Back to the Future. Как депрессивному промышленному региону использовать индустриальное наследие в свою пользу, сделав рывок в будущее?

19 мая, 2017, 17:45 Распечатать Выпуск №18-19, 20 мая-26 мая

Проблема структурно-технологической отсталости уже давно стоит в повестке дня в промышленных регионах Украины, а сегодня из-за масштабного военного конфликта особенно остро проявляется в восточных областях. Выходом из сложившейся ситуации может быть регенерация промышленных территорий, смена акцентов в экономической политике в пользу формирования инновационного промышленного производства.

Проблема структурно-технологической отсталости уже давно стоит в повестке дня в промышленных регионах Украины, а сегодня из-за масштабного военного конфликта особенно остро проявляется в восточных областях. Выходом из сложившейся ситуации может быть регенерация промышленных территорий, смена акцентов в экономической политике в пользу формирования инновационного промышленного производства.

Мировая практика знает немало примеров изменения парадигм развития промышленных территорий. Но одной из наиболее успешных считается реструктуризация Рурского региона, подвергшегося коренной структурной перестройке от первоначальной угольно-металлургической специализации до более диверсифицированной сервисной экономики. С тех пор прошло почти двадцать лет, а методы оздоровления Рура и сегодня остаются актуальными. Их изучают в разных странах как наглядные приемы для дальнейшего воспроизведения, представляющие интерес и для Украины.

Историческая справка

В послевоенные 1950-е годы экономика Германии восстанавливалась стремительными темпами; это явление получило название немецкого "экономического чуда". Рурский регион внес весомый вклад в достижение этих результатов. На тот момент он переживал период экономического подъема, индустриального расцвета и по праву считался индустриальным сердцем Германии. Высокие заработки привлекали рабочих со всего мира. В результате массовая миграция в Рур привела к резкому увеличению численности населения: с 1950-го по 1961 г. — на 23,5%, достигнув 5,67 млн человек.

Индустриализация региона началась в XIX в. и продолжалась более ста лет. Угольные шахты и сталеплавильные заводы строили вдоль реки Рур на юге, постепенно переходя на север, пересекая реку Эмшер.

Однако в 1960-е годы ситуация начала меняться: запасы угля исчерпывались, его добыча обходилась все дороже, предприятия становились все более убыточными, и их постепенно выводили из эксплуатации. Рабочие места потеряли более
600 тыс. человек, уровень безработицы стал одним из самых высоких в Германии — 13%.

Как следствие, процветающий регион превратился в маргинальную загрязненную территорию с серым ландшафтом, горами породы и шлаков, трубами и домнами, а река Эмшер, куда сбрасывали производственные воды, стала сточной канавой.

"Обновление изнутри"

Так выглядела история региона, когда в 1989 г. открылась Международная строительная выставка "Эмшер Парк" (International Building Exhibition (IBA) at Emscher Park). Название "Эмшер Парк" символизировало цель выставки — изменить качество городской среды и ландшафта северной части Рурского региона (в районе реки Эмшер) за десять лет.

Международная строительная выставка не была выставкой в классическом понимании этого термина. На самом деле она символизировала немецкую традицию организовывать такие "выставки", чтобы найти лучшие решения для городских и архитектурных проблем, привлекая лучших зарубежных экспертов, специалистов, и представить эти решения широкой общественности.

123
emscherlandschaftspark-blog.de

По сути, объявлением об открытии IBA Emscher Park местная власть приглашала известных архитекторов, дизайнеров, других специалистов участвовать в процессах регенерации "Эмшер Парка". Это также было свидетельством того, что власть берет на себя серьезные обязательства по реализации проекта на следующие десять лет.

Программу действий IBA Emscher Park опубликовали вместе с меморандумом под названием "Workshop for an old industrial Region", в котором были изложены основные принципы будущей работы и приветствовалось участие в проекте всех слоев населения. В результате все без исключения 17 муниципалитетов (местных администраций) Рурского региона — города Эссен, Дортмунд, Дуйсбург, Бохум, Гельзенкирхен, Оберхаузен и другие — присоединились к этому процессу.

Для руководства проектом правительство создало специальное государственно-частное агентство (IBA Ltd) — небольшую (около 30 человек) организацию, роль которой состояла в том, чтобы инициировать обсуждение, проведение семинаров и конкурсов самых интересных, нестандартных идей и инициатив (которые потом воплощались в проектах) с целью упростить бюрократические процедуры по проектам и помочь получить государственное финансирование. То есть IBA Ltd была своеобразной "надстройкой", регулировщиком всех процессов. Возглавил IBA Ltd известный тогда политик Карл Гансер, харизма и лидерские качества которого в значительной мере способствовали успешному завершению проекта "Эмшер Парк".

Спектр проектов: от обыденных до впечатляющих

Проекты группировались по пяти направлениям: 1) создание ландшафтного парка Эмшер (Emscher Landscape Park); 2) экологическое оздоровление речной системы Эмшер; 3) новое использование промышленных объектов — бывших шахт и сталелитейных заводов — вместо их разрушения; 4) создание новых рабочих мест; 5) развитие новых форм жилищного строительства и муниципальных районов, согласно высоким экологическим и эстетическим стандартам.

Среди проектов были как обыденные, небольшие, так и удивлявшие своей идеей, поражавшие воображение, а в будущем ставшие настоящим символом "Эмшер Парка".

Одним из таких проектов стало превращение крупнейшей угольной шахты Рурского региона "Цехе Цольверейн" (Zeche Zollverein) (г. Эссен), на территории которой размещалось около двадцати разных сооружений, в центр промышленного дизайна, творчества и отдыха. Шахта стала настоящим олицетворением современной промышленной архитектуры; ежегодно ее посещают около 1,5 млн туристов, а в 2001 г. ее включили в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

123
nrw-tourismus.de

Действительно, здесь есть чему удивляться и чему поучиться одновременно. Заброшенные промышленные здания и административные помещения шахты использовались повторно, но уже как культурный объект. Их реставрировали таким образом, чтобы сохранить индустриальный колорит и вместе с тем вселить в них дух современности, креативности. Воплощенная идея эклектизма в возрождение бывшего угледобывающего предприятия и превращение его в современный культурный центр сделала "Цехе Цольверейн" известнейшим индустриальным памятником Рурского региона.

Сегодня в помещениях шахты размещаются музеи (в частности, музей "Путь угля", в котором можно ознакомиться с условиями работы шахтеров и техническим оснащением шахты; музей дизайна Red Dot, среди экспонатов которого товары широкого потребления, ставшие лауреатами премии Red Dot Design Award; музей керамики Margaretenhöh); выставки (среди которых "Дворец проектов Ильи Кабакова" — американского художника украинского происхождения); кафе (одно из них принимает посетителей в помещении бывшей углемойки вблизи информационно-кассового центра) и рестораны (есть встроенный в старую котельную шахты); бассейн, зимой превращающийся в ледовый каток, и др. Ни одна деталь не осталась без внимания архитекторов, даже открытая территория шахты выглядит как настоящий аттракцион.

Еще одним символическим проектом IBA Emscher Park является Научный парк Рейн—Эльба (Rhein Elbe Science Park) в городе Гельзенкирхене. Научный парк создан на базе сталелитейного завода, который прекратил свою деятельность в
1984 г. и оставался заброшенным на протяжении пяти лет, пока в 1989-м не решили использовать его площади под научный парк. По замыслу, он должен был стать основой для постоянного развития "неакадемического", "ненаучного" Рурского региона, способствуя появлению в его среде новых видов деятельности, не связанных исключительно с тяжелой промышленностью.

123
waz.de

История Гельзенкирхена стала определяющей при выборе специализации научного парка. В период индустриального расцвета энергоснабжение для производства стали было одним из основных двигателей развития местной экономики; и Гельзенкирхен называли "городом тысячи огней" (the city of a thousand fires). Под эгидой научного парка решили сочетать традиционную энергетическую отрасль с более современными высокими технологиями и развивать в его рамках солнечную энергетику.

На крыше зданий установили одну из мощнейших в мире солнечных электростанций, в строительство которой Европейский Союз, земля Северный Рейн-Вестфалия и компания RWE Energy AG инвестировали около 6 млн евро. Солнечная электростанция дает городу очевидные преимущества: она может покрывать нужды в энергии 40 домашних хозяйств из четырех человек в год, позволяет уменьшить почти на 4500 т выбросы СО2 на протяжении всего срока эксплуатации. Таким образом "энергетический город" превратился в "солнечный город" (the Solar City).

Креативность мышления, готовность к изменениям и связанным с этим рискам обеспечили предпосылки для воплощения подобных проектов в жизнь. Недаром слоган IBA звучал как "Мастерская будущего в старых промышленных зонах". Ведь с самого начала целью IBA было не просто возродить промышленные объекты, здания и подправить ландшафт, выставка должна была обновить дух региона, осуществить культурный переворот, не отказываясь при этом от индустриальной истории региона, сохраняя его наследие и своеобразие, объединяя старое и новое, прошлое и будущее. Поэтому силу приходилось искать в слабостях, а будущее — в трудностях.

Достижения IBA Emscher Park

За десять лет IBA Emscher Park реализовала 123 проекта с общим объемом инвестиций 2,5 млрд евро, из которых одну треть финансировал частный сектор. Было очищено
300 кв. км зеленых насаждений, построено 17 технологических центров, 6 тыс. квартир, восстановлено немало индустриальных памятников.

Результаты коренных структурных изменений в экономике Рурского региона проиллюстрированы графически (см. рис. 1–3). Цифры говорят сами за себя — за 50 лет количество шахт, добывавших уголь в регионе, сократилось в 23,5 раза, а численность шахтеров уменьшилась в 16,8 раза. Кардинально изменилось соотношение занятых в промышленности и сфере услуг:
в 2005 г. на угольных и металлургических предприятиях, вместе взятых, работало немногим более 60 тыс. человек против 720 тыс. в 1957-м. Индустриальный Рур превратился в настоящий центр знаний, технологий и услуг.

На фоне сокращения числа угледобывающих предприятий значительно увеличилось количество образовательных учреждений. И это учитывая, что до 1963 г. в регионе не было ни одного университета, University of Bochum стал первым. Сегодня Рурский регион отличается высокой плотностью образовательных заведений: в его границах действуют более 20 университетов, в которых обучается свыше 150 тыс. человек, что в сто раз больше, чем в 1956-м.

Заслуживающие внимания подходы

Подводя итог, следует отметить, что IBA Emscher Park является уникальным в своем роде проектом, который, конечно же, не может быть калькой для других промышленных территорий, нуждающихся в структурных изменениях. К этому и не следует стремиться.

Тем не менее отдельные приемы, примененные в его рамках, остаются актуальными для изучения по сей день и могут представлять интерес для воспроизведения на территориях других стран, в том числе и Украины. Они заключаются в следующем.

Во-первых, с самого начала правительство четко определило, что процесс согласно проекту должен основываться на политическом консенсусе, участии в нем всех заинтересованных сторон; поэтомудостижение консенсуса было определяющим фактором принятия проектов.

Во-вторых, выставка объединяла очень разные, автономные проекты, рассматривая каждый из них во взаимосвязи с другими, с точки зрения общей картины будущего, стратегии развития региона. Это в совокупности позволило получить эффект синергии — значительно больший, чем простая сумма от реализованных проектов.

В-третьих, основное внимание было сфокусировано на качестве проектов: все работы, предлагаемые проектировщиками и архитекторами, — от строительства жилья и озеленения близлежащей территории до реконструкции промышленных объектов — выполнялись лишь после конкурсного отбора. Нередко между собой соревновались команды известнейших архитекторов, инженеров и художников. Критериями отбора проектов, кроме уровня качества, также были профессионализм участников и перспектива создания новых рабочих мест. Так, только благодаря бизнес-районам было создано около пяти тысяч рабочих мест.

В-четвертых, индустриальное прошлое региона не отбрасывалось, а воспринималось как данность, не как то, что надо преодолеть, а как неотъемлемая составляющая идентичности, уникальности региона. Благодаря этому старые промышленные объекты нередко сохраняли свою форму, меняя лишь свои функции и роли.

В-пятых, руководившая проектом организация — IBA Ltd — была не правительственной структурой, а государственно-частным агентством, принадлежащим земле Северный Рейн-Вестфалия. В состав IBA Ltd входили представители разных политических сил и социальных групп. Это было важно, поскольку "институциональная отсталость", "многослойность политической системы управления", по выражению известного британского урбаниста, одного из ведущих современных специалистов по городскому развитию Чарльза Лендри (Charles Landry), "продолжительное время блокировали процессы модернизации". В государственно-частном статусе агентство получило реальную возможность преодолеть застой, пассивность и инертность мышления политиков, которые в большинстве случаев не были заинтересованы в модернизации, поскольку это противоречило их интересам.

Действительно, в результате модернизации, творческого разрушения или креативной деструкции по И.Шумпетеру происходят изменения существующего баланса власти, политическая элита теряет рычаги управления и возможности влиять на перераспределение ренты. Как следствие, выгодополучателями становятся совсем другие субъекты. Осознавая это и не желая терять власть, политическая элита будет всеми возможными путями сопротивляться изменениям, выступая, по терминологии французского социолога Алена Турена (Alain Touraine), антимодернизационной силой в стране.

123
fotocommunity.de

Сложность и идейно-ценностный аспект

Наряду с преимуществами в ходе реализации проекта, конечно, возникали и проблемы. Главная из них состояла в необходимости изменить менталитет местных жителей, их представление о будущем региона, но уже в роли не индустриального гиганта, а развивающегося в соответствии с "постиндустриальными" принципами, отдавая должное сфере услуг, высоким технологиям и креативным индустриям. Эту проблему можно было предвидеть с самого начала.

Ведь, как известно, старые промышленные регионы по определению имеют низкий потенциал к восстановлению, "…иначе, — как отмечает Чарльз Лендри, — они вовремя избежали бы упадка". Ученый подчеркивает, что промышленная культура не так уж легко превращается в постиндустриальную: "Рабочие, воспитанные в покорности под крылышком у крупных корпораций, не могут за одну ночь — и даже за десять лет — превратиться в людей предприимчивых, полагающихся на свои силы".

На эту же особенность обращает внимание и уроженец города Бохума Эльмар Вайлер (Elmar Weiler), который не по слухам знаком с местным менталитетом. Э.Вайлер является вице-президентом University of Bochum,лауреатом премии Лейбница (the Leibniz Prize), которую присуждают лучшим исследователям, работающим в Германии. Он говорит, что жители региона выросли в коллективной среде, у них не возникало потребности самостоятельно принимать решения, идти на риск, поскольку предприятия обеспечивали их работой, а государство поддерживало в трудные минуты.

Эльмар Вайлер перечисляет факторы, игравшие определяющую роль в формировании менталитета Рурского региона: работа на шахтах и сталелитейных заводах означала победу над природой в трудных условиях руками, а не разумом; быстрый подъем региона сопровождался таким же быстрым его упадком; решающее значение для выживания имели солидарность, взаимопомощь; выживание зависело от государственной поддержки. У людей с подобным менталитетом всегда возникают, по его словам,  проблемы с полетом, поэтому обычно здесь необходимы внешние импульсы. Без них шахтеры и металлурги не смогут быстро перестроиться на работу в конкурентной среде, что закономерно вызовет социальную напряженность и консервацию экономического отставания. Кстати, изменение навыков и знаний людей и организаций (unlearning process), наряду с изменением отраслевой структуры, отнесено Организацией экономического сотрудничества и развития к задачам, которые следует решать в первую очередь в промышленных регионах. Такой вывод понятен, поскольку генерация и дальнейшая имплементация новых идей и смыслов в ретроградной, реакционной среде невозможна.

Поэтому закономерно, что перестройка менталитета населения Рура требовала продолжительной кропотливой работы. Наконец усилия себя оправдали. В ходе финальной презентации проекта в 1999 г. можно было увидеть не только команду IBA Ltd, архитекторов, проектировщиков, дизайнеров,но итысячи добровольных участников — рядовых жителей, готовых отвечать за проект.

Решающую роль в этом сыграло уважительное отношение IBA Ltd к сложившейся системе ценностей, идейных убеждений, образу жизни местного населения. Не одно десятилетие рабочим прививали чувство собственного достоинства, значимости, незаменимости для региона. Поэтому то, что дорогие им символы индустриальной эпохи — шахты и заводы — прославляются как культурные объекты, позволило рабочим преодолеть ощущение ненужности и сохранить свою идентичность.

Однако до сих пор в регионе продолжает проявляться историческое наследие. Например, не так распространен, как в других частях Германии, дух предпринимательства, здесь редко можно встретить студентов, которые скажут: "Я просто буду двигаться вперед и делать свое дело, и я уверен, что из этого что-то получится". Однако особая культура Рурского региона имеет и свои преимущества. В регионе, развитие которого в большой степени зависит от рабочих и иммигрантов, легче подняться по социальной лестнице, чем в традиционных немецких районах среднего класса. Жители отличаются сплоченностью и солидарностью. "Мы — глобальное село, — говорит Э.Вайлер, — в нашем регионе люди из 140 религиозных общин и из более ста стран демонстрируют, как жить вместе в согласии".

Наследие IBA Emscher Park

Вдохновленные опытом IBA Emscher Park, муниципалитеты совместно с частным сектором запустили ряд новых проектов. Показательными среди них были уже упомянутый Solar City Gelsenkirchen, а также E-City Dortmund.

Проект E-City Dortmund инициирован в ответ на решение промышленного концерна Thyssen-Krupp закрыть местные сталелитейные заводы. Чтобы компенсировать последствия этого решения и потерю населением рабочих мест, власть города, Thyssen-Krupp, консалтинговая фирма Mckinsey и некоторые местные организации сформулировали видение будущего города, изложив его в лозунге: "Укреплять сильные стороны, инвестировать, а не субсидировать, и инициировать пилотные проекты государственно-частного партнерства".

Поскольку продолжительный период времени промышленное производство, информационные технологии и логистика играли в Дортмунде ведущую роль, общие усилия участников проекта сконцентрировались на использовании преимуществ этих секторов и создании новых рабочих мест на их пересечении (в частности, в e-логистике и робототехнике). Таким образом, предполагалось превратить Дортмунд из "стальтауна" (steeltown) в электронный город (e-city).

В декабре 2007 г. по инициативе 35 городов и трех округов (а сегодня к ним присоединились еще шесть городов) инициировали программу постоянного городского и регионального развития не отдельной части, а всего Рурского региона на следующее десятилетие. Она получила название "Концепция Рур" (Concept Ruhr). По результатам программы запланировано реализовать 373 проекта (а в дальнейшем еще 135 проектов) с общим объемом инвестиций на сумму более 10 млрд евро. Отдельное место среди них занимают проекты по сокращению потребления энергии; в этом направлении проводятся специальные исследования. В частности, Геотермальный центр, созданныйв 2005 г. на базе Университета прикладных наук Бохума (Bochum University of Applied Sciences), занимаетсяисследованиями геотермальной энергии как возобновляемого ее источника.

Кстати, модельным городом Рурского региона, сделавшим ставку на энергоэффективность, считается Боттроп (Bottrop); он обязался сократить потребление энергии наполовину к 2020 г.

Сегодня Рур по-прежнему представляет собой мощный экономический центр. В нем базируются 13 из 50 крупнейших немецких компаний, работают около 2,2 млн человек, производится 5,6% ВВП Германии. Сталелитейное производство, химическая промышленность, крупные электростанции, производство автомобилей, электронная промышленность, здравоохранение — все это составляет экономический потенциал региона.

Интерес для Украины

При рассмотрении путей решения проблем украинских промышленных регионов сквозь призму опыта знаменитейшего Рурского региона закономерно возникает вопрос, можно ли использовать в Украине такие успешные приемы оздоровления промышленных территорий. Ведь временные интервалы трансформационных процессов в странах разные, да и вызовы, стоявшие тогда перед экономикой Германии, не сравнить с нынешними проблемами, в частности восточных областей Украины. Конечно, отдельные приемы можно апробировать на наших территориях, поскольку речь не идет о простом копировании или тиражировании зарубежного опыта.

Тем более что украинская практика говорит сама за себя. В Донецке в 2010 г. на территории бывшего завода по производству изоляционных материалов была создана неприбыльная негосударственная платформа современной культуры — фонд "Изоляция" — проект, открытый для всех видов творческого выражения. В 2014 г. после вооруженного захвата территории бывшего завода фонд переехал в Киев и сейчас размещается на территории Киевского судостроительного завода и продолжает реализовывать культурные проекты, поддерживать креативно мыслящих людей.

Обращая внимание на мировой опыт, следует всегда помнить слова древнегреческого историка Фукидида: "Город — это люди, а не стены". А все люди разные, поэтому и города разные. Каждая промышленная территория по-своему уникальна и неповторима. Поэтому, изучая модели их преобразования в качественно иные пространства, нужно обязательно учитывать этот фактор. Несмотря на то, что проблемы многих промышленных территорий во многом похожи, их решения не могут быть одинаковыми.

Приведенный опыт Рура интересен, прежде всего, своим нестандартным, креативным подходом к восстановлению заброшенных промышленных территорий для обеспечения их развития на принципах сбалансированности и инклюзивности.

Украинцам также следует начинать мыслить творчески, масштабно и нешаблонно. Как говорит ведущий специалист в сфере мотивации Дэвид Шварц, неважно, с чего вы начнете, главное — куда вы двигаетесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно