Траектория политической турбулентности

10 ноября, 11:57 Распечатать Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября

Трампизм в Америке — это надолго.

© The White House / Flickr

"Прошлой ночью республиканская партия бросила вызов истории, расширив сенатское большинство и одновременно болезненно разбив ожидания (демократов. — А.Х.) насчет Палаты представителей и городов (за демократов традиционно голосуют в крупных городах, в то время как  республиканцы доминируют в сельской местности. — А.Х.) на промежуточных выборах", — подытожил результаты голосования 6 ноября президент Дональд Трамп. 

Он действительно может быть доволен, ведь исторические наблюдения относительно того, что все президенты — тем более с популярностью менее чем среди половины опрошенных, — во время промежуточных выборов теряют контроль над Конгрессом, в этом году не подтвердились. "Голубая волна" — победное возвращение демократов в обе палаты Конгресса и в губернаторские офисы, на которое небезосновательно надеялись "ослы" еще несколько месяцев назад, разбилась о то, что политологи называют популизмом, а сам хозяин Белого дома с недавних пор — национализмом.

Республиканцы оставили за собой большинство в Сенате, улучшив собственный результат по меньшей мере на два места (результаты в отношении еще двух пок подсчитываются), и получили большинство губернаторских кресел — 26 против 23, доставшихся демократам. Впрочем, способность Трампа беспрепятственно реализовывать собственный курс до конца своей каденции, обеспечив себе благоприятные условия в 2020 году, покачнулись с переходом Палаты представителей под контроль политических противников, где они получили по меньшей мере 223 места против республиканских 196 (результаты в отношении 16 еще подсчитываются).

Тень Трампа теперь еще больше тяготеет над "Великой старой партией": ведь с политической сцены сошли такие республиканцы старой закалки, как Джефф Флейк и Боб Коркер, возглавлявший сенатский комитет по международным делам, а также образец классического республиканца — Джон Маккейн, ушедший из жизни в августе. Впридачу к откровенным трампианцам в Конгресс попали те, кому или пришлось мимикрировать под своего непривычного лидера, или те, кто вообще обязан своим избранием факту присутствия Трампа в последние дни их предвыборных кампаний. Кстати, Трамп показал себя в короткий промежуток времени чрезвычайно трудолюбивым: в последнюю неделю он осуществил 11 "интервенций" в избирательные кампании, что содействовало победе девяти поддерживаемых им выдвиженцев. 

Как отдельные кандидаты, так и институты Республиканской партии все больше перенимают президентское мировоззрение и культуру политической войны. Показательным стал диалог Трампа с одним из журналистов во время брифинга в Белом доме, когда президент настаивал на том, что караван иммигрантов, приближающийся к американской границе по мексиканской территории, является "вторжением", а не группой центральноамериканских бедняков на ощутимом расстоянии. "Я считаю это вторжением. А у вас другое мнение?" — "аргументировано" объяснил президент, который мастерски использовал архетипные страхи своего электорального ядра, назвав направление военных на усиление границы операцией "Верный патриот". Хотя на следующий день после выборов ее и переименовали в операцию по "поддержке  границы", идея хорошо сработала для 23% американцев различных политических взглядов, называющих иммиграцию проблемой номер один, а еще больше — для 51% республиканцев, верящих в это.

Результаты волеизъявления подтвердили тезис идеолога трампизма Стивена Беннона, что приход Трампа в главный офис страны не является случайностью, как не являются случайностью и подобные феномены в Европе (в Польше, Венгрии и Италии) и самый свежий пример — избрание Жаира Болсонару президентом Бразилии. Популизм, как его трактует "серый кардинал" этого движения, является не причиной, а следствием действий "партии давосской элиты", которая пренебрегает национальными интересами в пользу интересов глобалистов и которая выгоду истеблишмента ставит выше потребностей средних граждан. Далее он развивает мысль в еще более противоречивом направлении, поскольку считает, что популизм неминуем, и единственное, что нам остается, это выбирать между социальным популизмом, наподобие предлагаемого сенатором Берни Сандерсом или лидером британских лейбористов Джереми Корбином, и национальным популизмом. Именно идеи последнего воплощает Трамп, в частности демонтируя бюрократическую надстройку и, так сказать, "высушивая вашингтонское болото". Он усиливает роль "маленького американца" в политической системе: апеллирует к гражданам, обходя и политические институты (т.е. нивелируя представительную демократию), и средства массовой информации — через непосредственную коммуникацию (Твиттер), хотя и без обратной связи. Впрочем, этот национал-популизм не выдерживает критики даже традиционных консерваторов в отношении того, что его главным инструментом является разделение политического и социального пространства по признакам расы, религии, сексуальной ориентации и т.п. По словам бывшего функционера администрации Джорджа Буша-младшего Дэвида Фрума (который, как это ни кажется странным, отстаивал либеральные позиции в публичной дискуссии со Стивеном Бенноном), "гнев и страх" являются мотивировочными силами популизма, являющегося лишь "эксплуатацией эмоций ради попадания во власть".

Следовательно, в последующие по меньшей мере два года Соединенные Штаты ожидает политическая турбулентность. С одной стороны, есть пестрая Америка: ведь в этом году в  Конгресс впервые попали две женщины-мусульманки, одна из которых сомалийского происхождения; впервые губернатором стал гей, не скрывающий своей сексуальной ориентации, и многие любопытные личности, которые непременно ярко себя проявят. А с другой стороны, отдельные слои населения увидели в лице Трампа того, кто, не ограничивая себя политической корректностью, называет вещи теми же именами, что и они на своих кухнях. Разрыв между городом и сельскими районами еще больше усилился. Демократам, которых поддерживают образованные белые, в частности женщины, представители высокотехнологичной отрасли, очень далеко до потребностей "голубых воротничков". Прогрессивному крылу демократов снова не повезло, — звезды нынешней кампании проиграли: Бето О'Рурке — в Техасе, Эндрю Гиллам — во Флориде, Ричард Кордрей — в Огайо. Вместе с тем победа "слонов" в нескольких ключевых штатах (Флорида, Огайо, Айова и Джорджия) дает нынешнему хозяину Белого дома основания надеяться, что ему не придется спустя два года покинуть это величественное здание.

Впрочем, пошатнуть такую уверенность могут действия самого Трампа. 7 ноября в отставку ушел генеральный прокурор, подвергавшийся постоянной критике Трампа за отказ осуществлять надзор над расследованием специального советника Роберта Мюллера насчет связей президента и его окружения с Кремлем. Назначенный временно исполняющим обязанности Метью Вайтекер, который неоднократно неодобрительно высказывался по поводу расследования, может если не прекратить его, то значительно усложнить, ограничив пространство для маневра, финансирование и кадровый состав команды спецпрокурора. Как только новость о его назначении была объявлена, посыпались многочисленные звонки, большей частью из офисов конгрессменов-демократов, с предупреждением господину Вайтекеру не делать шагов, которые могут быть расценены как препятствование правосудию. Несмотря на то, что будущая спикерша Палаты представителей Ненси Пелоси пока что считает преждевременным восстановление закрытой республиканцами комиссии для расследования связей Трампа с россиянами, исключать такого развития событий не следует. Президент недвусмысленно предупредил, что такой шаг он будет рассматривать как "начало войны". Не привыкший к поиску компромиссов, Трамп будет давать основания к ведению боевых действий и по другим направлениям. Так, демократы в нижней палате Конгресса будут выдвигать законодательные инициативы по таким щекотливым вопросам, как программа социальной защиты, иммиграция, климатические изменения и т.п. Республиканскому Сенату и президенту придется объяснять своему электорату, почему они блокируют то, что обещали, находясь в большинстве.

Очевидно, что демократы усилят свое влияние на внешнюю и оборонную политику. Если комитет по вопросам вооруженных сил возглавит Адам Смит, то обострится проблематика модернизации ядерного щита страны (стоимостью 1,2 трлн долл. до 2047 г.); направления подразделений вооруженных сил за границу будут находиться под пристальным вниманием, и Пентагон должен будет еще детальнее отчитываться за каждый израсходованный цент. В комитете по иностранным делам больше не будет заседать давний и открытый друг Путина Дейна Рорабейкер, фактически державший комитет вне баталий на российском направлении. Ситуация может кардинально измениться, если комитет возглавит Элиот Ингл, от которого можно ожидать усиления давления на Россию в связи с вмешательством в выборы, а также с аномальной тягой Трампа к приятельским отношениям с Путиным. На выполнение положений принятого в августе закона Государственный департамент на этой неделе проинформировал Конгресс, что Россия проигнорировала требования США и их союзников начать сотрудничество в расследовании покушения на убийство Сергея Скрипаля и его дочери с помощью запрещенного международным правом химического оружия. Хотя вопрос введения жестких санкций и принадлежит к компетенции президента, его уклонение от этой обязанности вызовет еще больший прессинг со стороны конгрессменов, причем в вопросе наказания  Кремля и в дальнейшем будет сохраняться двухпартийный консенсус.

В целом демократическое большинство в Палате представителей будет означать применение традиционных подходов — поддержку многосторонних механизмов, реанимацию в каком-то виде тематики борьбы с климатическими изменениями, более тесное взаимодействие с союзниками по НАТО и ЕС. Будет отводиться больше внимания не только старой Европе, но и Балканам, и периферии, страдающим от Москвы. Это, бесспорно, в интересах официального Киева, который сохранит благожелательное отношение к себе, по крайней мере если не будет делать неосторожных шагов, которые смогут усилить скепсис по поводу серьезности намерений политической элиты трансформировать Украину в развитую демократию западного образца. Конечно, мы можем радоваться, что губернаторами Колорадо и Иллинойса стали политики, имеющие украинские корни, хотя и не этнического украинского происхождения. Впрочем, вряд ли это может быть конвертируемо в такую поддержку, в которой нуждается наше государство. Задачами украинской власти и гражданского общества является продвижение единой повестки дня, но в этом вопросе расхождений во взглядах и действиях у нас не меньше, чем в Америке времен Дональда Трампа, тем более что впереди нас ожидает не меньшая турбулентность. Причем ее причиной является точно не национальный популизм Трампа или социальный популизм Берни Сандерса и Джереми Корбина...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно