Как в Украине считают потребительскую инфляцию Часть 2

4 июня, 2016, 00:01 Распечатать Выпуск №20, 4 июня-11 июня

Индекс потребительских цен важен как для власти, так и для рядовых граждан. Во всех утверждаемых Кабмином вариантах прогнозов развития украинской экономики — оптимальных, оптимистических и пессимистических — среди 14 макропоказателей он идет вторым, сразу после ВВП. А для большинства наших соотечественников в силу установленных законом, но годами не соблюдаемых норм о привязке к ИПЦ перерасчетов по зарплатам, пенсиям и социальным выплатам этот показатель по приоритетности — на первом-втором месте наряду с курсом гривни.

Часть 1

О несоответствии цен и официальных индексов

Индекс потребительских цен важен как для власти, так и для рядовых граждан. Во всех утверждаемых Кабмином вариантах прогнозов развития украинской экономики — оптимальных, оптимистических и пессимистических — среди 14 макропоказателей он идет вторым, сразу после ВВП. А для большинства наших соотечественников в силу установленных законом, но годами не соблюдаемых норм о привязке к ИПЦ перерасчетов по зарплатам, пенсиям и социальным выплатам этот показатель по приоритетности — на первом-втором месте наряду с курсом гривни. Но о курсе гривни призван заботиться Нацбанк, а ИПЦ — дитя отечественного Госстата.

Десять лет назад (в начале 2006 г.), реагируя на критику и недоверие в обществе к публикуемым индексам потребительских цен (ИПЦ) и задавшись целью разобраться в этом вопросе, ZN обратилось к экспертам по макроэкономике и статистике за их оценками на этот счет. Вскоре после публикации по этому поводу (в марте 2006 г.) на коллегии тогдашнего Госкомстата положение с этими индексами было признано неудовлетворительным. Такое решение было вроде бы единственным за многие годы, и важно, что оно показало актуальность проблемы адекватного и заслуживающего доверия определения показателя потребительской инфляции в стране. Основных причин для такого редчайшего в практике Госкомстата решения было две: ИПЦ охватывал только городское население; были приведены серьезные несоответствия между динамикой цен и отражающих их ценовых индексов.

Включение в ИПЦ и сельских жителей было проведено уже с 2007-го, и сделать это было весьма просто — перейти при расчете индекса с весовой структуры расходов городских жителей на все население, используя данные соответствующих обследований. А село не попадало в расчеты ИПЦ 15 лет, и это как-то проходило мимо внимания экспертов МВФ…

А тревожное несоответствие между динамикой цен и отражающими их индексами тогда можно было выявить лишь где-то по десяти из 296 товаров и услуг, базируясь на тогдашней статистике городских рынков департамента статистики торговли (отмененной с 2015 г.) по ценам на овощи и фрукты, так как в 2004–2006 гг. департаментом статистики цен никакие цены не публиковались.

За прошедшие десять лет недоверие в обществе к достоверности наших ИПЦ никак не поубавилось, и ZN.UA решило вернуться к этой проблеме. И набравшись смелости и потратив уйму времени на расчеты и перерасчеты, проверки и перепроверки, провести сравнения этих данных. В результате приходится констатировать, что масштабные несоответствия между ценами и индексами не поддаются пониманию, их и близко нет в статистике соседних стран. Попытки объяснить это не предпринимались, а усилия целеустремленно направлялись на то, чтобы предельно ограничить возможности таких сравнений. Эти несоответствия отчетливо проявляются при сравнении цен и индексов не за месяц-два и даже не за год, а за более длительные периоды.

Овощи и фрукты

Овощи и частично фрукты — это единственные продукты, по которым существует возможность сравнить изменения цен и соответствующих индивидуальных ценовых индексов за 16-летний период. Из этих двух групп продуктов в табл. 1 представлены данные по трем наиболее значимым — картофелю, капусте белокочанной и яблокам. По каждому из них сведения приведены в четырех столбцах. Первые два отражают цены: в первом — данные о средних ценах в гривнях за 1 кг в декабре каждого года департамента статистики цен, во втором — индекс изменения этих цен за 16 лет к 1999 г., взятому за 100,0%. А следующие два столбца относятся уже к индивидуальным ИПЦ по этим продуктам. В третьем столбце приведены так называемые цепные индексы, они показывают ежегодные изменения декабрьского индекса к декабрьскому индексу предыдущего года. А четвертый — перемноженные цепные индексы, приведенные к декабрьской базе 1999 г., принятой за 100,0%.

Следовало бы ожидать, что между абсолютными, зачастую скачкообразными ценовыми изменениями к базисному 1999 г. за любой другой год (второй столбец) и аналогичными индивидуальными индексами в четвертом столбце не должно быть различий.

Но что же выходит на самом деле? Сравнив декабрьские цены по картофелю в 1999-м (1,35 грн/кг) и 2015-м (5,98 грн/кг), получим рост за 16 лет в 4,43 раза. А соотношение по ИПЦ за эти же годы показывает не рост, а какое-то невообразимое, обвальное падение цен. Выходит, что за эти годы цены на картофель, идущие в расчеты общего ИПЦ, снизились аж в 41 раз (100,0:2,44). Ну, а общая разница между реальными ценовыми изменениями и соотношением по ИПЦ составляет "всего" 182 раза (4,43х41). Если бы цены на картофель снизились пропорционально соотношению по ИПЦ, то в декабре 2015-го он должен был бы быть почти бесплатным — чуть более 3 коп./кг (1,35:41=0,033 грн), а не стоить почти 6 грн. Ну а если еще поупражняться в умножении, то при 6-гривневой цене в декабре 2015-го 15 лет назад он должен был бы стоить в 41 раз больше, то есть 245 грн/кг (5,98х41). И это — при тогдашней средней зарплате в 178 грн в месяц.

По капусте несоответствие поменьше — цена выросла в 13 раз, а индекс вроде бы сократился в 1,44 раза (100,0:69,52). Суммарная разница около 19 раз (12,96х1,44). В общем, аналогичные несоответствия и по другим овощам, которые не представлены в таблице, чтобы избежать ее перегрузки. Но привести их хотя бы по другим борщовым продуктам все же следует. По свекле (вес в 2015 г. 0,078%) цены увеличились с 0,76 до 7,96 грн/кг, или в 10,47 раза, а индекс упал до 10,32%, или в 9,7 раза (100,0:10,32). Разница — 102 раза (10,47х9,7). По моркови (вес 0,178%) цены выросли в 11,64 раза, с 0,93 до 10,83 грн/кг, индекс сократился до 53,83% (в 1,86 раза). Разница в 22 раза (11,64х1,86). Лук репчатый (вес 0,376%). Цены в 1999 г. — 1,12 грн/кг, 2015 г. — 10,52 грн/кг (рост в 9,4 раза), индекс падает до 40,89% (в 2,45 раза меньше). Разница в 23 раза (9,39х2,45).

Из не второстепенных овощей остаются еще помидоры (вес в 2015 г. 0,542%) и огурцы (0,380%). Это преимущественно летне-осенние овощи со значительными внутригодовыми сезонными колебаниями цен и объемов продаж, и приводить по ним декабрьские цены нет смысла (хотя и понятно, что за эти годы цены по ним росли). А вот индивидуальные декабрьские индексы дают совершенно обратную картину: в 2015-м по отношению к 1999-му (взятому за 100,0%) индекс цен по огурцам составлял 1,53% (т.е. цены по ним упали вроде бы в 65 раз), а по помидорам еще круче — до 0,68% (почти в 150 раз!).

В завершение "овощной" темы добавим, что если взять рассмотренные выше и другие овощи (в эту группу в 2015-м включалось 15 их видов с весом 4,188%), то выходит, что за 15 лет (с 2001-го по 2015 г.) индекс цен по овощам у нас снизился (!) до 70,1% (или в 1,43 раза) в формате сравнения "декабрь к декабрю" и еще больше — до 60,9% (в 1,64 раза) — в годовом формате, а отнюдь не вырос, как каждый мог убедиться на собственном опыте. Но следует добавить, что в последние два года, после принятия новой методики расчетов ИПЦ, цены и индексы по ним в целом по овощам почти сравнялись. И еще раз подчеркнем, что эти индивидуальные и групповые индексы, явно не соответствующие реальным изменениям цен, все эти годы заверстывались в расчеты общего ИПЦ.

В табл. 1, кроме данных по картофелю и белокочанной капусте, приведены цены и индексы по яблокам. По ним картина также далека от реальной, но это единственный продукт, по которому выходит многократно завышенный индекс. Декабрьские цены на яблоки за 1999–2015 гг. увеличились в 4,45 раза (1999 г. — 2,71, 2015 г. — 12,07 грн/кг), а индекс по ним каким-то образом вырос в целых
92 раза (!).

Понять и попытаться как-то объяснить причины охарактеризованных более чем существенных отклонений индексов от ценовых изменений очень трудно. Вероятно, что во многом они вытекают из заложенной в действующую в эти годы методику (за исключением двух последних лет в новой методике) трактовки овощей и яблок нового урожая, как не прежних (например, старого и нового картофеля), а совершенно новых продуктов, по которым индексы определялись каким-то замысловатым способом, не соответствующим жизненным реалиям. Проиллюстрируем одним примером. В декабре 2008-го 1 кг капусты стоил 1,38 грн, а в декабре 2009-го — 3,14 грн, или в 2,27 раза больше. А индекс по ней составил 78,4%, т.е. показывал не рост, а довольно приличное сокращение цены — почти в 1,3 раза. То есть индекс был ниже изменения цен в 2,9 раза (2,27,5:78,4).

Может, существуют какие-то системные ошибки в компьютерных программах расчетов. И их легко можно было бы выявить, если бы в этом департаменте проводился "обратный мониторинг" и элементарное осмысливание и анализ индексов, получаемых хотя бы по этим продуктам.

Понятно, что такие несоответствия между ценами и индексами оказывают влияние на их реальное изменение и формирование общего ИПЦ. Но, наверное, именно по овощам и фруктам возникают наиболее чувствительные и масштабные несоответствия между изменением цен и индексов.

Цены и индексы по 25 продуктам питания

Подобно приведенным выше расчетам несоответствия цен и индивидуальных индексов по овощам и фруктам, можно провести аналогичные сравнения в рамках публикуемой Госстатом информации о ценах по 25 из 128 продуктов питания, правда, за более короткий период. Он охватывает не 16, а восемь лет — с 2007-го по 2015-й. Это уже более представительный (весомый) набор. Его удельный вес в общей структуре ИПЦ составлял в 2015 г. 21,226%, или 41,4% всех расходов на пищевые продукты, включая алкогольные напитки. Эти данные приводятся в табл. 2.

И если посчитать ценовые изменения по росту цен, а не по ИПЦ-ским цифрам, то по всем этим пищевым продуктам, кроме яблок и тушек птицы, ценовые соотношения намного (от 5% по батонам до 33 раз по луку!) превышают индексные. А в целом по этим 25 продуктам цены выросли в 1,41 раза больше, чем соответствующие индексы. Обратим внимание, что наибольшие несоответствия приходятся на овощи, а единственный продукт, по которому индексы превышают цены, — это опять же яблоки. Конечно, в этом блоке 19 из 25 продуктов, кроме овощей и яблок, вряд ли могли, в отличие от них, трактоваться как "новые продукты". И причины этих столь значительных различий остаются неясными.

Наибольшие различия между ценами и индексами по этим 25 продуктам за восемь лет были в 2013-м (13,7% к предыдущему году) и 2009-м (9,6%), а наименьшие — в 2014-м (2,42%) и 2015-м (только 0,24%).

Индексы потребительских цен по своей логике должны отражать ценовые изменения. Иначе их определение попросту теряет какой-либо смысл. Да и в примечаниях ко всем публикуемым средним ценам указывается, что "приведенные средние цены предназначены только для расчетов индексов цен на потребительские товары и услуги и не могут использоваться для других целей".

Видимо, по отдельным продуктам (например сырам, конфетам, печенью, чаю), по которым в продаже имеются десятки различных видов этих товаров и происходит обновление ассортимента, индексы цен будут определяться не по всем, а лишь по наиболее репрезентативному и сравнимому ассортименту. Поэтому по ним возможны очень незначительные несоответствия между средними ценами и индексами. Но такие различия не должны выходить за пределы 1–3% и давать не только более низкие, но и более высокие соотношения.

Предприятия розничной торговли

Масштабные несоответствия между изменениями цен и соответствующими ценовыми индексами очевидны и при анализе данных предприятий розничной торговли. Статистика розничного товарооборота учитывает объём реализации по товарным группам в двух вариантах: в текущих и сопоставимых ценах. По каждой из них данные в фактических ценах пересчитываются в постоянные цены, используя соответствующие среднегодовые (а не декабрьские) индивидуальные ИПЦ или их комбинации департамента статистики цен. Методологически это совершенно правильно при условии, что эти индексы отражают реальные ценовые изменения. И к департаменту статистики торговли никаких претензий быть не должно. В нем очень хорошо поставлена статистика розничной торговли — товарооборот рассчитывается по 47 группам продовольственных и
42 группам непродовольственных товаров, и особо следует отметить, что по все этим группам выделяется доля товаров отечественного производства.

По продовольственным товарам с добавлением алкогольных напитков и табачных изделий такие сравнения можно сделать уже не по 25, а по 113 из 132 продуктов, кроме цельномолочных продуктов и безалкогольных напитков, по которым они не приводятся из-за невозможности выразить их в одинаковых единицах измерения (например, сложив вес чая и кофе с декалитрами бутылочной воды). Это сравнение намного внушительнее, ибо оно охватывает 51,8% весов ИПЦ. Результаты этих сравнений приводятся в табл. 3. Аналогичное сравнение за 2014 г. не приводится из-за несопоставимости данных, связанных с захватом Крыма и действиями в зоне АТО.

Выходит, что за восьмилетний период индексы физического объема товарооборота торговых предприятий превышают величину реализации продуктов питания в натуре (взвешенную по структуре товарооборота в 2013 г.) почти в полтора раза (145,2%), а без картофеля и овощей, по которым эти несоответствия наиболее ощутимы, — в 1,29 раза. Это возможно лишь за счет более низких, нежели в реальности, индивидуальных и групповых ИПЦ, используемых для определения товарооборота в постоянных ценах.

Но следует учитывать, что даже при абсолютном соответствии индексов ценовым изменениям в таких сравнениях должны быть очень незначительные различия. Они обусловлены тем, что ИПЦ базируются на выборке, а не на данных сплошной отчетности торговых предприятий. И еще одно: ИПЦ определяются не только по ценам торговых предприятий (юридических лиц), но и по ценам физлиц-предпринимателей и организованных рынков. С учетом этого следовало ожидать некоторого несоответствия в обе стороны, но практически по всем группам (кроме кофе, что может быть лишь при резком увеличении реализации более дорого растворимого напитка по сравнению с более дешевым молотым) они имеют четко выраженную одностороннюю направленность. Хотя, может, могут использоваться специальные индексы, учитывающие эти различия, но об этом важном обстоятельстве нет никаких упоминаний.

Трудно понять причины очень больших различий между изменением объемов продаж и соответствующими индексами по таким практически однопродуктовым позициям, как яйца, сливочное масло, сахар. Так, продажа яиц увеличилась в 2012 г. к 2011 г. на 3,7% (с 2601 до 2698 млн), а индекс продаж дает увеличение на 25,5%, или в 6,9 раза больше.

Товары длительного пользования, одежда и обувь

Значительно меньшие возможности хоть каких-то аналогичных сравнений изменения цен и ценовых индексов существуют по непродовольственным товарам. Можно провести сравнение лишь по четырем товарам длительного пользования, базируясь на информации статистики предприятий розничной торговли. По ним с 2000-го по 2010 г. приводились параллельные данные о количестве реализованных товаров и стоимости их продаж. Это позволяло легко определить средние цены реализации. И по ним за все эти годы также имелись соответствующие индивидуальные ИПЦ, которые можно пересчитать в среднегодовой формат, что давало возможность получить индексы физического объема. Эти сравнения приводятся в табл. 4. К сожалению, после 2010 г. данные о реализации этих изделий в натуре и по стоимости продаж были исключены из отчетности.

По всем этим товарам динамика средних цен превосходит показатель их индивидуальных индексов (2010 г. к 2000 г.) в 1,32 раза по холодильникам, 1,41 раза — по пылесосам, 1,75 раза — по стиральным машинам и в 2,22 раза — по цветным телевизорам. По телевизорам в тот период более высокий рост цен был обусловлен масштабным переходом со старых на плоскоэкранные модели. А средневзвешенное увеличение цен получается в 1,83 раза выше индексных показателей.

Можно также провести оценочные сравнения по одежде и обуви. Среди 12 выделяемых в ИПЦ классификационных групп эти товары занимают в весовой структуре индекса третье место после продуктов питания и жилищно-коммунальных расходов. В нынешнем ИПЦ на них приходится 58 из 335 позиций и 7,1245 весов. Они представлены в табл. 5, при этом дополнительные комментарии, как говорится, излишни. Ведь очень сомнительно, что рост цен по одежде и обуви за 2001–2014 гг. (всего лишь 24,9%) действительно мог оказаться намного ниже общего ИПЦ (прирост 168,5%) и в несколько раз ниже индексов по всем 12 группам. Особенно учитывая, что в этой категории товаров преобладает импорт, а курс гривни к доллару за этот период вырос в 2,21 раза.

***

Ко всему вышесказанному следует добавить, что в Госстате существует все же департамент статистики цен, а не статистики индексов цен, во что он по существу трансформировался. Столь масштабные несоответствия между динамикой цен и соответствующих индексов не могут не подрывать доверие наших граждан к отечественной статистике, да и к властям. Ведь о каком-либо недоверии ко всем другим данным нашей статистики, работающей в нелегких условиях, не приходится слышать. И вряд ли она в этом заинтересована.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Republic Republic 5 червня, 12:57 «Ну а якщо ще повправлятися в множенні, то при 6-гривневій ціні в грудні 2015-го 15 років тому вона мала коштувати в 41 раз більше, тобто 245 грн/кг (5,98х41). І це — за тодішньої середньої зарплати в 178 грн на місяць» - Гри́вня (символ - ₴, код - UAH) – офіційна валюта України. Відповідно до Указу Президента України Леоніда Кучми та статей 99 і 102 Конституції України протягом 2–16 вересня 1996 року в Україні була проведена грошова реформа. В обіг введено національну валюту України гривню та її соту частку - копійку. За 20-ть років, МАНІПУЛЮЮЧИ!!! курсом гривні, олігархічна Влада України «роздягла пересічних українців до трусів»: у 1996 році 1 UAH → 1 USD, у 2016 році 1 UAH → 0.03999 USD. ІСЦ – це Державне ПРИКРИТТЯ!!! цинічного «роздягання пересічних до трусів». Сьогодні пересічним Державою надається виключна можливість ПИШАТИСЯ!!! тим, що українські ДОМОРОЩЕНІ!!! олігархи-злодії входять до переліку НАЙБАГИТШИХ!!! мешканців Землі. Голодні – але ЩАСЛИВІ??? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 14 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно