ВЫБОРЫ В ИЗРАИЛЕ: КОНЕЦ ПОЛИТИКИ?

07 февраля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 7 февраля-14 февраля 2003г.
Отправить
Отправить

Один из советников премьер-министра Ариэля Шарона сравнил его со старым львом, дремлющим на солнце в ожидании добычи...

Один из советников премьер-министра Ариэля Шарона сравнил его со старым львом, дремлющим на солнце в ожидании добычи. Добыча в данном случае — партия «Авода», которую Шарон после победы на выборах в кнессет настойчиво сватает в свою коалицию.

Никто не сомневается, что Ариэль Шарон мастер создания тактических ловушек. Он не раз заманивал своих противников в западню, умело плетя политические интриги. Наглядный пример тому: политическая судьба Ясира Арафата и Биньямина Нетаниягу. Сразу после оглашения результатов выборов, на которых возглавляемый им блок «Ликуд» получил 39 мандатов, Ариэль Шарон призвал к созданию правительства национального единства. «Пришло время двигаться вместе, — заявил премьер-министр, заочно обращаясь в первую очередь к лидеру «Аводы» Амраму Мицне. — Я сообщаю, что как только президент поручит мне формирование правительства, я призову все сионистские партии присоединиться к правительству национального единства, которое будет максимально широким».

Главные аргументы в пользу создания такого правительства изложены достаточно четко — война с палестинцами, социально-экономический кризис, угроза войны в Ираке. Среди перечисленных пунктов, пожалуй, лишь последний может вызвать колебания части партийцев «Аводы», уже заявившей об уходе в оппозицию.

Для Амрама Мицны результаты выборов были ожидаемыми, но от этого они не стали менее болезненными. Это один из самых плохих результатов за всю историю партии. По сравнению с выборами 1999 года «Авода» потеряла семь мандатов. Между тем Мицна остается непреклонен. «У меня нет вовсе намерения отказываться от своего пути, отказываться от надежды ради постов в кабинете», — заявил он в ночь выборов после сообщения о поражении его партии.

Подавляющая часть «Аводы» солидарна с мнением своего лидера. Даже такие сторонники правительства национального единства, как Шимон Перес, Эфраим Снэ и Биньямин Бен-Элиэзер, выступили против формирования коалиции с «Ликудом». Во многом решение о коалиции будет зависеть от решимости премьер-министра возобновить переговорный процесс с палестинцами и наличия четкого плана размежевания двух народов. По мнению Бен-Элиэзера, партия «Авода» должна находиться в оппозиции, по крайней мере, в течение нескольких первых месяцев. За этот период станет ясно, насколько планы Шарона по израильско-палестинскому урегулированию совпадают с видением «Аводы», и тогда уже можно будет принимать решение. На этом этапе, по мнению другого видного израильского политика Эфраима Снэ, возможность заключения соглашения между двумя крупнейшими израильскими партиями приближается к нулю. Не изменили позицию Амрама Мицны и переговоры с Шароном, прошедшие в понедельник, 3 февраля. Несмотря на якобы предоставленные Шароном секретные планы по возобновлению переговорного процесса и неоднократные ссылки на согласованность его позиции с Вашингтоном, Мицна остался неудовлетворенным. «Двухчасовая встреча напоминала диалог глухих, — прокомментировал глава «Аводы» ее результаты. — Я прослушал лекцию о стратегической важности израильских поселений — Нецарима, Кфар Дарома и еврейского квартала Хеврона — и вышел из кабинета премьер-министра еще более встревоженным, чем перед ее началом».

В случае, если переговоры с «Аводой» потерпят неудачу, Шарон попытается привлечь на свою сторону центристскую партию «Шинуй», возглавляемую Томми Лапидом. В отличие от «Аводы» и «Мерец» эта партия имела все основания праздновать победу. Получив 15 мандатов, «Шинуй» стала третьей политической силой в Израиле. Эта партия отстаивает идею создания светской коалиции, в которую вошли бы «Ликуд», «Авода» и «Шинуй». Однако, как отмечают израильские аналитики, вхождение этой партии в правительство национального единства без «Аводы» будет крайне болезненным шагом. «Лапид» уже успел отклонить предложение Шарона, заявляя: «Мы не желаем быть левым флангом правого правительства». Последующие его комментарии стали более сдержанными, особенно после провала переговоров с «Аводой». «Ликудовцы», в свою очередь, не готовы отказаться от солидарности с ультраортодоксами, поскольку последние, по их мнению, в отличие от «Шинуй», всегда входили в правую коалицию. Ультраортодоксы же вообще считают, что позиция этой партии граничит с неприкрытым антисемитизмом. Война в Ираке — вот что может изменить намерения «Шинуй». Кстати, как только Томми Лапид согласится войти в правительственную коалицию, это будет свидетельствовать о начале войны. О возможности участия представителей своей партии на чрезвычайных заседаниях правительства в течение войны в Ираке заявил и Мицна. Это его последняя допустимая уступка партийным интеграторам.

Эксперты оценивают шансы создания правительства национального единства как небольшие, но, учитывая способности Шарона к решению трудных вопросов, целиком не отбрасывают эту идею.

Большинство наблюдателей уже отметили упорное нежелание Ариэля Шарона формировать так называемую «узкую» коалицию, в которую вошли бы представители правых партий, что даже выразилось в угрозе проведения новых выборов. Такая позиция вызывает удивление, поскольку «Ликуд» позиционирует себя как правая партия. Вероятно, это связано в первую очередь с подходом к решению палестинского вопроса. По меткому выражению Шимона Переса, среди первой десятки кандидатов от «Ликуда» только один человек поддерживает идею независимого палестинского государства. И то это Ариэль Шарон.

При условии формирования правого правительства Шарон потенциально может создать коалицию с 69 голосами, в которую вошли бы «Ликуд» (39 мест), ШАС (11 мест), «Ехуд ХаТора» (5 мест), Национальный союз Авигдора Либермана (7 мест), Национальная религиозная партия (5 мест) и «Исраэль БаАлия» (2 места). Но, как отмечают наблюдатели, Шарон относится достаточно прохладно к идее включения в состав своего кабинета А.Либермана и прочих крайне правых политиков.

Другая конфигурация «узкого» правого кабинета предусматривает объединение голосов «Ликуда» (39), ШАС (11 мест), «Ехуд ХаТора» (5 мест), Национальной религиозной партии (5 мест) и «Исраэль БаАлии» (2 места). Тогда коалиция будет насчитывать 62 голоса.

И в том, и другом случае она будет достаточно устойчивой, но нерезультативной с точки зрения осуществления американского плана «Дорожной карты».

Говоря об итогах выборов, нельзя не отметить весьма скромные результаты таких партий, как «Мерец» и «Исраэль БаАлия». Первая — партия левой, либеральной израильской интеллигенции, последовательно выступающая за мирный процесс, потерпела существенное поражение. Она потеряла почти половину мест в кнессете, получив на этих выборах поддержку лишь 5% избирателей, что составляет шесть мест в новом парламенте. Йосси Сарид, ушедший в отставку с поста главы партии, считает, что его решение однозначное и единственно правильное.

Голоса «русской улицы» на этот раз не сыграли ключевой роли. Для партии Натана Щаранского, получившей поддержку 1,3% избирателей и соответственно два места, эти выборы, скорее всего, лебединая песня. Уход Щаранского из большой политики свидетельствует как раз об этом. Часть более радикальных «русских» голосовали за крайне правый Национальный союз Авигдора Либермана, но большую часть голосов «русской алии» съели крупные партии, в первую очередь «Ликуд».

Аналитики в Израиле отмечают, что победивший Шарон может стать первой жертвой своей победы. Имея реальную возможность создания правого правительства, вместо этого он настойчиво ищет дружбы с «Аводой». Поддержав инициативу американского президента по созданию независимого и жизнеспособного палестинского государства, Шарон вынужден приводить в действие механизм мирных переговоров, от которых успешно уклонялся в течение двух лет. Он прекрасно понимает, что любой прогресс невозможен без немедленного прекращения строительства и финансирования его любимого детища — израильских поселений на оккупированных территориях, но не готов ставить вопрос об их ликвидации. Шарон осознает, что ни в коем случае нельзя заново оккупировать сектор Газа, но его министры уже говорят о такой возможности вполне серьезно.

В его словах и поступках отражена вся непредсказуемая реальность современного израильского общества: говоря о мире — продолжать войну, говоря о мирном сосуществовании двух государств — продолжать колониальную, оккупационную политику в Палестине.

Примером тому может служить полное игнорирование Шароном обращения Арафата, переданного ему после победы. В интервью 9-му каналу Ясир Арафат призвал Шарона встретиться и вернуться к столу переговоров для прекращения двухлетнего кровопролития.

Палестинцы, в свою очередь, высказали опасения, что переизбрание Шарона и возможная война в Ираке приведут к «усилению агрессии против палестинцев». Палестинский министр информации Ясир Абдраббу заявил, что победа Ариэля Шарона и правого блока стала ударом по миру и что израильтяне совершили ужасную историческую ошибку. Саиб Арейкат, уполномоченный на ведение переговорного процесса с израильтянами, прогнозирует дальнейшее ухудшение ситуации на оккупированных территориях и призывает к немедленному возобновлению переговоров.

Об этом в своем послании к Шарону говорит и президент Египта Хосни Мубарак. Как отмечают обозреватели, в Израиле были приятно удивлены словами президента Египта о необходимости «усиления контактов с Шароном, поскольку замораживание отношений ни к чему не привело». Египет, по словам Х.Мубарака, готов содействовать усилиям по достижению соглашения между палестинцами и израильтянами. В последние недели эта ближневосточная страна выступила инициатором переговоров между различными палестинскими фракциями. Израильские эксперты, правда, отмечают, что главной задачей Мубарака было не прекращение интифады, а объявление перемирия, которое могло бы поставить Израиль в крайне неудобное положение.

В свою очередь, представители палестинского движения сопротивления предсказывают эскалацию конфликта. По мнению представителя ХАМАС Абдульазиза Рантисси, победа Шарона лишь укрепила убежденность боевиков в необходимости продолжения вооруженной борьбы.

У Шарона в запасе есть 28 дней — с момента официального объявления результатов для формирования коалиции. По мнению большинства аналитиков, он будет использовать это время для создания трещин в пока еще монолитной стене оппозиционной «Аводы». В любом случае война в Ираке, которая, по-видимому, начнется в конце февраля — начале марта, благоприятствует Шарону. С началом войны убедить оппонентов будет намного легче. И потому Шарон пока не торопится.

Многие наблюдатели уже успели окрестить эти выборы смертью политики как таковой. С момента провала ближневосточного мирного процесса и начала второй палестинской интифады в 2000 году израильтяне потеряли веру не только в политический процесс, способный привести к миру с палестинцами, но и в саму концепцию политики. Политические дискуссии приобрели теологическую форму «Мы или они», выражающуюся в метафизической борьбе между добром и злом. Отсутствие жизнеспособной альтернативы создавало ощущение безысходности. Это, видимо, отчетливо понимают левые, не желающие больше приносить жертвоприношения на алтарь Шарона.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК