Процедура добровольного пенсионного страхования: статья закона, не оправдавшая надежд

7 июня, 2013, 20:55 Распечатать Выпуск №20, 7 июня-14 июня

Теневая занятость стала социальной тенденцией. По мере приближения пенсионного возраста эти люди изменяют свою точку зрения и готовы на компромисс за счет собственных средств. Однако реального механизма такой финансовой договоренности нет и в помине.

Наше повествование — об одной малоизвестной ныне статье Закона "Об обязательном государственном пенсионном страховании": "Добровольное участие в системе общеобязательного пенсионного страхования" (ст. 12). Ее появление в обновленной редакции закона (2004) позволяло надеяться на прорыв во взаимоотношениях граждан Украины и государственной социальной системы. Ибо в непредвзятом понимании содержательная часть статьи может быть прочитана так: лица, по тем или иным причинам не имеющие отношений с Пенсионным фондом в общеустановленном порядке, имеют право заключить с фондом договор добровольного пенсионного страхования. Договор заключается на будущий период (не менее чем на год), но в момент заключения договора граждане имеют право внести пенсионные взносы за некоторый предыдущий период и таким образом восстановить пенсионный стаж.

Вроде как прорыв в отношениях государственного страхового фонда со своими клиентами: переход от существующих "надзорных отношений" к созданию "мягких" условий добровольного присоединения к общегосударственной страховой программе за счет своих собственных накопленных средств. В условиях, когда граждане зарабатывают средства где и как придется, это могло бы стать разумным компромиссом для тружеников теневой экономики (иногда имеющие статус безработных), трудовых мигрантов, разного рода "самозанятых лиц" (индивидуальная профессиональная деятельность, фермерские и домашние хозяйства) и т. д. и т. п.

Однако прорыва не произошло. Потому что есть содержательное видение статьи, приведенное выше, есть сама статья закона, а есть современное видение ситуации со стороны пенсионных органов.

История такова. Статья закона пролежала мертвым грузом без необходимых подзаконных актов практически до того момента, когда на пике финансового кризиса 2008 г. правительство Юлии Тимошенко озаботилось провалом Пенсионного фонда и вспомнило о "потребностях" зарубежных трудовых мигрантов. Немедленно появились инструкции об их добровольном (и даже заочном!) присоединении к этой программе. А самое главное — указывалось, куда присылать валюту для зачисления. В апреле нынешнего года данную нормативную базу усовершенствовало правительство Николая Азарова. Технические новшества касались того, на какой счет зачисляется валюта, каким образом конвертируется в гривню, по какому курсу засчитываются взносы и каким образом в обратном порядке (на основании суммы взносов) рассчитывается заработная плата (доход) для дальнейшего исчисления пенсии.

То есть в подзаконных нормативных актах государственная власть усиленно продвигает интересы двух категорий: украинских граждан, работающих за границей, и иностранцев, работающих в Украине. При том что сами эти категории в подобных услугах почти не нуждаются. Наши трудовые мигранты всячески пытаются закрепиться за границей и большинство из них свою пенсионную судьбу с исторической родиной не связывает. А если и связывает, то просит совсем о другом: о заключении межгосударственных соглашений, по которым взаимно засчитываются взносы, уплаченные в соответствии с законодательством других стран. Потому как при легальном трудоустройстве в чужой стране все равно приходится платить местные взносы. Да плюс еще здесь — "в добровольном порядке".

Точно так же, "в принудительном порядке", платят в отечественный Пенсионный фонд иностранные граждане, легально работающие в Украине. Хотя те из них, кто связал судьбу с Украиной, потихоньку становятся полноправными гражданами и платят на общих основаниях, а остальные вряд ли когда-либо обратятся за отечественным пенсионным пособием. То есть ситуация складывается примерно так: платите, платите — ваши деньги всегда нам пригодятся: мы зачислим их на ваше имя, а то, что из общего котелка их уже никто никогда не заберет, — так это ваша проблема!

Потому на прямой вопрос об официальной статистике — сколько лиц уже воспользовалось такой возможностью, каковы общие тенденции в этом вопросе, преимущества и недостатки подобной процедуры — ответа от Пенсионного фонда так и не последовало. Одни цитаты из нормативных актов.

Официальные разъяснения в отношении прочих категорий граждан, у которых по разным причинам не сложились отношения с Пенсионным фондом, напрочь отсутствуют. Завуалированный бюрократический ответ выглядит примерно так: статья 12 регулирует возможные отношения с фондом для граждан, на данный момент не подлежащих общеобязательному пенсионному страхованию. Если вы работаете в отечественной теневой экономике и официально числитесь безработным, то в этот период вы подлежите общеобязательному пенсионному страхованию, но у вас нет официальных доходов, с которых уплачивались бы взносы. Значит, вам — незачет. Надо работать легально. Вы скопили какие-то средства и теперь хотите финансово искупить прошлую вину, позаботиться о своем будущем? А закон не предусматривает для вас такой возможности. Надо было платить и отчитываться своевременно. Вы тут не за границей.

Почему так? Дело в том, что наши трудовые мигранты давно и уверенно сказали исторической родине, что ничего ей не должны. И поэтому с ними приходится договариваться. А вот местную "теневую экономику" мы еще "нагнем"! Мы ей покажем, что надо было своевременно получать "белую" зарплату и что такие смертные грехи не подлежат финансовому искуплению!

Прямого и ясного ответа на вопрос, каким образом к данной программе могут присоединиться самозанятые лица, члены фермерских и личных крестьянских хозяйств, студенты, безработные, мы не получили. Подозреваем, что для большинства этих категорий четкой процедуры не существует, а должностные лица Пенсионного фонда побоятся брать на себя излишнюю ответственность.

Более того, нам не удалось получить со стороны Пенсионного фонда стратегического видения ситуации. Теневая экономика в стране составляет около 50%. Теневая занятость стала социальной тенденцией. По мере приближения пенсионного возраста эти люди изменяют свою точку зрения и готовы на компромисс за счет собственных средств. Однако реального механизма такой финансовой договоренности (даже с возможными умеренными санкциями) нет и в помине. Пенсионному фонду не нужны ваши средства "задним числом" — сберегайте и обеспечивайте себя сами! А к нам можете обратиться лишь за социальной пенсией.

Подобное бюрократическое цитирование нормативных актов стало уже привычным, когда речь идет о сотрудниках налоговой службы. Подоплека этой позиции известна: "Вы нам должны". Безусловно и в неограниченном количестве. Но позвольте, мы обратились за консультациями в социальный фонд, постоянно балансирующий на грани сведения доходов и расходов. Почему никто не представил стратегическое видение ситуации? Это для нас загадка. Вынуждены предположить, что в балансе Пенсионного фонда уже давно существенную роль играют государственные дотации — настолько существенную, что возможные альтернативные варианты наполнения бюджета не представляют никакого интереса. Бюрократическое следование существующим инструкциям превыше всего.

Конечно, гораздо проще высочайшим решением назначить какой-нибудь глобальный дополнительный взнос с покупки валюты, машин, ювелирных изделий и прочих "предметов роскоши". Но в этом случае опять же неизбежен вопрос: подати в Пенсионный фонд — это налог или сбор? Если налог — то это безусловно и безгранично, а если взнос — то лично за себя и под последующие социальные обязательства. Именно такая игра понятий в отечественной финансовой реальности ставит в тупик специалистов МВФ, категорически возражающих против базирования всякого рода социальных страховых систем на податях с оборота.

Таким образом, за неимением разумных пояснений положений статьи 12 о личном добровольном государственном пенсионном страховании мы вынуждены привести их собственное толкование.

Договором о добровольном участии может быть предусмотрена одноразовая уплата застрахованным лицом взносов за предыдущий период. При этом сумма страховых взносов за каждый месяц не может быть меньше минимального страхового взноса. Вся сумма уплачивается одним платежом в течение 10 дней после заключения договора. Почему столь жесткие условия для стартовой суммы, при том что дальнейшие взносы будут вноситься понемногу как минимум год? Вероятно, в 2004 г. рьяный законодатель решил, что за оказание такой милости он вправе диктовать гражданам любые условия. И они согласятся, ибо нет альтернативы.

В договоре о добровольном страховании нельзя предусмотреть лишь уплату страховых взносов за прошлый период — необходимо последующее действие договора в течение года с планомерными ежемесячными взносами. Зачем такая обязательная увязка? Предполагаем, что злобный законодатель в 2004 г. предполагал использовать ее как инструмент "осветления" трудового рынка. Льготное право предоставляется вам однократно при условии, что в дальнейшем вы обязуетесь прилежно платить текущие взносы. Но что такое оговоренный срок в один год для общего пенсионного стажа — сущая мелочь! Должно ли это коренным образом перевоспитать человека? Сомнительно. На самом деле человек принимает для себя подобное решение исходя из совсем других побудительных мотивов. Действительно ли действенна подобная нормативная увязка? Или это только повод для глубокомысленных разъясняющих консультаций? Опять же — побеседовать по существу вопроса в Пенсионном фонде оказалось не с кем.

Вы можете уплатить пенсионные взносы (восстановить пенсионный стаж) за период любой продолжительности, начиная с 2004 г. (начало действия новой редакции закона) до настоящего времени. Почему именно так? Понятно, что закон вроде бы обратной силы не имеет. Но подобный подход обычно используется относительно усиления санкций и ответственности. А если речь идет о добровольном искуплении прошлых финансовых грехов, то вроде было по-другому. Возможно, суровый законодатель изначально не мог предположить действенность подобной меры и потому ограничил временные рамки? Тогда не пора ли пересмотреть подобное ограничение? Потому что множество социальных взносов не было уплачено именно в 90-х годах, а теперь эти люди подходят к своему пенсионному возрасту и готовы на компромиссное решение за счет своих собственных средств.

Лица, желающие заключить договор добровольного пенсионного страхования, "подают в отделение Пенсионного фонда соответствующее заявление и документы в соответствии с перечнем, утвержденным Правлением пенсионного фонда": документ, удостоверяющий личность, копию справки о присвоении идентификационного кода, трудовую книжку. В течение тридцати дней фонд будет рассматривать эти документы, проверять указанные в них сведения, а при необходимости затребует дополнительные пояснения. Вот интересно, а сразу после удостоверения личности просителя Пенсионный фонд не может самостоятельно установить его статус по своей персонифицированной базе пенсионных взносов, которую он, настойчиво насилуя бухгалтеров и граждан, собирает с 2000 года?

Если же гражданину не удалось договориться с работодателем и тот официально уплачивает за него лишь минимальный взнос, работник считается уже участвующим в общегосударственной системе пенсионного страхования на общих основаниях. Если вдруг он решит из собственных средств доплатить свои взносы, то окажется нарушителем установленных правил и чуть ли не преступником, покушающимся на целостность страховой системы. Потому что должен был пойти и "настучать" на работодателя, а не пытаться решить свою проблему самостоятельно.

Наконец, принципиальный подход: готова ли страховая пенсионная система принимать взносы в счет будущих выплат на основе разумного расчета страховых рисков (то есть сведения доходов и расходов)? Если да, то нет принципиальной разницы, в какой момент внесены эти страховые средства. Важно, чтобы они были достаточными.

Итак, в массовой реализации процедуры добровольного пенсионного страхования видятся две принципиальные проблемы. Первая. Если разрешить разово замаливать прошлые грехи (восстанавливать пенсионный стаж за деньги), то может увеличиться количество финансовых грешников в текущем периоде, рассчитывающих на будущее искупление. Вторая. Сам солидарный Пенсионный фонд настолько глубоко и надолго застрял в государственных дотациях, специальных и льготных пенсиях, что здравый финансовый страховой расчет в его балансе практически невозможен. Соответственно, положения пенсионного законодательства формулируются на уровне логического мышления: "логично—нелогично", "полезно—бесполезно", "вроде бы имеет смысл", "срочно нужно для электората". Доказательная база для серьезных финансовых расчетов в этом случае попросту отсутствует. Но, как оказалось, в сегодняшних условиях разговоры на эту тему вести не с кем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Наталия Терещенко Наталия Терещенко 11 червня, 15:52 Проблема доп. отчислений в ПФУ (сбор или налог) решается довольно просто. Необходима фиксация ВСЕХ отчислений в ПФУ, в т.ч. и РАЗОВЫХ в персонифицированном учете. Проблема доплат до минимального соц.взноса - начиная с 2004 года - в правовом поле решена. Но не востребована! Т.к. сумма необходимых доплат (за неполные месяцы) и сумма, на которую непосредственно повышается пенсия (в случае доплат) – несоизмеримы. С учетом продолжительности жизни укр. пенсионеров. Мигранты уже сделали соответствующие выводы: выгоднее получать дивиденды с депозита. Проблема детенизации не будет решена без уверенности граждан в справедливом распределении собранных ПФУ взносов (по ЕДИНЫМ стандартам - 33%) . Формулы начисления пенсионных выплат - РАЗНООБРАЗНЫ (от 30% до 80%). Чтобы не говорили в ПФУ относительно "копеечных затрат на льготников" - доверия нет. Особенно в отношении граждан, гонорары которых монетизированы (выше среднего уровня в стране). Пенсионная реформа: - Снижение ставки соц.налога. - Единая формула начисления пенсий. Льготы - доп. сумма - строгая регламентация. - Трудовой стаж - актуально снизить на 5 лет (оставив повышение на 5 лет). 90-е годы - на совести реформаторов. - Пенсионный возраст женщин - остановить на уровне 57 лет, т.к. равенства возможности получить работу - не было и нет. Что важнее для государства – женщина \ работница или женщина \ мать? - Максимальная граница гонорара, с которой начинается нулевая ставка социального взноса - должна быть ликвидирована. - Десятикратное ограничение (мин. и макс. пенсии) - сохранено. Рост мин. пенсии неизбежен (глобализация), низшей на континенте она не может быть вечно. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно