УКРАИНА И СКЕЛЕТЫ ИЗ ЕЕ ШКАФА

05 июля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 5 июля-12 июля 2002г.
Отправить
Отправить

Сенсаций не будет Если кто-то ожидает от генсека НАТО лорда Робертсона каких-либо судьбоносных дл...

Сенсаций не будет

Если кто-то ожидает от генсека НАТО лорда Робертсона каких-либо судьбоносных для нашей страны заявлений во время визита на следующей неделе в Украину представительной делегации Североатлантического альянса, то можно с уверенностью говорить, что ожидания эти не оправдаются. Не стоит надеяться, что Джордж Робертсон горячо поприветствует «историческое» решение, принятое 23 мая СНБОУ, после чего посоветует Украине побыстрее подать заявку на членство в НАТО. Хотя бы потому, что со своей официальной позицией относительно евроатлантических устремлений Украины НАТО еще не определилось.

Тем не менее, накануне визита в нашу страну лорд Робертсон во время встречи с украинскими журналистами, отвечая на вопрос «ЗН», заявил: «Мы приветствуем стремление Украины интегрироваться в евроатлантические структуры, в том числе и НАТО, но на сегодня членство Украины в альянсе является гипотетическим вопросом». А фразу о том, что недавнее заявление Украины о своих евроатлантических амбициях и письмо Президента Леонида Кучмы по этому поводу в адрес Дж.Робертсона «свидетельствуют о долгосрочной перспективе возможного членства, и в настоящее время вопрос о подаче заявки на вступление не стоит», натовский генсек повторил в разных вариациях не менее пяти раз, делая при этом акцент на словах «долгосрочная» и «не стоит».

Если же кто-то еще надеется, что Украина, несмотря на осторожную позицию НАТО, все же преподнесет в Киеве Дж. Робертсону сюрприз в виде заявки (а подобные призывы от особо нетерпеливых представителей украинского политикума таки были), то и этим надеждам не суждено сбыться. Максимум, что будет сделано до 9 июля, — это издание указа Президента, который, наконец, введет в действие то самое решение СНБОУ, после которого вдруг все заговорили о возможном членстве Украины в НАТО.

Так что сенсаций в Киеве не будет. А будет празднование пятилетнего юбилея Хартии об особом партнерстве между Украиной и НАТО, подведение итогов, обсуждение планов на будущее и знакомство высокопоставленных натовцев с регионами Украины.

Для украинской стороны киевское заседание Комиссии Украина—НАТО (КУН) на уровне послов при участии министра иностранных дел — пожалуй, промежуточный или подготовительный этап перед Пражским саммитом. Планируется, что на заседании будет принят Итоговый отчет (stock-taking report) относительно сотрудничества Украины и НАТО на протяжении пяти лет со времени подписания Хартии об особом партнерстве между Украиной и НАТО. В документе должны быть описаны все достижения совместной работы, проанализированы недостатки и упущения, а также сказано, что появилось нового в сотрудничестве и какие его стороны следует развивать в дальнейшем.

Не исключено, что на заседании может быть подписан Меморандум о взаимопонимании между Украиной и НАТО относительно поддержки операций НАТО со стороны принимающей страны. Данный документ, кстати, подписывают с НАТО все страны-кандидаты. Он является логическим продолжением уже подписанного и ратифицированного Украиной Соглашения о статусе вооруженных сил (SOFA), необходимого для проведения военных учений с участием подразделений стран—членов альянса на территории Украины. Согласно же Меморандуму подписавшая его страна предоставляет помощь военным подразделениям стран альянса во время передвижения по ее территории в кризисных ситуациях (подобного рода помощь Украина уже оказывала даже до подписания Меморандума, например в ходе антитеррористической операции в Афганистане, предоставляя свое воздушное пространство самолетам стран альянса). Для Украины этот документ может быть полезен не только в плане укрепления взаимного доверия с альянсом, но и в процессе реформирования ее Вооруженных Сил и приближению их к натовским стандартам.

Также не исключается, что будет подписан и Меморандум о взаимопонимании относительно стратегических авиаперевозок. Как известно, в европейских странах НАТО ощущается недостаток военно-транспортной авиации (подобного рода самолеты есть только у США и Украины), соответственно украино-натовское сотрудничество в этой области может быть весьма взаимовыгодным и перспективным.

И все же основные надежды украинская сторона связывает, пожалуй, с так называемым Промежуточным докладом (Progress report), в котором будет отмечено, что было сделано послами стран НАТО и Украины при штаб-квартире альянса по подготовке саммита в Праге. Напомним, что на майском заседании КУН в Рейкьявике министры иностранных дел НАТО и Украины поручили послам своих государств при штаб-квартире альянса «разработать, основываясь на положениях Хартии об особом партнерстве, новые механизмы и модальности дальнейшего развития отношений, с тем чтобы вывести их на качественно новый уровень». Так вот главная задача для украинской стороны на предстоящем заседании КУН — зафиксировать в Промежуточном докладе необходимость нового украино-натовского документа. Причем речь идет не о замене Хартии (хотя многие в Киеве и уверены, что в определенной степени этот документ, а точнее само особое партнерство, свой потенциал исчерпал), а о дополнении к Хартии, в котором бы учитывались как происшедшие за последнее время изменения в мире, так и переход украино-натовских отношений на качественно новый уровень. Если необходимость такого документа будет поддержана в Киеве представителями альянса, тогда до Праги можно будет подготовить и согласовать текст этого документа, а в Праге — подписать.

Кроме того, украинской стороне хотелось бы до Пражского саммита разработать с альянсом новый механизм согласования позиций, поскольку нынешняя институализация политических консультаций украинцев не совсем устраивает. Основная проблема для украинцев заключается в том, что они не имеют возможности принимать участие в обсуждении касающихся самой же Украины вопросов, в отличие, скажем, от той же России, которая с недавних пор в рамках созданной «двадцатки» садится с представителями всех 19 членов альянса за один стол. Общение же Украины с альянсом выглядит примерно так: украинская сторона готовит какое-то заявление или предложение, затем передает его в международный секретариат НАТО, сотрудники которого в свою очередь передают украинские документы представителям 19 стран-членов, а те без участия украинцев их обсуждают, принимают консолидированное решение и опять-таки через международный секретариат передают его украинской стороне. Такой сложный и бюрократический механизм и невозможность для украинцев самим озвучить свои аргументы по той или иной проблеме порой приводит к недоразумениям, как,например, в нашумевшем случае с поставками Украиной оружия в Македонию. Вот почему и возникло желание отработать до Праги новый механизм консультаций.

Именно Пражский саммит мог бы стать знаковым событием, вехой в отношениях Украины и НАТО. Именно на нем украинская сторона ожидает услышать от альянса политическую оценку решения Украины интегрироваться в НАТО. Но и от Праги не следует ожидать слишком многого. Пока нет оснований предполагать, что НАТО к тому времени будет готово принять от Украины заявку на членство. Впрочем, вряд ли Украина до Праги ее и подготовит.

Почему нет заявки?

Ну, хотя бы потому, что ее пока от нас никто не ждет. Если вы обратили внимание, после торжественного оглашения Киевом «исторического» и «судьбоносного» решения аплодисментов не последовало — ни в Брюсселе, ни в столицах натовских государств. Аплодисментов (впрочем, как и таблички «просьба не беспокоить») нет и по сей день, что говорит о том, что консенсуса по поводу Украины страны НАТО пока не достигли. Более того, насколько известно, некоторые государства альянса пока вообще не воспринимают натовских амбиций нашего государства. А может быть, они их просто пока не заметили? «Мы не слышим единого мнения от Украины, — сказали нам натовские эксперты в Брюсселе. — Сначала было решение СНБОУ, потом очень общие слова относительно НАТО в обращении Президента к парламенту, мнение самого парламента нам вообще не известно, а глава президентской администрации, как мы слышали, вообще высказался за сохранение нейтрального статуса Украины. Нам было бы гораздо легче понять намерения Украины, если бы ее представители говорили примерно одно и то же».

Стоит ли обижаться на натовцев за отсутствие скорой реакции и затягивать прежнюю песню о том, что «нас там не хотят», если решение СНБОУ от 23 мая до сих пор не введено в действие президентским указом согласно ст.107 Конституции и, следовательно, пока не влечет за собой никаких правовых последствий. Мнения парламента и лидеров большинства политических партий относительно интеграции Украины в НАТО никто не слышал не только в Брюсселе, но и в Киеве. И если украинские намерения так серьезны, то почему до сих пор парламент так и не ратифицировал подписанное еще в 1995 (!) году Соглашение о безопасности между Украиной и НАТО (Security Agreement), регулирующее взаимоотношения в области обмена информации ограниченного пользования? Это типовой документ, который подписывают все кандидаты и без ратификации которого уже на данном этапе сотрудничества и украинская сторона, и натовская порой чувствуют себя связанными по рукам и ногам. А где новые Основы внешней политики Украины, в которых бы была четко зафиксирована одна из основный целей Украины — полноправное членство в организации Североатлантического договора?

В интервью украинским журналистам Дж.Робертсон напомнил, что «каждая заявка на членство в альянсе оценивается по трем критериям: готова ли страна стать членом НАТО, готово ли само НАТО принять эту страну и какова общая ситуация в сфере безопасности». Даже если опустить тот факт, что пока в природе не существует никакой заявки от Украины, абсолютно ясно, что если не по всем трем, то по двум первым критериям наша страна пока не может всерьез говорить о своем скором членстве в НАТО.

Что касается критерия безопасности, то тут мнения экспертов расходятся. От многочисленных представителей натовских структур в Брюсселе, да и от западных дипломатов в Киеве в последнее время приходилось слышать примерно одно и то же оптимистическое утверждение: угрозы со стороны России больше не существует, поэтому у Украины появился уникальный шанс максимально сблизиться с альянсом вплоть до полноправного членства (при условии, конечно, что Украина будет отвечать всем остальным критериям). В то же время некоторые украинские эксперты уверены, что именно критерий безопасности станет основным барьером на пути Украины в НАТО. Поскольку, несмотря на сегодняшнюю love story России с альянсом, никто не может предугадать, какой будет Россия завтра, и натовцы во главе с Соединенными Штатами якобы никогда не исключат гипотетическую угрозу с российской стороны и, соответственно, вряд ли согласятся принять в альянс Украину, имеющую огромную по протяженности границу с РФ и массу поводов для конфликтов.

Для того чтобы удовлетворять второму критерию, то есть если и не вселить во все 19 (а вскоре и того большее количество) стран горячее желание, то хотя бы убедить их в том, что не только НАТО нужно Украине, но и альянсу необходима Украина, нашей стране предстоит выполнить еще колоссальную работу. При этом очень хочется надеяться, что она не окажется сизифовым трудом.

На сегодняшний день целый ряд государств весьма скептически и настороженно относятся к высказанному Украиной желанию стать в будущем полноправным членом альянса. Опасения этих стран, в общем-то, можно понять: Украина для них по-прежнему остается малознакомой и малопонятной великаншей, еще совсем недавно бывшей частицей «империи зла» и по сей день сохранившей многие ее малопривлекательные черты. Некоторые члены альянса пытаются убедить Украину расстаться с мыслями о членстве и направить в иное русло украинскую евроатлантическую активность, предлагая то идти путем России, создавая с НАТО специфические органы, то поработать над собой в рамках «очень полезной организации» — ОБСЕ, которую сами же натовцы в кулуарах называют «клубом для болтовни».

Но число стран, готовых поддержать Украину в ее натовских устремлениях, по нашей информации, постепенно увеличивается. Не нужно обладать большими аналитическими способностями, чтобы вычислить, что это, прежде всего, Польша и США, плюс Турция и Греция. Как утверждают компетентные источники, недавно группа поддержки Украины пополнилась Португалией, Норвегией и Исландией.

Почти все наши собеседники, близкие к переговорному процессу, утверждают, что именно от Соединенных Штатов мы можем получить самую мощную поддержку и именно от них во многом зависит отношение альянса к Украине. Впрочем, доводилось беседовать и с теми, кто считает нынешнюю поддержку Соединенных Штатов отнюдь недостаточной. Мол, американцы говорят: «Вы плывите, а мы вас будем ободрять с натовского берега словами поддержки. Доплывете — будем жить вместе долго и счастливо, будете продолжать беспомощно барахтаться или утоните — ну что ж, очень печально, но слабаки нам не нужны». И никто не спешит протянуть руку помощи. На наш же взгляд, эту руку нам давным-давно протянули, просто даже самая мощная рука не может бесконечно долго поддерживать на плаву тех, кто никак не хочет учиться плавать и все на кого-то надеется, да еще периодически злобно впивается в протянутую руку своими редкими молочными зубками.

Существует и такое мнение: мол, дабы не расстраивать Россию и дать ей вволю натешиться эксклюзивностью отношений с Североатлантическим альянсом, американцы ни за что не будут сейчас подыгрывать Украине, и якобы поэтому они сейчас не позволяют ей заикаться не только о членстве в альянсе, но даже и о MAP — Плане действий относительно членства (Membership action plan). Но те, кто в курсе многих американо-российских любовных подробностей, смеют утверждать, что если бы американцы так уж пеклись о чувствах России, то, скорее, не размещали бы свои базы в Средней Азии и не укрепляли бы так активно свое влияние на Кавказе. Что касается эксклюзивности отношений, то у нашей страны достаточно собственных эксклюзивов с альянсом (та же совместная группа по оборонной реформе или совсем недавно начавшееся изучение натовскими экспертами украинских границ с перспективой тесного сотрудничества по пограничным вопросам), чтобы не комплексовать по этому поводу.

Меньше семантики, больше практики

Что же касается пресловутого МАР, к которому Украина, как сообщали украинские СМИ, якобы хочет присоединиться уже чуть ли не в Праге, то нынешнее невосприятие натовцами подобных намерений вполне объяснимо. Дайте им время хотя бы переварить информацию, ведь еще позавчера вы сами произносили словосочетание «евроатлантическая интеграция» только шепотом и то, когда рядом никого не было. Так что не надо сегодня назойливо дергать НАТО за рукав и кричать в ухо: «Нет, нет, нет, нет — мы хотим сегодня, нет, нет, нет, нет — мы хотим сейчас!». Дайте в конце концов альянсу время на то, чтобы порешать собственные проблемы — расшириться и трансформироваться — прежде, чем вплотную приступать к решению проблем ваших. Не нужно загонять альянс в угол, требуя немедленного ответа, дабы вместо желанного «да» не получить категорическое «нет». Не нужно резких движений, не нужно неожиданных предложений и заявлений. В НАТО не принято что-то втихаря «майструвать» под столом, а потом неожиданно выскакивать со своим творением и удивляться: и почему это никто не радуется? Ведь в лучшем случае вам скажут «спасибо, очень интересно», сунут ваше произведение в карман с тем, чтобы передать его на изучение экспертам, с которых вы, собственно, и должны были начинать обкатку своей идеи.

О МАР натовцы пока избегают говорить с Украиной еще и потому, что в самом альянсе нет однозначного восприятия этого документа. И хотя в преамбуле МАР сказано буквально следующее: «Участие в Плане действий относительно членства в НАТО, которое должно происходить на основе самоидентификации, не означает существования ни какого-либо временного расписания относительно принятия подобных решений, ни какой-либо гарантии членства. Эту программу нельзя считать перечнем критериев для обретения членства». Тем не менее, некоторые страны НАТО считают, что согласие альянса на подписание страной-аспирантом МАР — это политическое решение и своего рода обязательство со стороны альянса. Поэтому пока Украине рядом стран активно предлагается так называемый интенсивный диалог (ИД), как правило, предшествующий подписанию МАР. По мнению некоторых представителей украинской стороны, настойчивые попытки уговорить Украину на сотрудничество в рамках ИД — это попытки со стороны НАТО отодвинуть нас от конечной цели.

Но, может быть, считают другие авторитетные источники, Украине сейчас и не нужен МАР. Хотя бы из тех соображений, что его нужно неукоснительно соблюдать, а история уже знает не один пример, когда Украина строила планов громадье (например, в рамках PARP или в совместной группе по оборонной реформе), а потом не выполняла взятые на себя обязательства. «Не нужно быть слишком амбициозными, нужно быть реалистами», — внушал нам в Брюсселе один высокопоставленный натовский чиновник.

Кроме того, необходимо честно ответить хотя бы самим себе: готовы ли мы сегодня полностью открыться перед НАТО и откровенно продемонстрировать все свои достоинства и недостатки? Готовы ли мы, как, например, те же Болгария и Румыния (о которых у нас так часто любят спрашивать с пристрастием, мол, чем они лучше Украины?), всегда и по всем проблемам поддерживать позицию НАТО — и по Македонии, и по Ираку, и по Ближнему Востоку?

Так что, по большому счету, какая разница, как будет называться подписанный Украиной документ — План действий относительно членства, План действий по евроатлантической интеграции или еще как-то иначе? «Должно быть меньше семантики и больше конкретных действий, тогда шаг за шагом мы будем неуклонно приближаться к цели», — эту мысль я слышала неоднократно, причем даже от тех украинских интеграторов, кто искренне хотел бы видеть Украину в НАТО уже завтра.

А чтобы не пороть горячку, необходимо просто еще раз подумать, а зачем нам, собственно, нужно в НАТО? Безусловно, очень важны вопросы безопасности, но, пожалуй, самым главным для нас является возможность в процессе обретения членства в альянсе стать нормальным демократическим рыночным государством (как ни банально это звучит). У нас достаточно часто можно услышать: мол, мы и сами с усами, сами справимся, зачем нам выполнять указки НАТО, тем более, если оно совсем не гарантирует нам в будущем членство? Но опять же, что должно быть самоцелью — членство или достижение уровня развитых европейских государств?

Вспомните собственный опыт: сколько раз за свою жизнь вы собирались начать с понедельника бегать по утрам или, наконец, выучить в совершенстве английский? Ну, и каковы результаты? Думаю, большинство из вас только тяжело вздохнули в ответ, вспомнив, сколько поблажек себе любимому было сделано. Согласитесь, что если вы записаны в группу здоровья или вас ожидает репетитор, мобилизоваться гораздо легче. Но даже если вы человек целеустремленный и с утра до вечера тягаете железо или зубрите английские глаголы, где гарантия, что без наблюдения и рекомендаций опытного тренера или преподавателя вы не заработаете искривление позвоночника или ваше произношение будет понятно носителям языка?

Так и с НАТО. И пора расстаться с заблуждением, что для альянса более всего важно количество ваших танков или калибр ваших орудий. Как известно, из пяти разделов МАР только один касается военной области, остальные содержат политические, экономические, финансовые и правовые вопросы. Например, знаете ли вы, чему посвящены многие и многие страницы ежегодной национальной программы подготовки Словакии к членству в НАТО (составление страной-претендентом подобного документа — обязательное требование МАР)? Борьбе с коррупцией, обеспечению прав цыганского меньшинства, развитию отношений с соседними странами, правовой реформе.

И натовские, и украинские эксперты едины во мнении: самую большую работу нашей стране предстоит проделать именно в политической сфере. Именно уровень развития политической культуры в Украине смущает сегодня натовцев больше всего. «Работайте со своими политиками, заставляйте их меняться. Нас очень волнует политическая стабильность в Украине. Мы должны быть уверены, что ваша страна — действительно демократическое государство», — неоднократно говорили нам в штаб-квартире альянса.

«Безусловно, Украина демонстрирует прогресс, — заверил нас на прощание директор офиса информации и прессы Джеймс Шеа. — Стремление вашей страны стать членом НАТО естественно и законно. Но Украина на деле должна продемонстрировать свою готовность, понимание всей ответственности предпринимаемых шагов. Я не согласен с мнением, что Украина утратила свой шанс. Думаю, рано или поздно она будет членом НАТО».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК