Егор Стадный: "В университете никто никогда не говорит студенту-бюджетнику неприятную правду"

8 марта, 12:00 Распечатать Выпуск №1285, 7 марта-13 марта

Теперь государство будет регулировать цену обучения на контракте

Одна из причин, почему экс-министр образования Анна Новосад не согласилась войти в новое правительство, — она не понимает, каким будет отношение к радикальным изменениям в высшем образовании, внедренным ее командой.

Одно из таких изменений было принято буквально на последнем заседании правительства Алексея Гончарука. Тогда Кабмин проголосовал постановление о так называемой индикативной себестоимости. Его суть: вузам установили планку, ниже которой они не могут опускать цену на контракт. Можно ожидать, что это решение ударит по некачественному образованию, потому что не позволит слабым вузам вести нечестную конкуренцию и демпинговать.

Правительство сменилось, но его постановление об индикативной себестоимости действует, и абитуриенты почувствуют его на себе уже в ходе ближайшей вступительной кампании. Поэтому ZN.UA расспросило об индикативной себестоимости заместителя министра образования Егора Стадного, который занимается проблемами высшего образования и является вдохновителем многих реформаторских идей команды Анны Новосад. 

— Егор, правильно ли я понимаю, — государство решило урегулировать цену на контракт, потому что получается так, что оно платит вузам за обучение студента-бюджетника больше, чем платит за себя контрактник.

— Именно так. На одного студента-бюджетника государство тратит в среднем 41 тысячу гривен в год. А студент-контрактник предыдущей вступительной кампании платил за свое обучение в среднем 16,5 тысяч в год.

В университете никто никогда не говорит студенту-бюджетнику неприятную правду: "Сори, часть денег, которые за тебя нам заплатило государство, мы будем отдавать на обучение студента-контрактника, потому что мы взяли с него в два с половиной раза меньше, хотя конкурсный балл у него ниже твоего. А цена обучения для него низкая, потому что мы таким образом заманиваем его в университет".

Вузы, особенно региональные, не пользующиеся спросом, не смогут теперь заманивать студентов низкой стоимостью обучения и демпинговать.

— Да. И здесь я хочу сказать о втором плюсе внедрения индикативной себестоимости, — это борьба с некачественным образованием. Потому что многие контрактники вступают в вузы, не дающие качественного образования, именно из-за низкой стоимости обучения.

У нас есть случаи в Виннице, Херсоне, где, например, цена за контракт на обучение по ІТ-специальности была 8–9 тысяч гривен в год. Это просто удар по качественным сильным учебным заведениям, которые не могут поставить низкую цену и страдают от атаки слабых университетов, которым абсолютно наплевать на качество. Теперь все вузы вынуждены придерживаться определенной минимальной планки. От этого выигрывают сильные университеты, потому что их ценовое предложение будет таким же привлекательным, как и у тех, кто до сих пор демпинговал.

Это нововведение касается всех специальностей?

— Нет, только популярных — юристы, менеджеры, экономисты, дизайнеры и другие. Всего таких специальностей у нас 38. И здесь мы ожидаем третьего плюса от внедрения индикативной себестоимости, — часть абитуриентов пойдет на инженерные и естествоведческие специальности, потому что там нет нижней планки для контракта.

Только ленивый не говорил в ходе вступительной кампании, что у нас перенабор на право, менеджмент, международные отношения, маркетинг, при этом никто не поступает на инженерию или аграрные специальности. Теперь мы говорим абитуриентам: "Контракт на право будет намного дороже, и нечего туда идти, потому что на рынке труда на одну вакансию юриста — 13 претендентов. Лучше пойдите на инженера, потому что в Министерство образования приезжают крупные корпорации и говорят, что не хватает именно инженеров".

— Частные вузы тоже будут подчиняться правилу о самой низкой цене на контракт?

— Только те, которые получают государственное финансирование. На сегодняшний день это еще нераспространенная практика, но вскоре все частные университеты смогут получать государственный заказ, и как только до них дойдет хотя бы одна государственная гривня, они будут подчиняться правилу о нижней границе цены на контракт.

А вот заведения, которые не получают государственный заказ и установят низкую цену за обучение, я говорю об этом прямо и публично, будут заслуживать особого внимания. Потому что если бизнес работает себе в убыток (берет за услугу меньше себестоимости), он должен обанкротиться. И удивительно, что этого не происходит. Следовательно, мы с вами чего-то не видим, и в этом заведении, кроме официальной платы, есть какая-то неофициальная.

— Частные вузы получат государственный заказ благодаря принципу "деньги ходят за студентом", если их выберут сильные абитуриенты, за обучение которых платит государство?

— Да. Мы внесли в Бюджетный кодекс изменения, предусматривающие возможность частным университетам получать государственное финансирование. Например, Украинский католический университет очень хотел бы получать государственное финансирование. И, кстати, этот университет не демпингует, он ставит самую высокую во Львове цену на контракт.

— Поднимать цену на контракт будут постепенно. В постановлении КМУ предусмотрено, что в этом году нижняя планка будет установлена на уровне 60% от реальной стоимости обучения, в 2021-м — 70%, в 2022-м — 80%.

— Да, мы начинаем очень плавно. Но я могу сказать, что на сегодняшний день есть немало учебных заведений, в которых цены на контракт превыщают нижнюю планку. Это преимущественно заведения города Киева, Черновицкой, Житомирской, Волынской, Ровненской областей, местами — Тернопольской.

— Минимальная сумма контракта вступительной кампании-2020 — это сколько? О какой сумме идет речь?

— Для разных заведений по-разному: для кого-то это будет 20 тысяч, для кого-то — 18. Все зависит от того, какое государственное финансирование на одного студента получает вуз.

И это справедливо: у того, кто получал от государства больше, пусть и контракт будет дороже. Но для хороших вузов это не проблема. Например, в Черновицком национальном университете уже сейчас контракт стоит 19–20 тысяч, а нижняя граница в этом году для них будет на уровне 16–17 тысяч.

Кроме того, хочу напомнить всем, что для студентов, которые платят за обучение, есть возможность вернуть 18% стоимости, получив налоговую скидку.

— Вы устанавливаете нижнюю границу стоимости контракта. А верхняя есть?

— Нет, верхней границы нет. Но мы устанавливаем правила, сдерживающие поднятие нижней: если стоимость контракта  будет выше, чем три средние официальные зарплаты в области, университеты могут не поднимать  ее. Надо же учитывать платежеспособность населения.

 Вот, например, в Одессе три средние официальные зарплаты (я подчеркиваю — официальные, потому что реальные выше) — это 27 тысяч гривен.  Одесский университет пищевых технологий, к примеру, исходя из правила 60% от объема финансирования на бюджетника, должен был бы поставить цену за обучение на контракте в 39 тысяч в год. Мы говорим: "Вот вам планка — три официальные зарплаты, и можете остановиться на этом". То есть стоимость контракта может  быть и 27 тысяч.

— Не боитесь, что повышение цен на контракт может стимулировать выезд молодежи за границу, например в Польшу?

— Это будет стимулировать выезд только в польские университеты с некачественным преподаванием. Потому что если мы посмотрим, сколько денег берет за контракт Ягеллонский, Варшавский, Вроцлавский или другие хорошие польские университеты, то они начинают от 1800 евро и выше (это от 50 тысяч гривен).

Следовательно, если мы конкурируем с качественными зарубежными образовательными программами, то у нас цены будут намного ниже. А если мы сравниваем себя с сомнительными польскими заведениями, то там цены будут на уровне с нашими, как во многих хороших украинских университетах, — 19–20 тысяч на контракт. Следовательно, лучше выбрать качественный отечественный вуз.

Я хочу подчеркнуть основной месседж изменений: если мы хотим, чтобы зарплата у преподавателей университетов была высокой, надо установить соответствующую стоимость обучения. На демпинговых ценах зарплата преподавателей не поднимется. Поэтому мы будем пытаться всячески поддерживать качественные сильные университеты, которые хотят платить своим преподавателям нормальную зарплату. И это повлияет на качество высшего образования.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
  • prepod prepod 9 березня, 21:58 Пан заступник, якому рандомно випало керувати вищою школою не розуміється про що пише, коли посилається на добре всім відомі факти, але перекручує їх і неправильно інтерпретує. Чому контракти студентів, що навчаються за свої кошти, вартують менше порівняно з тим, що витрачає на навчання держава? Відповідь тривіальна, бо: 1. Контрактник не повинен платити, наприклад, за палаци культури в університетах, за бази відпочинку, за гігантські зарплатні ректорів (по 100 тис. в місяць) та їх челяді... 2. Слід критично оцінити формулу розрахунку індикативної собівартості, бо вона стимулює неякісне навчання, через те, що спирається на зарплату викладача. Чим нижча кваліффіцація викладачів, тим нижча їх зарплата, і о, ЕВРІКА, тим менша індикативна собівартість. Таким чином, зазначена схема означає, що університети будуть демпінгувати шляхом зниження якості навчання, залучаючи малооплачуваних викладачів. 3. Пан заступник часто заявляв, що він за якість освіти, але прийняте з його ініціативи рішення Уряду, навпаки, стимулює до неякісної освіти в університетах. За таку підставу Уряд повинен відправити цього керманича туди, де він, по його словам досить добре справлявся, а саме, викладати історію в школу. Там йому буде краще. Сподіваюсь, що це рішення Уряду буде Урядом відмінено. согласен 4 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1287, 21 марта-27 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно