производственных инвесторов, а не просто стать задворками сбыта европейских товаров. Теперь у "еврооптимистов" есть повод сожалеть, а у "европессимистов" — воскликнуть: "Иначе и быть не могло!". И только отечественные "финансовые фундаменталисты", по вине которых это произошло, по-прежнему намерены превратиться в статусную европейскую бюрократию. Средняя ставка взносов на социальное страхование по Западной Европе составляет 31%, в том числе нанимателя — 21,9%, работника — 9,1%. Хотя есть и различия в подходах: в Швеции эти фонды наполняются преимущественно напрямую из государственного бюджета, в Норвегии — из нефтегазовых доходов.

Насколько можно понять из нынешних заявлений руководителей налогового ведомства, возобладала "более прагматичная финансовая позиция", поэтому "кошкин хвост" налогов мы и далее будем рубить медленно, по кусочку. В соответствии с имеющимися бюджетными возможностями. Причем даже "радикально рубить" присосавшихся все меньше получается.

Принципиальное сведение всех социальных отчетов под крышу налогового ведомства следует признать обоснованным. Структура отчетности по налогу на доход физических лиц практически дублировала отчетность в социальные фонды, грех не свести все это воедино. Возможности контроля над налогообложением заработной платы у налоговой службы всегда было несоизмеримо больше, чем у Пенсионного фонда, не говоря уже об остальных социальных "конторках".

Однако изъятие столь существенного и "уважаемого" куска работы почему-то не пошатнуло бюрократических позиций социальных фондов. Не видно разбегающихся руководителей, не слышно панических заявлений "чем же мы теперь заниматься будем?" от рядовых работников. Все — при деле. Намерены и далее "осваивать полученные средства" в их расходной части. Нехватка денег на неотложные социальные нужды вполне сочетается с дальнейшими дорогостоящими проектами по созданию "нового поколения информационных систем для лучшего и оперативного информирования своих страхователей и застрахованных". Все в меру договорились о новом уровне распределения полномочий.

Причем подобное разделение функций — "налоговая служба собирает, а мы тратим" — способно оказаться даже большей бюрократической ловушкой. Налоговая служба планирует поступления "от достигнутого" (или как это сегодня звучит — "изыскивает возможности компенсации части доходов, которые будут недополучены вследствие снижения ставок") и не вмешивается в процедуру "освоения" средств. А Министерство социальной политики, под надзором которого функционируют социальные фонды, напротив, не очень обеспокоено проблемой поступления средств. Его задача — их "эффективное освоение". В сговоре или без такового с непосредственными распорядителями. Кого интересуют страхователи и застрахованные?

В этой связи стоит вспомнить недавние радикальные инициативы вновь назначенного Министра социальной политики: неплохо, чтобы в социальных фондах работали люди, ощущающие к ним причастность по жизни, а не только по трудовому статусу. Например, чтобы административные функции в Фонде содействия инвалидам осуществляли именно инвалиды, понимающие особенности этой жизненной ситуации. А не нынешние функционеры, убежденные в том, что государство вверило им право "нагибать" остальных, и при этом совсем не задумываться о бренности этой жизни.

Еще есть предложение, чтобы костяк Пенсионного фонда составляли люди предпенсионного возраста. Которые наравне со всеми получили жизненные уроки: нигилизма по отношению к своим пенсионным планам — в юношеском возрасте, финансовой неуверенности — в зрелом, поиска за что зацепиться — по достижении жизненного экватора. Возможно, тогда они начнут искать решения наравне со всеми, а не только транслировать спущенные сверху нормативные акты. Неплохо, чтобы костяк Фонда социального страхования по временной нетрудоспособности составляли многодетные матери, имеющие опыт оформления декретной помощи и воспитания малолетних детей. А в Фонде занятости (страхования от безработицы) присутствовали люди, прошедшие школу "общественных работ" и "переподготовки", к институту учреждения которой они так последовательно призывают. К сожалению, мы проверили предыдущие инициативы и ничего подобного не увидели. Морализаторство, словоблудие и необоснованный статус по отношению к просителю. На всех уровнях государственного управления. Плюс невыполнение собственных обещаний и решений.

В любом случае мы настаиваем, что нынешнюю проблему "компенсации части доходов, которые будут недополучены вследствие снижения ставок" нельзя решать исключительно в пределах налогового ведомства путем "балансирования налоговой нагрузки". Нужно серьезно разбираться в расходной части бюджета. И относится это не только к социальным взносам. Логическая цепочка налогообложения в сознании обычного предпринимателя всегда выходила и выходит за пределы налогового ведомства. Министерство доходов и сборов может сколько угодно размещать социальную рекламу с призывами честно платить налоги, снижать налоговые ставки, оптимизировать обслуживание налогоплательщиков, но пока каждый из них не поймет, что же на свои налоги он может получить, все изложенное выше — не имеет смысла. Можно, конечно, ограничиться, расхожим убеждением, дескать, "заплатил налоги — и спи спокойно", но если от уплаченной суммы назад практически ничего не достается, спать спокойно остается только вечным сном.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно