Социальное страхование: солидаризм против индивидуальной ответственности

17 мая, 2013, 20:10 Распечатать Выпуск №17, 17 мая-24 мая

Почему же в единый класс с немалым профессиональным риском собрались почти все виды оптовой торговли? А далее к ним присоединились "формально родственные", но полностью бюрократические виды деятельности: "Посредничество в торговле" и "Предоставление в аренду"?

Повествование о текущей ситуации в обязательном страховании от всех безрадостных жизненных ситуаций (а именно так у нас в стране принято называть такие события трудовой деятельности, как "выход на пенсию", "временная потеря трудоспособности", "безработица" или "несчастный случай на производстве") мы решили начать с Фонда страхования от несчастных случаев на производстве. Не центральный элемент всей страховой системы, но объективный повод для разбирательства подвернулся первым. Назовем этот повод "класс профессионального риска 23". 

Как известно, в начале этого года Кабинет Министров своим постановлением №237 от 08.02.2012 г. во исполнение Закона "О страховых тарифах на общеобязательное государственное социальное страхование от несчастного случая на производстве и профессионального заболевания" переутвердил классы профессионального риска. Для неспециалистов напоминаем, что в этом перечне все виды профессиональной деятельности ранжированы по возрастанию риска производственного травматизма: от самых младших — для деятелей интеллектуального труда, которые тяжелее авторучки в этой жизни ничего не держали, до самых старших — промышленного "экстрима", то есть создания металлических конструкций и подземной угледобычи. По классическим страховым традициям для каждого класса профессионального риска установлены ставки страховых сборов: 0,56—13,5% от фонда заработной платы. На первый взгляд, все справедливо.

В самой середине всей этой иерархии разместился такой себе класс 23, куда непонятно как вошли "Оптовая торговля…", "Деятельность посредников в торговле…", "Предоставление в аренду машин и оборудования…". Причем по уровню травматизма эта деятельность странным образом затесалась между классом 22 ("Ремонт машин и оборудования…", "Деятельность частных охранных структур…") и классом 24 ("Охотничий промысел…", "Лесозаготовки…"), совсем рядом с классом 25 ("Наземный пассажирский транспорт…"). То есть страховые взносы за все, что связано с торговлей, оцениваются в 1% от фонда заработной платы (если быть точнее, в 0,99%, как в рекламных акциях супермаркетов). Для сравнения: "Сельское хозяйство" — 0,2—0,5%, "Бюджетные организации" — вообще 0,2%.

Вроде как все это немного по сравнению с взносами в Пенсионный фонд, а потому никто не задает лишних вопросов. Более того, если этими вопросами поинтересоваться на уровне низовых подразделений самого Фонда страхования, то вам ответят приблизительно так: "Все это утверждено постановлением правительства, вот туда и обращайтесь", — вежливо забыв упомянуть один нюанс: проект подобного решения заблаговременно готовится самим Фондом страхования на основе внутренней политики и рационального расчета страховых рисков, а Кабинет министров только утверждает. Поэтому есть кого спросить и уровнем пониже.

Итак, почему же в единый класс с немалым профессиональным риском собрались почти все виды оптовой торговли (включая такие скромные направления, как торговля медицинскими и сантехническими товарами, цветами и растениями, фруктами и овощами)? А далее к ним присоединились "формально родственные", но полностью бюрократические виды деятельности: "Посредничество в торговле" и "Предоставление в аренду"?

Наше субъективное предположение состояло в том, что оптовая торговля и родственные виды деятельности — это самый большой кластер предприятий, зарегистрированных на сегодня в Украине. Соответственно, огромная база для начисления страховых взносов. И никакого общественного уважения, такие себе "спекулянты-торгаши". Так пусть потрудятся на благо остальных направлений производственной экономики.

С этими наивными представлениями мы обратились в Фонд страхования и узнали много интересного о порядке подготовки подобных решений. Частично подтвердились наши опасения, а частично оказалось, что подобные просчеты достаточно просто поясняются "бескорыстной внутренней управленческой бюрократией". Оказывается, Фонд знает о формальном распределении многих видов деятельности по классам профессионального риска и при подготовке обновленного постановления предлагал внести соответствующие корректировки. "К сожалению, этот проект не был поддержан нашими социальными партнерами… В результате в обновленном постановлении сохранились классы профессионального риска, которые были определены еще в 2003 г., — изменились лишь коды и наименования видов экономической деятельности с целью приведения их в соответствие с новым
национальным классификатором ДК 009:2010, который в полной мере вступил в действие с 2012 г.".

После такой констатации весьма неутешительные выводы можно сделать в отношении столь прогрессивных структур "предпринимательского профессионального
самоуправления". Как известно, большинство Фондов социального страхования в свое время создавались с прицелом на то, чтобы снять с безразмерной государственной шеи ответственность и переложить ее на "самоуправляемый" баланс доходов и ответственности. Во главе фондов были поставлены "советы" из представителей всех сторон — участников процесса. Именно эти "социальные партнеры" (согласно терминологии официального ответа) не пришли в данном случае к единому прогрессивному решению. После чего та самая проклинаемая и консервативная государственная власть вынуждена была переутвердить былое решение под новые коды. Жить ведь как-то надо, пока "социальные партнеры" выясняют между собой, кому больше достанется…

Цитируем ответ далее: "По поручению Министерства социальной политики исполнительная дирекция Фонда рассчитала страховые взносы с учетом сохранения взноса для наивысшего класса профессионального риска и распределением солидарной части между остальными видами экономической деятельности. Этот проект также не был поддержан сторонами социального партнерства". Пытаемся прочитать между строк: наиболее могущественные "социальные партнеры" в лице шахтеров и металлургов настаивали, что для них страховые взносы и так велики, а потому не должны измениться. Страховой тариф попытались разбросать "солидарно" на всех, но это тоже никого не устроило.

Сам Фонд оказался на пересечении интересов всех своих руководящих "социальных партнеров", поэтому в соответствии со стратегической линией всемерной заботы о благе народа в конце концов удрученно констатирует: "Общеобязательное страхование от несчастных случаев на производстве базируется на солидарном принципе страхования. Поддержка тех или иных отраслей народного хозяйства путем перераспределения солидарной нагрузки между ними не противоречит основным принципам страхования. Тем не менее правила такой солидарной ответственности требуют более прозрачного определения".

Действительно, пояснение льготной страховой ставки за производственный травматизм для "бюджетных организаций" (0,2%) сегодня звучит уже весьма сомнительно: "Бюджетные организации не уплачивают лишь солидарную часть страхового взноса. Учитывая, что бюджетные организации содержатся за счет бюджетных средств, которые поступают от уплаты налогов, такая льгота имеет свое обоснование". То есть за счет своих основных налогов мы их содержим недостаточно, поэтому следует доплатить через солидарную часть страховых взносов за их возможный производственный травматизм. Причем аналогичный сомнительный подход исповедуется в травматизме для сельского хозяйства.

С пониманием относимся к сдержанности слога управленческой структуры из состава государственной вертикали. Но со всей предпринимательской прямотой вынуждены поставить вопрос ребром: а должен ли страховой тариф по производственному травматизму распределяться "солидарно" на всех? И если должен, то в какой мере? Это "налог" или "сбор"? Если "налог" — то действительно "безусловный платеж на общие нужды". Если "сбор" — то должен быть в четком соответствии с реальными профессиональными рисками и под взаимные обязательства.

Самое интересное, что желание разобраться в дебрях этого "солидарно-индивидуального страхования" бродит и в высших эшелонах государственной власти. Не так давно появился проект о радикальном сокращении социальной нагрузки на фонд заработной платы, в котором страховые взносы от производственного травматизма предполагается "солидаризировать" по единой ставке. Дескать, если рубить бюрократию, так на корню. Просмотрев сегодня перечень классов профессионального риска, приходишь к выводу: сомнительно.

С другой стороны, по мнению самого Фонда, "важным вопросом является углубление дифференциации страхового взноса до каждого предприятия в отдельности. С целью создания экономических стимулов для повышения безопасности труда". Дескать, нет у тебя аварий на производстве, заботишься ты о безопасности труда — получи пониженную ставку. И в очередной раз "готовятся соответствующие предложения для согласования с социальными партнерами"…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно