Экономика человеческого достоинства: "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью"?

27 декабря, 2013, 20:05 Распечатать

Какой же "лес" может вырасти на нашей земле? Будет ли он похож на рощу гигантских баобабов с чахлой травкой между ними; тропические джунгли, полные самых разнообразных причудливых растений, или же на молодой смешанный лес с травой, кустами и средней величины деревьями? И что делать "леснику", чтобы поддерживать его в хорошей форме?

Побег из курятника

Новый Год — самое время помечтать о будущем. Правда, на сей раз перспективы кажутся как никогда мрачными, и неспроста. Двадцать два года назад рухнула наша общая тюрьма под названием ССCР — как оказалось, ее проектировали, ориентируясь на идеологические нормы, а не законы природы; да и строили по-совковому халтурно, вот она и не выдержала. При этом кое-кого в разной степени тяжести придавило обломками, зато все внезапно оказались на свободе. Сначала, как водится, все обрадовались, но вскоре многим захотелось обратно: "А в тюрьме сейчас ужин, макароны дают…". Увы, слишком многим. Поэтому по соседству, на развалинах прежней тюрьмы, отстроили новую, посовременнее, и нас туда более чем настойчиво приглашают. А поскольку Украина не нашла в себе сил быстро и без оглядки убежать куда подальше от развалин старой тюрьмы, как это поспешили сделать некоторые другие сокамерники, то вертухаям удалось ее заманить в ловушку. Даже несмотря на богатый опыт нашего предводителя в тюремных делах (а может быть, как раз благодаря ему?). Как бы там ни было, нас грубо, взашей почти уже втолкнули обратно в камеру — и это, безусловно, не добавляет новогоднего настроения.

Однако дверь-то еще не захлопнулась! Более того, если присмотреться внимательнее, ее и не стерегут толком. В отличие от прежней, настоящей, тюрьмы, эта напоминает скорее курятник: охранники давно постарели, обленились, берегут патроны, да и побаиваются стрелять по беглецам, а то еще неизвестно, как дело обернется. Если разобраться, то по-настоящему удерживает узников чечевичная похлебка, которой их прикармливают, а еще больше — собственный же страх перед свободой.

Но не нужно торопиться осуждать полудобровольных узников: как известно, найти себя в свободной жизни после многолетней неволи — очень нетривиальная задача. Особенно для тех, кто в заключение попал не просто так, за компанию, а вследствие своих собственных саморазрушительных наклонностей. Ключевой момент в этом непростом деле — продемонстрировать жизнеспособную альтернативу тюремной баланде. Причем не абстрактную, а подходящую именно этому человеку, с его сильными и слабыми сторонами. Впрочем, это, конечно, не означает, что ему не придется работать над собой, меняться, искореняя, прежде всего, то, что довело до такой жизни, а также приобретенные в заключении вредные привычки. Но имея перед собой вдохновляющую мечту, человек способен на чудеса. Так что все-таки — о мечтах!

У меня есть мечта

Мечты — дело личное, поэтому заранее прошу прощения за лирический тон от первого лица. Даже несмотря на то, что мое собственное видение сформировалось, точнее, дополнилось недостающими звеньями, под влиянием Несторовской группы (подробнее о ней можно прочитать, например, в Википедии), в которой я имею честь состоять: поскольку окончательный, согласованный со всеми продукт нашего совместного труда еще не подлежит обнародованию, за все изложенное ниже отвечаю я и только я.

Итак, я мечтаю увидеть своими глазами, как моя родная страна отряхивает с себя остатки совковой гнили и превращается в место, где хочется жить. Причем не только беженцам из Африки, но и, например, уставшим от своих проблем западным европейцам, уставшим от авторитаризма и беззакония россиянам, не говоря уже о рожденных в Украине и "диаспорянах". В страну свободы, законности, человеческого достоинства, творчества и относительного благосостояния — хотя бы на уровне нынешней "периферии" ЕС, то есть примерно втрое большем, чем сейчас (см. "Свобода или колбаса? Экономика человеческого достоинства", ZN.UA №48 от
20 декабря 2013 г.). Причем именно такое сочетание именно в условиях Украины должно оказаться устойчивым и обеспечить самоподдерживающееся развитие. Как именно — описано ниже.

Придется, правда, сразу оговориться: красивой картинки с цифрами и планами строительства гигантских заводов не будет, это не пятилетка! Современная экономика — сложная живая система, ее поведение зависит от миллиардов решений миллионов субъектов. Нет худшей ошибки, чем рассматривать ее структуру как данную раз и навсегда. Даже пытаться определить умозрительно, какие именно отрасли будут определять лицо страны через десятилетия, тоже крайне неблагодарная задача. Вспомните, например, листовки времен независимости, восхвалявшие процент союзного производства магнитофонов, телевизоров и чего-то еще подобного родом из Украины. Зато кто бы мог подумать, что наши автомобильные присадки и компьютерные игры будут продаваться по всему миру?

Так что опасения напрасны, "строить экономику" правительству не придется. Да оно и не может и не должно этим заниматься, как не должен выращивать лес лесник: все, что жизнеспособно, вырастет само. Настоящая задача правительства — создавать условия для естественного развития, прежде всего, продолжая аналогию, защищать вверенную территорию от браконьеров, устанавливать правила игры. Вот поэтому самые успешные реформаторы последних десятилетий — и Бальцерович, и Бендукидзе, и Гайдар — да, строили, но не отрасли и заводы, а основы для их существования. Прежде всего, институты, то есть правила игры и организации, призванные эти правила блюсти. Но для того, чтобы их строить успешно, нужно все же иметь в голове некую картину будущего — идеального в пределах возможного. О ней и пойдет речь.

На чем стоим

Итак, какой же "лес" может вырасти на нашей земле? Будет ли он похож на рощу гигантских баобабов с чахлой травкой между ними; тропические джунгли, полные самых разнообразных причудливых растений, или же на молодой смешанный лес с травой, кустами и средней величины деревьями? И что делать "леснику", чтобы поддерживать его в хорошей форме?

Всякий естественный биоценоз вроде вышеперечисленных обязан своей жизнестойкостью глубокой укорененности в местные условия. Точно так же особенности экономики успешной страны органично венчают собой целую пирамиду различных других особенностей, как правило, гораздо более фундаментальных. Настоящим (в отличие от марксистского) базисом общественно-экономической системы современная наука считает географию (в том числе доступ к морю, наличие природных ресурсов и климат), а также во многом (но не во всем) связанные с ней особенности национального характера и ценности людей, ее населяющих. На них базируются институты, а уже они определяют особенности экономики. Поэтому экономическая модель может быть успешной, а институты — стабильными и эффективными только тогда, когда они отвечают этим фундаментальным особенностям. Именно с их изучения начала Несторовская группа.

Если кратко, то к таким фундаментальным особенностям, обусловленным нашей географией и историей, можно отнести:

— культурное разнообразие (за счет расположения на стыке цивилизаций), в отличие, например, от поляков, которые могли опираться на относительную однородность нации;

— склонность к творчеству — в противовес дисциплинированности, присущей тем же корейцам;

— отсутствие вековых традиций дееспособной бюрократии, таких, какими могут похвастать, скажем, Франция или Китай.

Задача состоит в том, чтобы создать подходящие условия, при которых именно на таком "грунте" могут органично расти свойственные ему "растения" — без искусственных удобрений, пестицидов и теплиц. Тогда есть надежда, что наша часть развалин тюрьмы вместе с осколками, оставшимися с минувших войн, через 15 лет будут скрыты под пологом веселого и здорового молодого "леса".

Против чего бороться?

Путь к реализации этой мечты преграждают два огромных краеугольных камня, на которых держится нынешняя порочная общественно-экономическая система. Первый — это мышление в терминах "нулевой суммы", которое предполагает, что если кто-то выигрывает (например, получает экономическую выгоду), то это обязательно за счет других (см. "Давос против Вавилона", ZN.UA №4 от 1 февраля 2013 г.). Это глубоко укорененная в головах части людей иллюзия, о которой отдельный разговор, но не предмет экономической политики.

А вот второй "камень преткновения" — это как раз сама суть правил и норм, которые стремится навязать бизнесу и простым гражданам государство. Сейчас они часто размыты, допускают произвольное применение или просто слишком амбициозны в своем ограничительном рвении, по крайней мере, по сравнению со способностью нашего государства добиваться их повсеместного выполнения. Очень характерный пример из обычной жизни: законодательно закрепленный, вроде бы соответствующий европейским нормам, но повсеместно нарушаемый запрет пить пиво и другие слабоалкогольные напитки на улице. По факту он привел только к тому, что теперь любой милиционер, который хочет "докопаться" до отдельного человека (например, но не только, с коррупционными целями) получил практически неограниченные возможности. То же самое касается статей о хранении порнографических материалов, о запрете курения (в том числе кальянов), запрете азартных игр и многом другом. А уж в регуляциях бизнеса таких запретов и вовсе не счесть.

В итоге получаем, с одной стороны, зарегулированность, а с другой — "бардак": если можно не соблюдать заведомо невыполнимый или повсеместно нарушаемый закон, с какой стати придерживаться остальных? В результате все "ходят под статьей", то есть висят на крючке у контролирующих и правоохранительных органов со всеми вытекающими последствиями. Среди прочего эта ситуация благоприятствует коррумпированному отечественному и российскому бизнесу, для которого "тяжесть законов умаляется необязательностью их исполнения", но отталкивает настоящие иностранные инвестиции — те, которые могли бы принести новую предпринимательскую культуру и технологии. А творческая энергия наших людей впустую тратится на выдумывание способов обойти дурацкие препятствия. И вместо самореализации им приходится думать о том, как бы обезопасить себя от нищеты и насилия (прежде всего, государственного).

Но, с другой стороны, вся "власть" в нынешнем ее понимании держится на избирательном применении неисполнимых законов. Поэтому для того чтобы осуществить мечту, нужна действительно "перезагрузка" всего государства на новых принципах. Впрочем, Майдан показал, что она уже назрела. И, согласно разным опросам, две трети наших соотечественников хотели бы жить по законам. Что обнадеживает!

Как это работает?

Если сломать эту мерзкую традицию, то очень многое в Украине изменится. Нет, конечно, Украина не станет ни Германией, ни Швецией. У нас законы и прочие нормы будут соблюдаться, только если государство ограничится самым минимумом ограничений — не просто теми, без которых "никак нельзя", но еще и из них выберет тот узкий круг, в рамках которого реально обеспечить универсальное и неукоснительное соблюдение норм. С учетом именно нашей пресловутой недисциплинированности и столь же традиционно низкой способности украинского государства добиваться своих целей.

Такая простота вряд ли устроит тех, кто привык к постоянной опеке государства. Зато с огромным облегчением вздохнут все, кто сегодня ощущает исходящую от государства угрозу — как ни странно, эти множества довольно сильно пересекаются. В стране наконец-то наступит вожделенный "порядок". Только не в том смысле, что никто не посмеет ослушаться Начальника, и не в том, что все на свете будет урегулировано законом. А в исконно европейском смысле: закон один для всех, его уважают и соблюдают. Как в лучших домах Европы. При этом, особо подчеркну, содержание самого закона совсем не обязательно должно быть списано с acquis communautaire (правовая система ЕС. — Ред.) — только в той части, которая не противоречит вышеуказанному фундаментальному принципу.

Если возвратиться к экономике, это будет означать, что всем придется играть по правилам. Не то чтобы во всем одинаковым — есть отраслевые регуляции, есть естественные монополии, есть малый бизнес, финансовый сектор и т.д., и все они требуют некоторых специфических норм. Но, во-первых, эти нормы будут универсальными, без привилегий. Во-вторых, они будут направлены на выравнивание условий там, где они искривлены, а не на искусственное "создание точек роста" и взращивание "тепличных растений", если продолжить аналогию с лесом. Ведь даже если считать такую политику правильной, то она не отвечает отмеченным выше национальным особенностям: на нее попросту нет ресурсов. Ни финансовых — вспомним правительственную "программу активизации экономики" с ее 200-миллиардной инвестиционной программой на фоне реальной невозможности выплатить пособия и зарплаты. Ни административных в хорошем смысле этого слова: государство, которое не может добиться выполнения законов чиновниками, не должно даже задумывать такие сложные схемы. Не говоря уже о "блестящих успехах" в вопросе контроля коррупции — а ведь все эти "промышленные политики" создают море коррупционных уязвимостей.

Однако наша слабость может стать нашей силой, и в этом одна из основных находок Несторовской группы. В страну с четкими и соблюдаемыми, но при этом минимально ограничительными правилами, без льгот и привилегий, охотно придет капитал со всего мира. Причем именно тот, который готов играть по правилам, на равных, а не заниматься "решаловом", поэтому оккупация российскими (точнее, путинскими) олигархами нам при такой системе не грозит. Зато приход других капиталов уравновесит их и, в сочетании с ускоренным развитием отечественного предпринимательства, создаст такую ситуацию, когда никому из внешних игроков не будет выгодно "раскачивать лодку", в которую вложены капиталы сограждан, не говоря уже о военных интервенциях. Это повысит внешнюю безопасность и создаст определенные гарантии подлинной стабильности — стабильности правил игры. Что, в свою очередь, привлечет еще больше инвестиций, как отечественных, так и зарубежных.

В частности, для уставших от "евразийства" россиян Украина станет привлекательным местом для работы и капиталовложений, поскольку тот же, например, языковый и культурный барьер куда ниже, чем в других европейских странах. А для уставших от евробюрократии наша страна может стать "правовым офшором" с более свободными, но при этом понятными правилами. Причем, что немаловажно, расположенным по соседству. Для этого, кстати, лучше ограничиться всеохватывающей зоной свободной торговли с ЕС (по крайней мере, в его нынешнем виде), а не стремиться к полноценному членству. Предвижу шквал критики, на которую сразу отвечаю, что именно этот период в странах — новых членах ЕС вспоминают с ностальгией. А такие вполне европейские и более чем благополучные страны, как Норвегия и Швейцария, прекрасно живут в таком статусе и поныне. Впрочем, посмотрим, каким будет ЕС и мир в целом через 15 лет — раньше нам полноценное членство все равно не светит по чисто техническим причинам.

Скорее всего, ускоренными темпами будет расти экспорт интеллектуальных услуг — те же программисты, а также ученые, инженеры, аудиторы и прочие очень высокооплачиваемые профессии найдут применение на Родине. Будут развиваться относительно небольшие специализированные "нишевые" фирмы, опять же использующие смекалку и умения наших людей. Разумеется, будут развиваться аграрный сектор и пищевая промышленность. И, вполне возможно, получат второе дыхание в виде рыночной деловой культуры даже некоторые уцелевшие "динозавры". Одним из инструментов, способствующих этому, должна стать налоговая политика, благоприятная для быстрорастущих новых предприятий (подробнее см. "Налоговый рай" в отечественном шалаше?", ZN.UA №35 от 5 октября 2012 г.)

При этом придется разочаровать тех, кто мечтает сделать из Украины налоговый рай или приманить инвесторов дешевой рабочей силой. Ни то, ни другое не удастся, поскольку Украина уже достаточно далеко прошла по пути модернизации общества. Это означает, что население у нас такое же старое, как в развитых странах, только еще менее здоровое. Поэтому огромные средства расходуются на содержание нетрудоспособных, особенно пенсионеров, и при этом они все равно остаются очень бедными. А патриархальные методы поддержки — общиной, кланом, семьей из нескольких поколений — чем дальше, тем менее эффективны. Поэтому, чтобы обеспечить сколько-нибудь достойную жизнь тем, кто объективно не может этого сделать самостоятельно, требуется от 15 до 20% ВВП — уже, увы, больше, чем составляют популистские "5/10". Да и зарплаты у нас и сейчас не такие уж маленькие по сравнению с континентальным Китаем, Индией и прочими теплыми странами. А ведь задача состоит в том, чтобы они росли!

Вдобавок многие сограждане привыкли к "заботе" со стороны государства или, на худой конец, работодателя. Причем некоторая часть из них еще и неспособна добросовестно работать и по-прежнему предпочитает жить в совковом "мы делаем вид, что работаем, они делают вид, что платят". Единственный способ в этих условиях обеспечить свободу остальным — это откупиться от таких соседей по стране. Иначе напуганные страхом голодной смерти, они способны на многое. Впрочем, этой категории никто не обязан создавать достойную жизнь, достаточно обеспечить простое выживание. Причем, и это обязательное условие, именно на уровне абсолютной (а не относительной!) бедности и в обмен на суровые ограничения и контроль в сочетании с общественными работами.

Если все сделать правильно, то доля обеих категорий иждивенцев будет сокращаться с ростом благосостояния. Обычно проблема в том, что население стареет с ростом достатка, но в Украине этот процесс уже дошел до крайней точки. Скорее актуально обратное: активная старость, снижение заболеваемости и рост рождаемости, "потому что мы теперь можем себе это позволить", а также возврат трудовых мигрантов должны привести к некоторому росту доли активного населения. Что же касается добровольно бедных, то и их численность будет сокращаться, если только не пойти по скользкой дорожке "социального государства", пытаясь обеспечить достойную жизнь даже бездельникам. В результате со временем налоговое бремя должно снижаться. Собственно, расти-то ему уже и так некуда…

Все вместе взятое должно вывести Украину на траекторию устойчивого поступательного развития, которое создает чем дальше, тем большие возможности для самореализации, а она, в свою очередь, будет способствовать ускорению роста и повышению его качества. По формально-экономическим принципам такую модель можно назвать "инвестиционно-инновационной". Это словосочетание уже давно, со времен Кучмы, набило оскомину. Но реальное содержание и методы будут отличаться от тех, которые вкладывают в это понятие советские академики, как Гуляй-Поле от ГУЛАГа, а фирма Google от сталинской шарашки.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 32
  • Костя Днепр Костя Днепр 16 січня, 20:26 "достаточно обеспечить простое выживание. Причем, и это обязательное условие, именно на уровне абсолютной (а не относительной!) бедности и в обмен на суровые ограничения и контроль в сочетании с общественными работами". ГУЛАГ бьется ап стенку - от бессильной зависти.... КНДР- одобрит..." Хорошо сказано. Помоему Владимир Дубровский решил идти не в Европу с ее СОЦИАЛЬНЫМИ стандартами а в кастовое государство торжестующего социального дарвинизма. Понимает ли он дух ЧЕГО поддерживает и взращивает такими высказываниями? Даже сегодняшняя сисема пособий по безработице и БЕСПЛАТНОЙ ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИИ в при этой антинародной воровской власти в нищей Украине существует, люди хотят в ЕС за высокими СОЦИАЛЬНЫМИ (если Дубровский плохо слышит повторю: СОЦИАЛЬНЫМИ) стандартами. Совсем совесть в бизнестусовках пропил? Или обменяло на свою зарплату? На кого Дубровский работает что пишет статьи достойные разве какого нибудь олигархоненербе? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно