Директор Миссии USAID в Украине Сьюзан Фритц: "По моему мнению, для Украины энергетическая безопасность — это то же самое, что национальная безопасность"

1 марта, 17:45 Распечатать Выпуск №8, 2 марта-6 марта

Скомпрометировать "Нафтогаз Украины" россиянам несложно: уменьшили давление в транзитном направлении — и всех дел.

© Алла Еременко

"Для того чтобы украинцы могли реально контролировать свое политическое будущее, они сначала должны контролировать свое энергетическое будущее. Для Украины энергетическая безопасность является первым шагом на пути к тому, чтобы занять свое достойное место независимой, демократической и богатой страны", — считает Сьюзан Фритц.

Россия имеет долгую историю вмешательств в деятельность украинской энергетики. Скомпрометировать "Нафтогаз Украины" россиянам несложно: уменьшили давление в транзитном направлении — и всех дел. Для того чтобы усилить энергобезопасность Украины, Агентство США по международному развитию (USAID) основало Проект энергетической безопасности.

Недавно ZN.UA получило возможность пообщаться с директором Миссии USAID в Украине СьюзанФРИТЦ, что позволило нам больше узнать об этом недавно начатом проекте, о том, на что в первую очередь будут потрачены 85 миллионов долларов его бюджета, и в целом о целях деятельности USAID в этом секторе.

— Госпожа Фритц, по вашему мнению, каким образом проблемы в энергетике могут навредить Украине?

— Когда я говорю об энергобезопасности Украины и о некоторых из тех причин, по которым мы начали этот проект, то, считаю, полезно будет помнить, что мы говорим не только об абстрактных определениях. Это серьезные вопросы, имеющие реальные последствия не только для украинской власти, но и для каждого из украинцев.

Для меня это стало понятно год назад, когда в холодных декабре и марте 2018 года российский "Газпром" снизил давление в магистральном трубопроводе в точке его входа на украинскую территорию и фактически оставил Украину без газа, — как раз в тот момент, когда Арбитражный суд в Стокгольме принял решение в пользу вашей страны.

Это произошло вопреки тому, что "Нафтогаз Украины" уже три года как не покупал российский газ по контракту купли-продажи и при этом аккуратно выполнял все условия контракта о транзите российского газа в страны ЕС по газотранспортной системе Украины.

Снижение давления на входе в ГТС не давало Украине возможности получить газ, в котором она крайне нуждалась в холодные зимние месяцы. Не от "Газпрома", — от и через Словакию, Польшу и Венгрию, потому что все объекты ГТС Украины были вынуждены работать на обеспечение экспорта российского газа.

Я хорошо помню заголовки в СМИ, что в Украине закрываются школы, детские сады, есть проблемы с отоплением больниц, потому что не хватает газа, не говоря уж о последствиях этой ситуации для промышленных предприятий и целых отраслей. Создавалось впечатление, что Украина в то время находилась на грани энергетического кризиса национального масштаба.

— Украина страдала, но выполняла контрактные обязательства.

— Да. Это был очень мощный сигнал со стороны ее соседки, который не только Украине, но и всем нам четко показал, что хотя Украина является независимым государством, но чтобы пережить зиму, она должна полагаться на Россию. Для нас это стало еще более ярким свидетельством того, что для Украины энергетическая безопасность — это то же самое, что национальная безопасность.

— Неужели вы верите подобным басням авторства "Газпрома" и Кремля?

— Следует помнить, что это был далеко не первый случай, когда РФ использовала газ как энергетическое оружие. Мы все это помним. Поэтому USAID начало Проект энергетической безопасности (ESP), который я представляю в Украине. Мы разработали этот проект для того, чтобы усилить энергетическую безопасность Украины, и, конечно, весомым элементом этого является безопасность поставок природного газа.

— На то время украинские компании уже закупали газ в Европе, Скандинавии (о цене импортированного газа — отдельно).

— Да, ситуация была бы еще более сложной, если бы в то время не существовало реверса газа (из ЕС). Мне приятно сказать, что США обеспечили поддержку этого процесса. Одна из самых важных задач нынешнего проекта — это способствовать развитию энергетической безопасности Украины благодаря диверсификации источников энергоснабжения.

— На что (и кого) будут потрачены 85 миллионов долларов проекта ESP? Вы уверены, что это не расточительство?

— Да, на протяжении следующих пяти лет в рамках этого проекта в энергетический сектор Украины будет вложено 85 миллионов долларов. Проект повысит уровень энергобезопасности Украины, а значит, и уровень ее национальной безопасности. В центре его внимания будут рынки природного газа, электроэнергии, централизованного теплоснабжения и возобновляемых источников энергии. Участники проекта должны разработать модели инвестирования в каждую из этих отраслей, сотрудничая с украинским парламентом. Чтобы укрепить соответствующую законодательную базу, в рамках проекта будет оказываться помощь регулятору энергетического сектора (НКРЭКУ) по усовершенствованию регуляторных механизмов, также проект будет способствовать интеграции энергетических рынков Украины в Европу. Цель этого проекта — достичь реальных результатов.

На сегодняшний день это крупнейший проект USAID в Украине, что также является свидетельством готовности США к обеспечению энергетической безопасности вашей страны. Чтобы это произошло, Украина должна иметь доступ к надежным, безопасным и непрерывным поставкам энергоносителей по приемлемой цене. Для того чтобы работать надежно и выносливо, украинская энергосистема должна бытьустойчивойк внешним вызовам и даже атакам. Это означает укрепление структур, ответственных за энергетическую безопасность, привлечение постоянного объема инвестиций в энергетику и диверсификацию поставок.

Отвечая на ваш вопрос о рисках, связанных с проектом, скажу вот что. В ходе реализации проекта такого большого объема риски всегда присутствуют. Но я хочу отметить, что USAID использует жесткую систему контроля над внедрением своих проектов.

Кроме того, мы разработали этот проект таким образом, чтобы иметь возможность сосредоточить его деятельность на тех направлениях, где есть проводники изменений и где, соответственно, мы можем продвигаться вперед, и наоборот, прекратить работу в тех сферах, где у нас нет прогресса или где нет политической воли.

— Какими основными путями проект усилит энергетическую безопасность Украины?

— Могу назвать основные пункты, к которым относятся:

1. Предоставление возможностей и стимулов для инвестиций в надежную инфраструктуру сектора энергетики.

2. Содействие диверсификации поставок с целью уменьшения зависимости от импорта энергоносителей.

3. Повышение самостоятельности и устойчивости к внешним вмешательствам.

4. Содействие лучшему функционированию украинских энергетических рынков, их более тесной интеграции с европейскими рынками и осуществлению трансграничной торговли.

5. Убеждение инвесторов и торговых контрагентов в том, что Украина — это партнер, достойный доверия и обладающий высоким потенциалом.

6. Обеспечение социально и экологически приемлемого развития энергетического сектора.

7. Стимулирование энергоэффективности и экологической устойчивости.

8. Более совершенное регулирование энергетического сектора, чтобы обеспечить одинаковые правила игры для всех коммунальных предприятий, инвесторов, получателей услуг и других заинтересованных сторон.

— Об этих путях (или хотя бы шагах в их направлении) надо говорить отдельно в случае их реализации. Надеюсь, на протяжении пяти лет воплощения проекта в Украине вам будет о чем рассказать подробнее.

— Да, это сложные вопросы, требующие продолжительной настроенности на их решение. Надеюсь, что на протяжении реализации проекта у нас будет возможность обсуждать их и в дальнейшем. Для начала можем сосредоточиться на некоторых из первоочередных направлений, — это рост объема инвестиций в надежную инфраструктуру, укрепление энергетических рынков и их интеграция с рынками ЕС, а также усовершенствование регуляторных механизмов в энергетике.

— Каким образом эффективно стимулировать инвестиции в инфраструктуру?

— Только действенная тарифная реформа может обеспечить стимулы для долгосрочных инвестиций в энергетическую инфраструктуру. Украина сейчас находится в процессе перехода от методологии "затраты плюс" к методологии стимулирующего регулирования (RAB) в электроэнергетическом секторе. USAID предоставляет помощь регулятору в том, чтобы в рамках RAB-тарифа обеспечить возможности для инвестиций в развитие сетей таким образом, чтобы предприятия могли финансировать эти шаги, а регулятор имел возможность отслеживать этот процесс (см. табл.).

— Может, все еще "на переходе", но Ахметову в угольной отрасли не было преград. Речь идет даже не о RAB-стимулировании, а об утвержденных энергорегулятором формулах цены "Роттердам+" (для угля) и "Дюссельдорф+" (для газа). Причем уже и состав НКРЭКУ изменен, а вот "Роттердам+" действует. Как вы оцениваете такое формульное ценообразование на энергоносители для украинцев? И как это касается стимулирующего ценообразования?

— Тарифная методология RAB направлена в основном на переход к тарифам, отражающим стоимость услуг и обеспечивающим стимулы для инвестиций в модернизацию и расширение сетевой инфраструктуры. Проект энергобезопасности будет предоставлять энергорегулятору помощь в практическом внедрении этой методологии. Благодаря большему объему инвестиций в сетевую инфраструктуру будет повышена надежность и улучшена эффективность деятельности, как это измеряется ключевыми показателями. Например, замена и восстановление сетей должны привести к уменьшению технических потерь и значительному сокращению продолжительности и частоты остановок в работе оборудования. В свою очередь, это повысит уровень удовлетворенности потребителей качеством получаемых услуг, тогда как надзор со стороны регулятора обеспечит приемлемую стоимость этих услуг для потребителей.

Приемлемая цена услуг для потребителя является одним из важных элементов этого механизма. Вообще я считаю, что для того чтобы выстроить и сохранить доверие со стороны общества, непременным условием является прозрачность процесса реформирования тарифов.

— Как быть с тем, что и избирательная комиссия, и соответственно избранные ею лица в НКРЭКУ (не преуменьшаю заслуг всех), образно говоря, являются Мальвиной и... Просто в нужный момент их владелец, Карабас, может дергать за ту или другую веревочку, не так ли? А если дергают от лица главы государства или он сам?

— Самостоятельность и независимость регулятора — это абсолютно необходимый элемент. Иначе в его создании нет смысла. Для того чтобы существовали конкурентные рынки, нужен независимый и компетентный регулятор с надлежащим объемом полномочий. Также отмечу, что эффективное регулирование энергетического сектора является частью обязательств Украины в
рамках Третьего энергопакета ЕС.

— Госпожа Фритц, объясните, зачем участникам Проекта энергобезопасности нужен регуляторный аудит?

— Действительно, в рамках ESP будут проведены тренинги для регуляторных аудиторов, а также будет оказана поддержка процессу регуляторных аудитов на рынке электрической энергии.

Кроме того, специалисты проекта будут оказывать помощь по внедрению регуляторной системы бухгалтерского учета.

Усовершенствование правил регуляторного учета и регуляторного аудита обязательно приведет в будущем к уменьшению тарифов на электрическую энергию.

Регуляторный аудит является неотъемлемой частью процесса капитальных инвестиций. Необходимо отметить, что регуляторный аудит отличается от аудита финансовых отчетов. Регуляторный аудит гарантирует, что будут происходить капитальные инвестиции в инфраструктуру, а также что затраты в результате этих инвестиций являются приемлемыми и служат государственным интересам.

Для справки

Общая цель ведущей (главной) энергетической активности USAID, Проекта энергетической безопасности — это внедрение свободных конкурентных рынков в энергетическом секторе для обеспечения энергетической безопасности Украины путем развития стабильного и самостоятельного энергоснабжения.

Проект энергетической безопасности поможет правительству Украины обеспечить гражданам доступ к надежным, безопасным и непрерывным поставкам энергоносителей по приемлемой цене:

— помогая правительству в процессе интеграции в европейские энергетические рынки, а также ключевым правительственным учреждениям и энергорегулятору отвечать требованиям ЕС в энергетической сфере, в том числе требованиям Третьего энергетического пакета;

— усиливая энергетическую безопасность путем проведения реформ для внедрения конкурентных рынков в результате отделения функций передачи и распределения от производства и поставки как в газовом, так и в электроэнергетическом секторах;

— содействуя созданию конкурентных энергетических рынков в секторах электроэнергетики, природного газа и теплоснабжения;

— содействуя увеличению поставок энергоресурсов в Украину путем привлечения инвестиций в энергетику, осуществляемого частным сектором, и увеличению производства возобновляемых источников энергии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №10, 16 марта-22 марта Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно