Ястребы западного крыла

6 апреля, 18:31 Распечатать Выпуск №13, 7 апреля-13 апреля

В Кремле чувствуют особое удовлетворение от того, что снова могут поставить Дональда Трампа в неловкое положение.

© Drew Angerer

"Что, черт побери, происходит? Приглашение Путину указывает не на силу, а на терпимость". 

Так отреагировал бывший заместитель государственного секретаря Дэниел Фрид на предложение Дональда Трампа встретиться с Владимиром Путиным в "недалеком будущем", озвученное не собственным правительством (в информации Белого дома по результатам телефонной беседы 20 марта о приглашении не сообщалось), а советником российского президента, да еще и спустя полторы недели после разговора руководителей государств. Похоже, в Кремле чувствуют особое удовлетворение от того, что, разгласив непубличные договоренности, снова могут поставить Дональда Трампа в неловкое положение…

И это при том, что совсем недавно несколько спала волна сокрушительной критики Дональда Трампа за беседу, во время которой, несмотря на предостережения своих советников, он поздравил Владимира Путина с победой на президентских выборах и даже не вспомнил в разговоре о покушении Кремля на убийство химическим оружием бывшего сотрудника ГРУ РФ Сергея Скрипаля. Сенатор-республиканец Джон Маккейн в резкой манере заметил, что "американский президент, поздравляя диктаторов с бутафорскими выборами, не демонстрирует лидерство в Свободном мире".

Несмотря на традиционный аргумент, что наличие диалога лучше его отсутствия, сложно себе представить какую-то добавленную стоимость от заявленного саммита. Над хозяином Белого дома все еще висит дамоклов меч — расследование специального советника Роберта Мюллера о возможных связях Дональда Трампа и его команды с россиянами. Во вторник был вынесен первый приговор в рамках этого расследования — 30 суток заключения и штраф в размере 20 тыс. долл. Алексу ван дер Цваану. Хоть он птица и не слишком высокого полета, а его вина заключается лишь в предоставлении ложных сведений ФБР о связях между членом предвыборной команды Трампа и неназванным сотрудником российских спецслужб, а не собственно в причастности к вмешательству в выборы. Это недвусмысленный сигнал другим фигурантам дела, что за малейшее преступление суровое наказание неизбежно наступит. До этого уже были озвучены обвинения в адрес ряда российских граждан, в частности шеф-повара Владимира Путина, который руководил питерской фабрикой троллей. Не создает положительный фон и дело с отравлением в английском Солсбери, токсичные следы которого ведут в Кремль. При этом директор службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин обвинил спецслужбы США и Великобритании в "грубо сфабрикованной гротескной провокации со Скрипалями". Так что появление при таких обстоятельствах в Овальном кабинете бывшего сотрудника КГБ вызовет шквал критики с обоих политических флангов Конгресса США, не говоря уж о ведущих масс-медиа.

Член Совета Федерации от Республики Мордовия Сергей Кисляк, более известный как бывший российский посол в Вашингтоне, которого в прошлом году отозвали по результатам расследования специального советника Роберта Мюллера, скептически отнесся к возможности какого-либо прогресса, поскольку "у США нет соответствующего настроя".

Симптоматичным стал эпизод на одном из центральных российских каналов, где вероятную встречу Путина и Трампа сравнили с историческим саммитом 1989 г. президента США Джорджа Буша-старшего и генсека ЦК КПСС Михаила Горбачева на Мальте накануне развала СССР. Смех и эйфорию в студии вызвало предположение, что на этот раз развалятся Соединенные Штаты. Воодушевленный необычайными электоральными "результатами", а также уверенный, что со сворачиванием американского присутствия в Сирии его авантюра все же увенчается успехом, Владимир Путин явно не готов к компромиссам.

Если на идею "незаменимости" России в борьбе с терроризмом клюнули два предыдущих президента, то нынешняя администрация США в своих стратегических документах, архитектором которых был Герберт Макмастер, ставит терроризм лишь на третье место после врагов и противников Америки — Северной Кореи и Ирана, а также противников — Китая и РФ. Откровенный ядерный шантаж Владимира Путина, озвученный во время его обращения к Федеральному собранию, не произвел ожидаемого впечатления на Вашингтон. Министр обороны Джим Мэттис заметил, что все технологические и доктринальные изменения, произошедшие в России, учтены в новой Ядерной стратегии США. Так какой будет повестка дня саммита? Каких решений можно ожидать? Тем более при отсутствии какого-либо системного диалога уровнями ниже. Недавно российский посол в США Анатолий Антонов признал, что его не принимают ни в американском правительстве, ни в Конгрессе США. К тому же американская дипломатия неоднократно подчеркивала, что любая нормализация отношений невозможна без урегулирования украинского вопроса.

Так что Путину есть смысл пересечь Атлантику, чтобы продемонстрировать "отсутствие" дипломатической изоляции и наличие диалога "на равных" с мощнейшей страной мира. А что, кроме головной боли для себя, может получить Дональд Трамп?

Звонок в Белокаменную, точнее, огласка вокруг него, стал последней каплей неудовольствия Дональда Трампа советником по вопросам национальной безопасности Гербертом Макмастером, что и вызвало его отставку. В своем последнем в статусе государственного служащего выступлении в Атлантическом совете г-н Макмастер признал, что "Россия нагло и неправдоподобно отрицает свою причастность. И мы не смогли заставить ее заплатить за это должную цену". Вместе с тем он высказал мнение, что Путин ошибается в своей вере, что выигрывает эту новую форму войны, поскольку российская агрессия усиливает решимость и уверенность США.

Ожидаемо контрастирует с высказанной Макмастером оценка политики администрации со стороны ее руководителя. Во вторник, во время общей пресс-конференции в Белом доме президентов США, Эстонии, Латвии и Литвы по случаю столетнего юбилея независимости балтийских государств, Дональд Трамп подчеркнул, что никто до него не применял в отношении России столь жестких мер. В частности: недавно из страны выдворены 60 сотрудников российских спецслужб под дипломатическим прикрытием (см. "Дипломатический экзорцизм"); стратегия "мир через силу" предполагает значительные расходы на собственную оборону (в этом году — 700 млрд долл.); далее — стимулирование стран — членов НАТО платить за свою безопасность (в прошлом году рост составлял 4,8%); усиление военного присутствия в Европе; поставка оружия союзникам; поддержка энергетической безопасности Европы и т.п. Вместе с тем Дональд Трамп не впервые уже говорит о том, что он мог бы установить хорошие отношения с Россией, поскольку ладить с ней отнюдь не помешает. При том, что лидеры балтийских государств не услышали ни традиционного для предыдущих президентов уверения в решимости Соединенных Штатов выполнить свои союзнические обязательства, согласно статье 5 Вашингтонского договора (коллективный ответ НАТО в случае вооруженной агрессии против одного из ее членов), ни поддержки идеи размещения на их территориях полупостоянного контингента американских вооруженных сил.

Вынужденная отставка Макмастера стала лишь одним из элементов перестановок в западном крыле (администрации президента), которые были осуществлены в течение нескольких недель и которые можно охарактеризовать как своеобразный реванш. Дело в том, что за первые сто дней президентства Дональда Трампа с политической арены по разным причинам сошел ряд фигур, которые либо были вдохновителями кампании "Сделаем Америку великий снова", либо предпочитали больше прислушиваться к президенту-выдвиженцу от Республиканской партии, чем к ее истеблишменту. На сегодняшний день уволены шесть и ушли в отставку 16 должностных лиц. И вот теперь Дональд Трамп снова пытается сформировать более восприимчивую к его идеям и менее способную к самостоятельной игре команду.

Не согласившись с идеями торговых войн и протекционизма, с должности директора Национального экономического совета (аналога Совета национальной безопасности) ушел бывший инвестбанкир Гэри Кон, которого до недавнего времени Трамп называл "одним со своих гениев". В своем твите от 4 апреля американский президент убеждает: "…у нас нет с Китаем торговой войны, потому что ее много лет назад проиграли неразумные и некомпетентные люди, представлявшие интересы США. У нас ежегодный торговый дефицит в 500 млрд долл., а также еще 300 млрд в виде кражи интеллектуальной собственности. Мы не можем допустить, чтобы это продолжалось и дальше!" Такая аргументация намерения Соединенных Штатов ввести 25%-ный тариф на китайский импорт, общей стоимостью 50 млрд долл., вряд ли удовлетворит Пекин, который уже решительно осудил "односторонние и протекционистские" действия и обещал ввести симметричные ограничения в отношении 106 американских товаров. Кроме того, Китай может задействовать еще более эффективный рычаг влияния — американские долговые обязательства, поскольку с 1,7 трлн долл. он является крупнейшим внешним кредитором США и занимает второе после Федеральной резервной системы место как заимодатель. Новый директор Национального экономического совета — бывший экономический комментатор канала "Фокс Ньюз" Ларри Кудлоу, которому достался проблемный "китайский портфель", уже заявил, что тарифы могут быть и не задействованы — при условии, что Поднебесная изменит свои торговые подходы. Не имея формального экономического образования, г-н Кудлоу, по определению журнала "Экономист", является "типичным представителем бизнес-крыла Республиканской партии". Он считает себя приверженцем свободного рынка, что не помешало ему накануне назначения заявить о своей поддержке идеи Дональда Трампа ввести защитные тарифы на сталь и алюминий.

Новый советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон фактически будет придерживаться аналогичной линии поведения — будет стараться давать объективные советы президенту, но после принятия им решений безоговорочно будет выполнять любое из них. Похоже, что кроме более воинствующей позиции в отношении врагов США, именно эта черта — угождать Трампу, а не пытаться гармонизировать его решения согласно определенной культуре в сфере национальной безопасности и идеологических ориентиров, будет отличать его от предшественника.

Во Всемирной оценке угроз, обнародованной директором Национальной разведки США Дэном Коутсом в феврале этого года, речь шла не только о фактах кибератак со стороны России, но и прогнозировалось их продолжение на политические, экономические и энергетические структуры. Новая безопасностная команда должна найти адекватный ответ на эту нетрадиционную угрозу. Можно ожидать, что Москва, наконец, получит симметричный ответ, поскольку подходы Джона Болтона и будущего руководителя Агентства национальной безопасности и Киберкомандования армии США генерал-лейтенанта Пола Накасоне к необходимости контрдействий в киберпространстве совпадают.

Активная силовая игра — любимый инструмент Джона Болтона, считающего, что "переговоры не являются политикой. Это техника. Это то, что вы используете, когда это ваше преимущество, и то, чего вы не используете, когда это не в вашу пользу". Так что очень горячо может стать на Ближнем Востоке, поскольку, по его убеждению, режим аятолл "будет более счастлив в загробной жизни, а не в этой, а значит — он не подчиняется классическим теориям сдерживания".

Будучи постоянным представителем США при ООН, Джон Болтон не только критиковал организацию в целом, но и весьма скептически отнесся к многосторонним режимам контроля над вооружением. Собственно, он прав, ведь Пхеньян смог достичь ужасающего прогресса в создании ядерных боезарядов и средств их доставки, а сирийскому режиму под патронатом России удалось сохранить свое химическое оружие, которое он безнаказанно использует против повстанцев и мирного населения. Разве что за исключением уничтоженной американскими "томагавками" авиабазы, когда ровно год назад у Дональда Трампа лопнуло терпение после химической атаки сил президента Асада, приведшей к многочисленным жертвам среди мирного населения в городе Хан-Шейхун.

Новый директор ЦРУ Джина Хаспел, как и полагается кадровому офицеру разведки, не очень известна широкой массе. Впрочем, один скелет в шкафу — вероятная причастность к расширенным техникам допроса, или, проще, истязаниям — даже стал причиной официального запроса Джона Маккейна с требованием разъяснить ее позицию. Сенатор-республиканец жестко выступает против применения пыток — он прочувствовал их на себе во время шестилетнего пребывания во вьетнамском плену.

Майк Помпео переместился с кресла директора ЦРУ на должность Госсекретаря США. Он считает Иран "крупнейшим спонсором терроризма в мире" и предлагал нанести удар даже тогда, когда продолжались разговоры о заключении ядерного соглашения. Поэтому он, вполне естественно, поддерживает риторику Трампа о необходимости разорвать его, даже несмотря на то, что, возглавляя ЦРУ, придирчиво наблюдал за тем, чтобы Тегеран безупречно выполнял свои обязательства, даже из-за явного отсутствия очевидных альтернатив настоящему соглашению. Более того, разрыв соглашения добавит разногласий между Вашингтоном и его европейскими союзниками, которые им точно сейчас не нужны. Впрочем, обозреватели отмечают, что усиление дипломатического давления на Иран может дать положительный результат, ведь Майк Помпео не удовлетворен не только ядерным эпизодом, но и усилением деструктивной роли Тегерана на Ближнем Востоке.

Безусловно, новые члены команды Трампа, которых называют рейгановскими по взглядам, несколько изменят внутриаппаратную динамику в вопросах внешней политики и национальной безопасности. Также они будут пытаться направлять внешнеполитический курс в сторону более активного использования угрозы силой и ее применения. Похоже на то, что отныне более умеренному министру обороны Джиму Мэттису выпала миссия если не сдерживать слишком ястребиные подходы, то, по крайней мере, привести их к приемлемому разумному уровню. После ухода Герберта Макмастера и Рекса Тиллерсона этот уважаемый и опытный в вопросах национальной безопасности и внешней политики государственный деятель фактически останется форпостом взвешенного реалистичного (республиканского) подхода.

Симпатии к Украине не снизятся. Джон Болтон критиковал решение о непредоставлении нашему государству в 2008 г. Плана действий относительно членства в НАТО, которое он связывал не с непопулярностью Джорджа Буша-младшего, а со слишком большой зависимостью европейских союзников от российских энергоносителей и денег. Сразу после аннексии Крыма в своей статье "НАТО до сих пор является ответом" он настаивал на том, что, хотя членство в альянсе Украины и Грузии и несет некоторые опасности, оно является "безальтернативной политикой с таким уровнем безопасности, которое прекратит дальнейшее вмешательство России". 

При этом открытыми останутся вопросы, будут ли способствовать кадровые изменения активизации взаимодействия с Украиной. Очевидно, что внутриукраинские проблемы являются негативным фактором, но еще большую опасность представляет вероятность погружения Соединенных Штатов в региональный конфликт с глобальными последствиями, в частности с Ираном или Северной Кореей. В таких условиях нам будет не хватать внимания и поддержки Вашингтона, чем непременно попытается воспользоваться наш главный внешний враг.

Вдобавок к этому останется и фактор непредсказуемости действий Дональда Трампа. Он точно будет вносить элемент хаоса, и не только в виде дальнейших кадровых перетрясок. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно