Уравнение с одним известным

27 октября, 2017, 18:56 Распечатать Выпуск №40, 28 октября-3 ноября

Чехия готовится к правительству скандального олигарха.

Андрей Бабиш © depositphotos / yakub88

В прошлые выходные в Чехии состоялись парламентские выборы. 

Граждане страны выбирали двухсот членов новой Палаты представителей. Уже очевидно, что ее состав будет значительно отличаться от предыдущей: одни партии многое потеряли, другие — приобрели, третьи и вовсе впервые войдут в парламент. 

Пятипроцентный барьер преодолели сразу девять партий. В значительной степени за счет общей фрагментации электората одна из них — ANO 2011 (название расшифровывается как "Акция недовольных граждан", затем указан год основания партии; также "ano" по-чешски значит "да") — получила заметное относительное большинство. Используя лозунги борьбы с истеблишментом, партия смогла провести в парламент сразу 78 депутатов.

Таким образом, крайне вероятным становится участие этой партии в будущей коалиции. Любая конфигурация большинства без ее участия должна будет примирить минимум шесть политических сил, что представляется маловероятным. Но какой именно будет эта коалиция, и будет ли она вообще? И за что будет выступать новая власть Чехии?

Как было

Собственно, ANO 2011 — еще один пример, когда сила, находившаяся ранее во власти, пытается на выборах поставить себя неким свежим движением, борющимся с правящей элитой. Можно сказать, это тренд года, заданный Эммануэлем Макроном (который, напомним, был министром экономики Франции во времена Олланда) и поддержанный австрийской Народной партией (находившейся в правящей коалиции) под руководством Себастьяна Курца. Пытались это сделать и социал-демократы в Германии, но не удалось.

Зато удалось чешским "недовольным" под руководством Андрея Бабиша. Во власти они были вместе с Социал-демократической партией и "Христианско-демократический союз — Чешская народная партия". Социал-демократы в 2013 г. опередили партию Бабиша менее чем на 2% и получили наибольшую поддержку в стране — 20,46%; в 2017 г. их рейтинг упал до 7,27%. "Недовольные" же увеличили долю своих избирателей с 18,66 до 29,64%.

Теоретически эти три партии могли бы вновь заключить коалиционное соглашение. У них есть большинство, пусть и довольно шаткое — 103 мандата из 200. Бабиш бы мог стать премьером вместо бывшего лидера социал-демократов Богуслава Соботки. Но здесь вступает в игру важный фактор: Бабиш, один из богатейших чехов, был освобожден от должности министра финансов в коалиционном правительстве в мае после обвинения в неуплате налогов. Ему вменяли в вину также злоупотребление служебным положением, в частности манипуляции государственными закупками в интересах большого бизнеса. Прежде всего собственного агрохолдинга. Наконец, уже в октябре этого года Бабишу было предъявлено формальное обвинение в получении обманным путем средств ЕС, предназначенных для малого бизнеса.

Сам Бабиш называет обвинения против себя политически мотивированными. Одновременно бывшие партнеры ANO по коалиции открестились от возможного продолжения сотрудничества, не желая иметь дело с подозреваемым в коррупции. Даже если он очень популярный политик. А Бабиш безусловно популярен: он харизматичен, умеет апеллировать к массам, использует свой образ успешного бизнесмена — чем заслужил многочисленные сравнения с Трампом и Берлускони от медиа — и умело играет на общественных настроениях. 

Что есть

Один из вопросов, которые его партия педалировала в своей кампании, знаком тем, кто следит за политикой стран Центральной и Восточной Европы: противостояние миграции и отказ от соблюдения квот по принятию беженцев, определенных для каждой страны Европейской комиссией. По данным опросов Евробарометра, проведенных весной этого года, чехи в наибольшей степени из всех стран ЕС были настроены против миграции; лишь 12% считали, что мигранты приносят пользу, в сравнении со средним показателем в 44% для стран ЕС. Так что неудивительно, что Бабиш, которого часто характеризуют как популиста, "оседлал" эту тему.

Кроме того, из всех стран ЕС именно в Чехии жители склонны в наименьшей степени соглашаться с утверждением "быть членом ЕС хорошо". Так что и Бабиш склонен к умеренной евроскептической риторике. Так, он выступает против углубления европейской интеграции и против определения четкого срока вступления страны в зону евро. Согласно нормам ЕС, все страны-члены, кроме Великобритании и Дании, обязаны со временем принять евро в качестве валюты, но существуют лазейки, позволяющие откладывать это сколь угодно долго. Чем и пользуются страны вроде Чехии, Польши и Венгрии.

Его позиция в целом довольно близка к идеологии Гражданской демократической партии, основанной на заре современной Чешской республики Вацлавом Клаусом. Сам Клаус считает, что Чехия экономически успешна не благодаря ЕС, а вопреки ему. 

Теоретически, если бы ANO и ГДП объединились, они бы также имели большинство — 103 мандата. Вероятно, и Бабиш предпочел бы иметь дело с одним коалиционным партнером, да еще и довольно респектабельным. Однако и гражданские демократы не спешат в коалицию с Бабишем. Причина все та же: испорченная репутация "несогласного" бизнесмена-политика. Рейтинг ГДП за последние четыре года вырос, и портить его сомнительной коалицией последователи Клауса не желают.

Сам Бабиш, в свою очередь, не хотел бы видеть в коалиции радикалов. Коммунистическая партия Богемии и Моравии — одна из немногих компартий "старого образца" в Европе, прямые наследники "руководящей и направляющей" чехословацких времен. И от этого наследства никак не открещивающиеся. По этой причине для многих чехов возможность увидеть компартию у власти неприемлема. Кроме того, не очень понятно, как могла бы сосуществовать центристская, поддерживающая благодаря Бабишу крупный бизнес ANO в коалиции с партией, официально следующей марксистской теории. Наконец, чисто математически такая коалиция требовала бы еще одного партнера: коммунисты потеряли почти половину поддержки в сравнении с 2013 г. и получили лишь 7,76% голосов и 15 мандатов.

Точно так же Бабиш не хотел бы связываться и с другой партией под названием "Свобода и прямая демократия". Как и многие партии, апеллирующие к прямой демократии в современной Европе, эта на поверку оказывается правой силой, с жесткой антимиграционной риторикой, с лозунгами "давайте выйдем из Евросоюза". Эта партия участвовала в выборах впервые и завоевала сразу 4-е место с 10,64% голосов и 22 мандатами (ее предшественница с тем же лидером в 2013 г. получила 6,89% голосов). 

Лидер, кстати, у этой антимиграционной партии очень интересный — Томио Окамура, родившийся в Японии: отец — японец, мать из Моравии. Впрочем, на деле здесь нет ничего удивительного: антимиграционные лозунги современных европейских правых, прежде всего, подразумевают неприятие мусульманской иммиграции. Это характерно и для СПД.

Из крупных партий остается лишь Партия пиратов, завоевавшая 3-е место с 10,79% голосов: четыре года назад они не прошли в парламент. Но ориентированная на молодежь партия протеста, смешивающая либеральную риторику, недоверие к государству и критику истеблишмента, также вряд ли пойдет в коалицию к Бабишу.

Как будет

Остается вариант, о котором пишут многие аналитики: кабинет меньшинства. В этом случае Бабиш сначала будет искать ситуативное большинство для формирования правительства, а затем — собирать его под каждый предлагаемый законопроект. Для бизнесмена, привыкшего вести переговоры, это может быть довольно удобный вариант. Но остается вопрос, насколько эффективным будет подобное управление государством.

Какой будет Чехия, если Бабиш все же станет премьер-министром? Скорей всего, он продавит некоторые левоцентристские реформы (в частности, повышение социальных выплат), чтобы заручиться поддержкой электората: практика Польши показывает, что это хорошо работает для удержания рейтинга, даже когда значительная часть общества вас терпеть не может. 

Во внешней политике он выступает за некий компромисс с Россией и отказ от политики санкций, заявляя, что "у нас есть другие враги, кроме России — торговцы людьми в Средиземном море и терроризм, атакующий Европу". Вместе с тем нельзя назвать его и пророссийским; скорей, его подход к внешней политике будет довольно прагматичным, и ожидать, что Бабиш действительно заблокирует продление санкций против России, не стоит. Как этого не делает, скажем, лидер Венгрии Виктор Орбан, использующий подобную внешнеполитическую риторику.

Нельзя не отметить, что победа Бабиша в Чехии вызвала некую тревогу в европейских медиа. Сравнения с Трампом, ярлык популиста, антимиграционные и мягкие евроскептические взгляды — все это вызывало настороженность у экспертов. К тому же, доминирует точка зрения, что если Бабиш все же возглавит новый кабинет министров, серьезных изменений ожидать в Чехии не приходится. Да, он против мигрантов. Но и те же социал-демократы, хоть и более проевропейские на словах, принимать беженцев по квотам ЕС не спешили, прекрасно понимая, каковы настроения в обществе. Да, он против определения четкой даты вступления в зону евро. Но и его предшественники утверждали о том, что слишком рано об этом говорить.

Конечно, нет и ничего хорошего в победе популиста, тем более — настолько явного. Поддержка партии олигарха-коррупционера со стороны чешских избирателей — не то чтобы показатель здорового гражданского общества. Более того, если евроскептическими и антимиграционными лозунгами, как показала практика, можно всерьез увлечь народ, это может повлечь общий сдвиг политического спектра вправо. Но хотя Бабиш критикует Брюссель за давление на стремящуюся к "управляемой демократии" Польшу, доля поддержки его партии гораздо слабей, чем у "Права и справедливости". Потому и маловероятно, что "несогласные", придя к власти, решат давить несогласных.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно