Себастиан Курц и эпоха селфи

20 октября, 2017, 15:53 Распечатать Выпуск №39, 21 октября-27 октября

Глава Народной партии Австрии Себастиан Курц готовится стать самым молодым главой государства в мире. 

Итак, свершилось: наконец-то парламентские выборы в Австрии попали в топы новостей по всему миру. Глава Народной партии Австрии Себастиан Курц готовится стать самым молодым главой государства в мире. В послевыборное утро немецкий "Бильд" захлебывался: "Ну почему такого не может быть у нас?". Те, кто знают особые отношения Германии и Австрии, поймут значимость этого заголовка для австрийского (и немецкого) эго. Другие газеты писали: "Трюдо, Макрон, подвиньтесь!". Такое впечатление, что мировая политика превратилась в хит-парад — и в него ворвалась новая звезда. Звучали, однако, и иные голоса: популист, карьерист, циник, открывший правым популистам путь к власти. Себастиан Курц — кто он на самом деле, и что означает его приход в австрийском и европейском контексте?

Начнем с контекста австрийского. Смена правящей партии в австрийской политике — дело редкое. В послевоенное время народники-консерваторы были при власти в общей сложности 29 лет. Все остальное время правили их естественные оппоненты — социал-демократы. Должность канцлера переходила от партии к партии лишь трижды. И тем не менее, Австрия — это не Америка с ее партийным дуализмом и даже не Великобритания. Ибо здесь на партийном горизонте есть третья крупная политсила — Австрийская партия свободы (АПС).

Основанная в 1956 г. (с подачи американцев) бывшими нацистами и для бывших нацистов, она давно и фундаментально дистанцировалась от идейного наследия Адольфа Гитлера. Была на определенном этапе лучшим другом Всеукраинского объединения "Свобода". Сейчас стала лучшим другом России (и даже имеет пятилетний контракт о дружбе и сотрудничестве с "Единой Россией"). Прошла трансформацию от "неонацистов" до "правых радикалов", "популистов" и, наконец, до "националистов". Сейчас она может сделать еще один шаг к нормальности и превратиться просто в "консерваторов". Став рукопожатной в Австрии, она хочет стать рукопожатной повсюду.

В последние годы АПС с завидной регулярностью брала первые места на выборах земельного уровня и даже чуть не победила на прошлогодних президентских выборах. Австрийский политический дуализм превратился в триумвират. Чтобы "популисты-националисты" не пришли к власти, народники и социал-демократы вынуждены были 12 лет сидеть в одной лодке под названием "большая коалиция", и эта лодка становилась им все теснее. Большая коалиция — это когда либералы и консерваторы вместо того, чтобы заниматься своим обычным делом, т.е. бодаться друг с другом, вынуждены уживаться и рулить вместе. Это — как если бы вегетарианцы вынуждены были питаться в мясной лавке. На определенном этапе аппетит пропадает. То, что поначалу воспринимается как вынужденная мера, со временем начинает выглядеть как предательство идеалов. Голоса уходят к другим партиям. В частности, электорат Народной партии, как на станции переливания крови, перетекал к "Свободе".

Но вот сменилась мизансцена: с легкой руки бывшего канцлера Вольфганга Шюсселя в верхних эшелонах "народников" появился Себастиан Курц. Стремительный. Молодой. Красивый. Холостой. Спокойный. Находящий для сложных проблем именно те простые слова, которые резонируют в нейтральной Австрии. Идущий между каплями дождя. Воплощение идеального сына, внука, жениха. Одним словом, политик от Бога, за несколько лет ставший самым популярным в стране. Это было как приход мессии во время апокалипсиса. А после фиаско "народников" на президентских выборах 2016 г. стало понятно: откладывать больше нельзя, партию надо спасать, и сделать это может только Курц.

Опостылевший брак по расчету с социал-демократами был расторгнут; на горизонте появился новый горячий претендент — Австрийская партия свободы. Собственно, есть основания полагать, что именно ради альянса со "Свободой" все и затевалось. Не оттого что народники вдруг воспылали страстью к идеям австрийского национализма, а оттого что кровотечение нужно было останавливать.

Консервативный электорат объединила не экономика и не внешняя политика, а проблема национальной безопасности. Соответственно, основным мотивом нового правительства будет не внешняя политика, а то, что заботит сегодня большинство австрийцев — неконтролируемая иммиграция. Если Курцу и "Свободе" удастся вернуть австрийцам ощущение, что их благополучию ничего не угрожает, и что не повторится мрачная картинка 2015 г. с десятками тысяч суровых курчавых мужчин без документов, разбредающихся по долинам нежной и удивительной Австрии, — это может быть началом нового времени в австрийской политике. Эра европейского милосердия заканчивается. Приходит эра решительных и достаточно немилосердных политиков.

Нет, это не будет крен вправо в его обычном понимании. Австрия как была, так и останется бастионом бытового либерализма. Либерализма для своих. А для чужих у Австрии будет один ответ: вас много, а я одна, мировых проблем мне не решить, а вот похоронить меня эти проблемы могут. Этот дух будет захватывать (и уже захватывает) одну страну ЕС за другой. Из знамени перемен к лучшему, из знака мировой надежды Евросоюз, по крайней мере на какое-то время, превратится в некое подобие закрытого клуба. Вполне вероятно, что Австрия пройдет этот путь раньше других.

Что означает австрийский сдвиг для Украины. Да, в общем-то, ничего нового. МИД останется под Народной партией, т.е. под Курцом. Политика по отношению к Украине будет такой же, как сейчас. Готовность помогать, чтобы война закончилась, и в то же время — неготовность понимать наши мотивы в этой войне. Поддержка санкций и в то же время — критика санкций. Готовность видеть Украину как экономического партнера — но лишь когда Украина докажет, что ни один высокопоставленный жулик ни сегодня, ни завтра, ни вовеки веков не посягнет на иностранные инвестиции.

Ну и наконец: превалирующая неготовность видеть Украину как будущего члена ЕС, категорическое неприятие Украины как будущего члена НАТО. Нет, это не "зрада". Это реальность страны, у которой достаточно прагматичный подход к Европейскому Союзу и весьма критическое отношение к альянсу вообще и к Соединенным Штатам в частности.

А теперь к более интригующей теме: что означает этот молниеносный подъем Курца в европейском контексте? Начать с того, что сей европейский контекст, мягко говоря, сложный. Идея расширения пространства свободы перестала зажигать сердца. Идея расширения ЕС перегорела, как лампочка. Новую еще не вкрутили. ЕС переживает момент духовной слабости. Богатые европейцы пеняют на бедных — мол, "они едят наше сало". Бедные европейцы пеняют на богатых — мол, "они нам хорошего сала не дают, а сами едят".

Как всегда, в такие моменты начинает шевелиться демон популизма, приходят бесы. В том числе верховный европейский бес — Путин. Сейчас ему раздольно. Пришло его время апеллировать к страху, малодушию и прочим порокам, которые свойственны европейцам не в меньшей мере, чем любым людям.

В то же время сдвиг, происходящий в Европе, — это больше, чем просто популизм. Это, скорее, коррекция мировосприятия европейских элит, которые упустили из виду момент, когда в души европейцев закралась неуверенность в завтрашнем дне, и появилось ощущение, что они не контролируют свое будущее. Понятно, что это не навсегда. Но как долго продлится, сказать трудно. И политика не может не реагировать. Главное, чтобы с водой не выплеснули ребенка — европейскую идею. Идею общего мира через общие ценности. Также неплохо было бы наконец осознать, что эта идея нравится не всем, и что ее нужно защищать. На фоне все более агрессивной России это понимание постепенно приходит.

В Европе назрел запрос на "перемены". Партии и политики, еще вчера бывшие выразителями чаяний, нынче выражают все больше отчаяния — перед лицом ускользающего электората. Возникла пустота, ниша, в которую новый политик или попадает, или нет. Новый политик Себастиан Курц подошел в эту нишу идеально, естественно, без особых усилий. Это человек, тонко чувствующий, чего хотят избиратели, но и находящий в диалоге с ними правильный тон, способный апеллировать к светлой стороне европейской души. Человек, рожденный для новой политической эпохи — эпохи селфи и Твиттера. И если не наделает ошибок, то и сам может стать эпохой для своей страны.

Как минимум, Курц может вернуть уверенность австрийцам в завтрашнем дне. Как максимум — начать творить завтрашний день в хороших, а не плохих европейских традициях. Шанс на это есть. Он прослеживается и в его вполне искренней европейской риторике, и в решениях на посту министра, и в том обстоятельстве, что свой первый визит Курц в качестве канцлера (коалиция станет реальностью) он совершит не куда-нибудь, а в Брюссель. То обстоятельство, что он знаком с украинской проблематикой, что сознательно сделал Украину приоритетом председательствования в ОБСЕ, говорит в нашу пользу: знание рождает понимание, а понимание не дает быть глухим.

Надеемся, фактор пропутинской АПС не будет для нас настолько большой помехой, как ожидалось. Слишком пророссийская позиция может помешать австрийским националистам на пути к "рукопожатности". Они этого вряд ли допустят. Хотя расшаркивания с Путиным будет немало.

Итак, победил ли Путин на австрийских выборах? Нет, не победил. Так же как не победил на французских, американских, нидерландских. Его расчет был на развал и ослабление ЕС вследствие прихода во власть сугубо антиевропейских сил (то, что русский фашист Дугин величал "консервативной революцией"). Эта ставка не сыграла. Ни в Австрии, ни в других странах евроскептики не получили доступа к стоп-крану.

ЕС не развалился, но закрылся, как устрица. Теперь Москва будет делать ставку на "план Б" — развал трансатлантического линка. Она будет приближать Европу, где российское влияние более выражено, чем американское. Тоже вряд ли. Для этого нужна привлекательная для мира идея, а ее у Путина нет. Деньги решают в этом мире многое, но не все.

Трансатлантический линк может развалиться, только если Америка осознанно позволит его развалить. Пока этого не произошло, Путину остается год за годом одно и то же — быть европейским бесом. Не имея своей идеи, разлагать чужую. Обманывать и совращать. Увы, в Европе в целом и в Австрии в том числе есть много таких, кто "обманываться рад". Это такая новая гонка на взаимный износ. Финансовый износ России. Моральный износ Европы. И пока Америка решает, что ей делать по этому поводу (и делать ли вообще что-то), европейская дилемма проста: кто последний износится, тот и победил.

Украине в такой ситуации нужно быть износоустойчивой. Иначе затрут. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно