Горький привкус "котлеты по-киевски"…

19 августа, 13:01 Распечатать Выпуск №30, 17 августа-23 августа

Когда президентский самолет Air Force-1 набирал высоту, взлетев с авиабазы Эндрюс под Вашингтоном, ни один из его высокопоставленных пассажиров еще не знал, что в этот раз их полет изменит историю.

После переговоров в Москве в первый же день августа 1991 года президент США Джордж Буш-старший отправился в Киев. Здесь, на Печерских холмах, он должен был произнести свою речь в Верховном Совете Украинской ССР.

Это было не только первое выступление президента в Верховном Совете, но и вообще его первый визит в Украину. Не стоит объяснять, почему к этому событию было приковано столь пристальное внимание наших телезрителей и радиослушателей. А выступление американского президента для многомиллионной аудитории озвучивал на украинском языке его переводчик — журналист Украинской службы "Голоса Америки" Юрий Саевич.

— Юрий, в тот день вы сопровождали президента Джорджа Буша, и кому как не вам знать мельчайшие подробности его пребывания?

— Будучи переводчиком президента Джорджа Буша-старшего во время его визита в Киев, а также во время других его встреч с украинскими лидерами в Белом доме и Кэмп-Дэвиде, я действительно знал все из первых уст. Но тот день с Джорджем Бушем меня просто потряс! Поэтому мне хотелось бы об этом рассказать, базируясь на словах президента, его действиях и даже некоторых красноречивых жестах. Может быть, это несколько смягчит приговор тому выступлению…

— Давайте начнем с первых минут визита…

— Из аэропорта "Борисполь", куда из Москвы прибыл президентский самолет, президент Джордж Буш и украинский лидер — председатель Верховного Совета УССР Леонид Кравчук — ехали на заднем сидении президентского лимузина. А я как переводчик расположился на переднем сидении, повернувшись к ним лицом.

Оба лидера вели спокойную дружественную беседу. 

Однако уже совсем скоро, глядя в окно, президент США притих: вдоль всего пути до Киева он увидел сотни украинцев, весело машущих американскими флажками и приветствующих его. Приветствовали лидера свободного мира и надписи на плакатах в руках киевлян. После столетий московского порабощения Украина тоже стремилась стать частью этого свободного мира.

Наблюдая за всем тем, что видел и американский президент, я, американский парень, воспитанный украинскими родителями и украинской общиной Америки, наученный никогда не отступать от идеи свободы и независимости Украины, просто не мог вымолвить и слова, — от нахлынувших чувств у меня ком сжался в горле.

Но я же был на работе, поэтому периодически просто заставлял себя не смотреть в окно, а сосредоточиться на какой-то одной точке.

Среди плакатов на английском языке, которые успел заметить президент, один гласил: "Долой США!". Но президента это не смутило: "Такое встречается в каждой толпе". Я подождал несколько секунд, предоставив возможность Леониду Кравчуку ответить на это, но тут мы увидели огромный плакат "Долой СССР!".

Кортеж приближался к центру города, а Буша все больше обуревали сомнения, стоит ли ему выступать именно с этой речью. Сомнения эти проявились и во время встречи двух руководителей в Мариинском дворце, состоявшейся перед выступлением президента. 

— Похоже, сравнивая смысл заготовленного текста с украинскими реалиями за окном, президент ощутил некоторое несоответствие?

— "А у нас есть перевод моей речи?" — задумавшись на минуту, обратился Буш к своему советнику по вопросам национальной безопасности, надеясь, что Леонид Кравчук просмотрит его и выскажет предположение, как эта речь может быть воспринята.

"Нет, перевода у нас нет", — ответил генерал Брент Скоукрофт.

"Минутку, господин президент, перевод у нас есть", — сказал я и достал из кармана своего пиджака текст, над которым работал всю ночь, поскольку из Вашингтона мне его выслали только в час ночи.

— Так вам уже было известно содержание выступления?

— Естественно, ведь переводчикам, как правило, дают оригинал выступления заблаговременно, чтобы можно было надлежащим образом подготовиться к переводу: там же всегда есть политические и военные термины, поэзия или пословицы; соответственно, при синхронном переводе мы должны точно или очень близко к смыслу передавать эти слова.

Я вручил перевод Бушу, который сразу же передал его Кравчуку в надежде услышать его мнение. Однако у председателя Верховного Совета уже не было на это времени, — машина приближалась к зданию парламента. Вовремя опомнившись, я попросил Леонида Кравчука вернуть мне перевод, — ведь это был мой единственный экземпляр.

…В Верховном Совете, вооружившись аудиоаппаратурой и наушниками, я расположился в специальной кабинке и приготовился озвучивать на украинском языке слова президента США, — ведь его выступление транслировали на всю Украину.

— Помню, все были тогда поражены, услышав, каким красивым украинским языком и приятным мужским тембром "обращался" к украинцам Буш…

— Но самое главное было в том, чтó он говорил… "Похоже, это будет фиаско", — подумал я (а может, и промолвил вслух) несколькими часами ранее, завершив перевод текста выступления в здании консульства США.

Так и получилось. И только врожденная деликатность украинцев не позволила назвать ледяным прием этой речи, которую изредка прерывали жиденькие аплодисменты. Поскольку на самом деле эта речь вызвала серьезную тревогу. Ведь Буш заявлял: "Американцы не поддержат тех, кто борется за независимость, чтобы заменить далекую тиранию на местный деспотизм. Они не будут помогать тем, кто провозглашает самоубийственный национализм, покоящийся на национальной ненависти". (Эти слова президента на следующий день вынесет в заголовок статьи о визите Джорджа Буша и "Нью-Йорк Таймс". — А.В.).

От автора: А теперь давайте заглянем за кулисы мировой сцены. (Правда, информация о важнейших событиях того времени сопровождалась грифом "конфиденциально").

Так вот, по свидетельству документов из Архива национальной безопасности США, еще 11 мая 1990 г., в преддверии советско-американской встречи на высшем уровне, из посольства США в Москве в Государственный департамент уходит встревоженное письмо посла Джека Мэтлока. Это была объемная аналитическая справка из двух десятков тематических блоков, в которой рассказывалось о текущей ситуации в Советском Союзе. Сквозь все письмо красной нитью прослеживалась мысль: власть в СССР, так и не придя к общенациональному консенсусу, вошла в жесткий политический кризис, а генсек Михаил Горбачев практически не контролирует экономическую и политическую ситуацию в стране, в большинстве случаев лишь отбиваясь от критиков.

Гораздо четче, мол, начали проявляться и центробежные силы. "На протяжении последних двух месяцев, — пишет посол Дж.Мэтлок, — три Балтийские республики провозгласили свою независимость, а на Западной Украине преимущество на выборах получили украинские сепаратисты (к сожалению, так тогда американская дипломатия называла наших патриотов и вчерашних узников ГУЛАГа. — А.В.). Москва встревожена и событиями в Закавказье. Стремление к независимости проявляется и в Молдавии. А возрастающий исламский фундаментализм подпитывает антироссийские и антисоветские настроения в Средней Азии".

Поэтому неудивительно, что один из последних разделов этой солидной дипломатической депеши более чем трезво вопрошает: "Готовимся пожертвовать Союзом?".

До провозглашения киевской речи Джорджа Буша, в которой он посылал сигнал американского содействия Михаилу Горбачеву, оставалось более года… И весомой причиной такой поддержки были крайне напряженные консультации Запада с СССР по поводу объединения двух частей Германии. Но больше всего Москву беспокоило то, что объединенная Германия должна стать членом НАТО. Невероятно сложно было достичь консенсуса на этот счет, поскольку советское руководство требовало: если Германия и становится членом НАТО, СССР должен получить гарантии Запада, что границы блока не сдвинутся на восток ни на метр. Госсекретарь США Джеймс Бейкер со своей стороны, а генсек НАТО Манфред Вернер — со своей убеждают советского лидера Горбачева, что НАТО непременно выполнит свои обещания. Однако сохранить баланс оказывается очень непросто: в Брюссель друг за другом направляются правительственные делегации вчерашних стран Варшавского договора — Венгрии, Чехословакии, Польши, Румынии — с неприкрытым желанием присоединиться к Североатлантическому альянсу.

— Нам нельзя оставлять Россию в стороне от общеевропейских процессов, — аргументирует им свой отказ М.Вернер. — Она должна чувствовать себя причастной ко всем важнейшим событиям в Европе. 

Но отдавая должное тогдашней России, которая вроде бы становилась на демократические рельсы, в начале июля 1991-го во время встречи с советскими парламентариями из группы Бориса Ельцина — Сергеем Степашиным, Анатолием Собчаком, Дмитрием Волкогоновым и др. — из уст генсека НАТО чуть ли не впервые прозвучала фраза о важности для блока поддерживать отношения непосредственно с республиками, играющими лидирующую роль в советской оборонной политике…

Получить согласие Горбачева на озвученные натовские планы (а Германия к тому времени уже присоединилась к альянсу) и случайно чем-нибудь не разозлить его было чрезвычайно важно, — кто знает, как долго при том развитии событий он удержится на своей должности.

Ну и, конечно же, Запад ни на мгновение не забывал, что имеет дело с ядерным государством.

Вот в такой обстановке и проходил визит Джорджа Буша в Киев.

— Юрий, а вам удалось узнать, кто писал президенту эту речь?

— Это был его советник по вопросам национальной безопасности генерал Брент Скоукрофт со своими помощниками, среди которых была и Кондолиза Райс, — именно она в СНБ вела вопросы отношений с СССР и странами Восточной Европы. Позже Брент Скоукрофт сознавался, как они были на самом деле встревожены хаосом, войной и жестокостью, которые в тот период сопровождали развал Югославии. А со временем он признал, что сегодня ни за что не рекомендовал бы президенту такую речь.

— Похоже, они тогда считали, что Михаил Горбачев лучше других знает, как управлять этой частью мира, а значит, есть смысл его поддержать. Но в Украине уже был создан Народный Рух за перестройку, как его официально назвали, а на самом деле — за независимость.

— Не знаю, но такое впечатление, что авторы этой речи ни сном, ни духом не ведали о принятой Верховным Советом УССР 16 июля 1990 года Декларации о национальном суверенитете, ни о массовых мирных митингах в поддержку независимости, ни о трех миллионах украинцев, сформировавших "живую цепь" от Львова до Киева 21 января 1990 года.

Из-за абсолютного незнания истории Украины, непонимания текущих тенденций, движущих сил и процессов переформатирования Восточной Европы летом 1991-го, из-за самого смысла послания, оскорбляющего аудиторию, в которой оно произносилось, я бы сказал, что этот текст можно было бы назвать самой неудачной из когда-либо написанных речей для президента США.

— Столь далека она была от реальности?

— Вот именно. Ведь большинство в Верховном Совете составляли коммунисты и те, кто вышел из партии совсем недавно. Национально-демократическая коалиция состояла из поэтов, писателей, других представителей интеллигенции, нескольких узников ГУЛАГа,— и среди них ни одного "националиста-самоубийцы".

— То есть вы допускаете, что и самому Джорджу Бушу не очень-то нравилась эта речь? Ведь в чем-то она оказалась даже неуместной?

— Похоже, так оно и было, поскольку будучи довольно умным человеком (до похода в Белый дом он возглавлял ЦРУ США), Буш смог сразу же (в отличие от своих советников) понять, что происходит в Украине. 

И этот сценарий мирного, безудержного стремления к независимости ничуть не соответствовал тому видению, которое пытались создать у него политические советники, и которое нашло свое выражение в его выступлении: там шла речь о группке сумасшедших радикалов-националистов, стремившихся сорвать суперважную задачу — обеспечить дальнейшее существование "империи Зла".

— А ведь украинцы надеялись услышать слова поддержки от лидера мировой демократии. Но Джордж Буш прозвучал адвокатом Михаила Горбачева?

— Для украинского руководства, как и для всего украинского народа, речь американского президента стала холодным душем: "Свобода — не то же, что и независимость". Он четко дал понять: нечего рассчитывать на помощь США в поддержке идеи независимости Украины; а значит, завоевать свободу украинцы должны сами.

И им это удалось! Всего через три недели, 24 августа 1991 года 320 голосами против двух Верховный Совет принял Акт провозглашения государственной независимости Украины. (Предупреждения американских дипломатов, прозвучавшие еще в 1990-м, к сожалению, подтвердились: из-за утраты Горбачевым контроля в Москве произошла попытка государственного переворота, в ходе которой президента СССР попытались отстранить от власти. — А.В.).

— Речь Буша вошла в историю под названием "котлета по-киевски". А кто и когда ее так назвал?

— Это был влиятельный политический обозреватель газеты "Нью-Йорк Таймс" Уильям Сефайр, который в своей довольно грозной статье "После падения" 29 августа упрекнул президента из-за его призыва к украинцам и не мечтать о независимости.

"Этой весной господин Буш совершил чудовищную ошибку, вернув Ирак; а этим летом в своей удручающей речи "котлета по-киевски" он увещевал украинцев о вреде самоопределения, глупо поставив Вашингтон на сторону московского централизма и пытаясь остановить ход истории".

Впоследствии это название стало олицетворять всю политику Джорджа Буша-старшего в отношении как Украины, так и других народов, стремившихся освободиться от деспотичного советского режима.

От автора: Для многих украинцев, как в свое время и для меня, стало настоящим открытием, что на протяжении нескольких десятилетий в американских супермаркетах продается настоящая котлета по-киевски (так и пишется: chicken Kiev). Так что для американцев это название хорошо знакомо.

Кроме того, Сефайр за пару недель до референдума в своей очередной статье об Украине, вспоминая об августовской речи Буша, процитировал на весь мир нелицеприятную оценку политическим заключенным и основателем Руха Михаилом Горынем американского президента: "Он беспринципный. А нам бы нужен такой, как Томас Джефферсон". Автор статьи был абсолютно уверен в положительном исходе украинского референдума: "1 декабря огромный, подбитый шипами украинский сапог раздавит имперские претензии московского центра на сохранение империи. В тот день Советский "союз" испустит дух".

 

— И как так получилось, что со временем отношение к Украине президента Джорджа Буша все же изменилось?

— Да, во время того визита он был не только тронут теплым приемом в Киеве, но и понял, что в СССР события выходят из-под контроля. Поэтому довольно быстро изменил свое отношение. Да и игнорировать страну с более чем 50-миллионным населением было бы, похоже, не очень мудро.

— А как многочисленная украинская диаспора в Америке, поддерживающая преимущественно Республиканскую партию, отреагировала на неожиданный пассаж президента в Киеве?

— Она отреагировала не сразу. Но когда после провозглашения Украиной Акта о государственной независимости стало известно, что Буш согласился встретиться с делегацией от украинской диаспоры, в Фонде США—Украина меня попросили рассказать о том дне 1 августа 1991 года в Киеве. Я рассказал им о своих впечатлениях после визита Джорджа Буша, как только что рассказал и вам. Людей интересовало, чувствовалось ли хорошее отношение Буша к Украине. Я ответил, что из увиденного и услышанного мной в тот день, несомненно, чувствовалось. И действительно, президента очень впечатлило то, что он увидел по пути из Борисполя в Киев.

Обладая этой информацией, делегация украинцев шла на встречу с Джорджем Бушем с огромной надеждой на доброжелательность, что, как я понимаю, и случилось. Буш принял лидеров украинских организаций Америки, выслушал их и пообещал: если украинцы проголосуют за независимость и на общенациональном референдуме, Соединенные Штаты признают Украину на дипломатическом уровне.

И украинцы поразили: в голосовании участвовали 84% избирателей, отдавших более 90% голосов за самостоятельное государство.

А 25 декабря 1991 года Соединенные Штаты официально признали независимость Украины.

Президенту, выступившему с речью "котлета по-киевски", понадобился всего один день в Киеве, чтобы понять Украину и признать ее стремления. В этом он превзошел своих преемников, словно демонстрировавших собственными речами, действиями и бездействием: "Украина нас не волнует".

* * *

А Соединенные Штаты в те дни предстали перед непростым выбором: продолжить поддержку Михаила Горбачева или же подать руку новым государствам на территории СССР, которые друг за другом провозглашали свою независимость, уверенно заявляя о решимости порвать с Москвой. Ведь колесо истории не остановишь, — геополитика менялась на глазах… И США приняли единственно правильное решение. 

Уже в первые дни мая 1992 года президенты Джордж Буш и Леонид Кравчук будут прогуливаться по зеленой лужайке у Белого дома, а в нескольких кварталах отсюда — на перекрестке L-стрит и 18-й — госсекретарь Джеймс Бейкер вместе с украинским президентом откроют первое посольство Украины в США. 

А как же мы были удивлены, когда в высшей точке американской столицы — мемориале Джорджа Вашингтона на Молле ("Карандаш") уже в июне 1992-го нам с улыбкой предлагали буклеты об этом монументе на украинском языке. 

Тогда было положено начало истории отношений двух государств, имевшей свои взлеты и падения, однако в большинстве случаев все же дружественной. История, в которой Соединенные Штаты не раз оказывались (как бы парадоксально это ни звучало) ближайшим соседом Украины.

В свою очередь (тоже как ни странно), но именно Украина в 1991-м стала важнейшим фактором влияния на американскую политику. И это еще не раз повторится...

Президент Джордж Буш вновь посетит Украину в 2004 году и на встрече со студентами попытается объяснить мотивы своего тогдашнего выступления, — похоже, совесть все еще терзала его. Объяснял, что якобы ратовал за осторожность и рассудительность украинского руководства и переживал, как бы оно не учудило чего-то ненужного, что не позволило бы Украине уйти от Москвы. 

А 87-летнего журналиста Уильяма Сефайра в 2006 году Джордж Буш-младший удостоит высшей государственной награды — Президентской медали Свободы "как одного из самых талантливых американских писателей и публицистов. Владея силой слова, он занимался просвещением наших граждан, обогащал наш язык и поднимал на высший уровень обсуждение насущных вопросов".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно