ДОРОГО ЛИ СТОИТ СТАБИЛЬНОСТЬ ЦЕН?

25 апреля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 16, 25 апреля-7 мая 2003г.
Отправить
Отправить

В последнее время в Украине наблюдается рост инфляции потребительских цен, что способствует возобновлению дебатов среди ученых и общественности по поводу того, существуют ли серьезные причины для беспокойства...

В последнее время в Украине наблюдается рост инфляции потребительских цен, что способствует возобновлению дебатов среди ученых и общественности по поводу того, существуют ли серьезные причины для беспокойства. В этой связи статья профессора Кораблина, опубликованная в «Зеркале недели» несколько недель назад, безусловно заслуживает внимания. Среди прочего речь в ней идет о том, что целевой параметр инфляции для Украины может быть ощутимо выше достигнутого на текущий момент или установленного в соответствии с рекомендациями Международного валютного фонда; кроме того, на примере нескольких развивающихся стран утверждается, что несколько более высокий уровень инфляции (скажем, 10—15 процентов) может дать возможность более высоких темпов экономического роста; в-третьих, что проведение более жесткой денежно-кредитной политики в Украине с целью противодействия инфляции способно затормозить рост, как это, скорее всего, произошло в Аргентине в течение прошлого десятилетия. По нашему мнению, многие из этих аргументов и выводов нуждаются в пересмотре и уточнении.

Во-первых, было бы несправедливо утверждать, что Аргентина в 1990-х сознательно осуществляла «монетарную дезинфляцию». Уменьшение предложения денег, наблюдавшееся в отдельные периоды, не было результатом той или иной монетарной политики. Поскольку уже в начале 90-х власти Аргентины отказались от независимой монетарной политики, приняв решение о «бесповоротной» фиксации обменного курса путем официального введения механизма валютного совета (сurrency board). При такой системе темпы роста монетарных параметров могут быть высокими в случае значительного притока иностранной валюты, или отрицательными в случае ее оттока, тогда как центральный банк не имеет никаких монетарных средств для контроля за предложением денег. Учитывая вышеизложенное, рекомендации Международного валютного фонда Украине проводить осторожную монетарную политику не имеют ничего общего с ситуацией в Аргентине 90-х годов, особенно, если страна придерживается политики гибкого обменного курса, давая ему возможность колебаться в обоих направлениях (это, кстати, еще один из ключевых советов МВФ).

Во-вторых, анализ г-на Кораблина по поводу взаимозависимости между инфляцией и темпами роста наталкивает на размышления, но является неполным, по признанию самого автора. Не существует четко определенной связи, своего рода «магической формулы», которая бы определяла зависимость только между экономическим ростом и инфляцией и была справедливой при любых ее уровнях. Подход, базирующийся на анализе «частных случаев», по определению выборочен и на самом деле не рассматривает вопросы причинной связи или контроля других структурных или политических причин, которые могут влиять на соотношение темпов экономического роста/инфляции в зависимости от фактора времени или особенностей отдельных стран.

В современной экономической литературе есть детальные и систематические исследования о влиянии инфляции на темпы экономического роста. В частности, такие экономисты, как Фишер, Сарел, Гош и др., провели несколько исследований, опиравшихся на количественные показатели.

Попытки глубже понять роль этих факторов продолжаются, однако, несомненно, данные свидетельствуют о том, что низкий (хотя и положительный) уровень инфляции является предпосылкой стабильного роста. Имеющиеся оценки «порогового значения» (когда инфляция начинает отрицательно сказываться на темпах экономического роста) различны и обычно колеблются в диапазоне от 2 до 13 процентов, однако не существует систематических доказательств в пользу того, что низкая, но положительная инфляция (речь идет о любом уровне) приводит к снижению темпов экономического роста.

Это подтверждается опытом, накопленным Украиной за последнее время. К примеру, если г-н Кораблин пришел к выводу, что темпы экономического роста затормозились «вследствие» падения в 2002 году инфляции с 6 процентов почти до нуля (декабрь к декабрю предыдущего года), он должен также обратить внимание на то, что в течение 2001 года темпы роста ускорились до 9 процентов на фоне резкого сокращения инфляции с 26 до 6 процентов (опять-таки декабрь к декабрю предыдущего года). Поэтому непонятно, каким образом, исходя из «иллюстративного анализа», можно подвергать сомнению тот факт, что целью монетарной политики должно быть «сведение инфляции к минимуму», и вместо этого отстаивать тезис о том, что инфляцию необходимо удерживать в «диапазоне, обеспечивающем максимальный рост», как будто последний фактор является чем-то иным, нежели низкий уровень инфляции.

Центральные банки большинства стран мира рассматривают удержание инфляции на низком уровне как первоочередную цель монетарной политики по целому ряду практических и теоретических причин. И не в последнюю очередь из-за того, что это защищает стоимость денег и доходов, а значит, вносит свой вклад в прогнозируемое развитие рынков и институтов.

Монетарная политика вполне справедливо рассматривается как самый лучший инструмент противодействия ценовому давлению, хотя это может быть не единственная цель ее применения. В действительности ее также можно использовать для сглаживания уровня производства в пределах экономических циклов, но лишь при условии, что это не будет угрожать показателю инфляции. Хотя, как отмечает г-н Кораблин, структурная политика также может обусловливать снижение инфляции, часто ее последствия проявляются медленно и непрогнозированно, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Сокращение инфляции имеет свою цену, но обычно она более высока для стран с большими финансовыми рынками, где неукоснительно осуществляется индексирование доходов в зависимости от темпов роста цен. Более того, значительно меньше усилий требуется для удержания инфляции на определенном уровне после того, как уже прошло ее снижение. Поэтому представляется нецелесообразным брать на себя риск еще раз заплатить такую же цену.

Что касается нынешней ситуации в Украине, то существует ряд особых обстоятельств, которые следует принять во внимание. Это и значительное влияние цен на продукты питания, профицит бюджета (без учета приватизации), наблюдавшийся впервые в истории страны, и структурные причины, связанные с основными инфляционными факторами, практически приведшими к отсутствию инфляции в 2002 году. Учитывая это, задача удержать инфляцию потребительских цен на очень низком уровне, как в прошлом году, вероятнее всего, нереальна. А вот избранный правительством в качестве ориентира в текущем году уровень инфляции в 5—6 процентов — цель вполне достойная, учитывающая определенные специальные факторы и не ставящая под угрозу общую макроэкономическую стабильность. Таким образом, утверждение, будто МВФ настаивает на удержании Украиной «стабильных цен буквально любой ценой», просто не соответствует действительности.

Основная проблема, которую должна учитывать монетарная политика в Украине, заключается в другом. На протяжении трех последних лет сложилась чрезвычайно благоприятная ситуация, когда инфляция была достаточно низкой и продолжала сокращаться, несмотря на более чем 40-процентный рост предложения денег, отмечавшийся ежегодно. Такая «ремонетизация» была очень желательна, и, надеемся, этот процесс будет продолжаться и в дальнейшем. Однако значительное расхождение между темпами роста предложения денег и цен, по-видимому, не может быть вечным. Поэтому, возможно, возникнет необходимость в проведении более жесткой монетарной политики с целью предотвращения существенного превышения показателя инфляции, избранного в качестве ориентира в 2003 году. Отсутствие такой политики может поставить под угрозу общее ощущение стабильности, которое, несомненно, внесло свой вклад в нынешние высокие показатели роста ВВП.

Г-н Кораблин абсолютно прав, утверждая, что Украина должна искать пути для обеспечения максимальных темпов экономического роста. Действительно, ваша страна должна пройти еще долгий путь проведения структурной реформы. Прогресс на этом направлении — единственный способ обеспечить повышение темпов экономического роста на продолжительный срок, не ставя под угрозу макроэкономическую стабильность и тем самым не допуская разрушения первоочередной предпосылки для экономического подъема государства. Если же к решению макроэкономических проблем подходить за счет монетарной экспансии и создания «умеренного» инфляционного давления «впопыхах», то это, скорее всего, будет отвлекать внимание политиков, аналитиков и общественности от главной цели — обеспечения стабильного роста.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК