Станет ли инсталляция покушения на Мадуро началом больших репрессий в Венесуэле?

10 августа, 17:11 Распечатать Выпуск №29, 11 августа-17 августа

Сталинский эксперимент в ХХІ в. над венесуэльским народом не пройдет. 

© El Universal

Неудачное покушение на президента Венесуэлы Николаса Мадуро 4 августа во время парада в честь празднования 81-й годовщины создания Боливарианской национальной гвардии, когда два управляемых дрона не смогли поразить главную цель, похоже на симуляцию атаки и очень напоминает поджог Рейхстага 27 февраля 1933 г., который нацисты использовали для установления диктатуры Адольфа Гитлера. 

В период социальной катастрофы в Венесуэле Мадуро был нужен именно такой повод, чтобы обвинить в покушении оппозицию и еще больше расширить диктаторские полномочия президента после доведения им экономики страны до коллапса. 

Кроме того, теперь диктатор Мадуро, угнетающий оппозицию и уже давно сделавший свободу слова в Венесуэле пустым звуком, в глазах своих сторонников начинает выглядеть как жертва террористического нападения. 

Беспилотные летательные аппараты были запущены не только в сторону Мадуро, это был удар, направленный на дальновидные цели. Режиму нужен повод для того, чтобы оправдать тотальное подавление оставшихся оппозиционных сил и запугать нелояльных интеллектуалов и студентов, имевших наглость критиковать действующую власть. 

Перефразируя известное выражение, можно констатировать: "Скажи мне, кто тебя поддерживает, и я скажу, кто ты". Главным патроном боливарианского режима является Владимир Путин, не только предоставивший многомильярдные займы и современное оружие, но и покрывающий Мадуро на международной арене, делая венесуэльского диктатора основным союзником Москвы в Латинской Америке. 

Любой непопулярный правитель нуждается во внешнем враге, чтобы мобилизовать массы на борьбу с ним и отвлечь внимание населения от внутренних проблем. И когда Мадуро обвиняет в покушении на себя не только оппозицию, но и Колумбию и США, нельзя исключать, что он получил от Кремля указание действовать решительно и спровоцировать вооруженный конфликт с колумбийскими соседями.

Нечто наподобие того, что сделала Россия в 2014 г., аннексировав украинский Крым и оккупировав треть Донбасса. В таком случае можно предположить, что Каракас способен предъявить территориальные претензии Колумбии и попытаться забрать силой какую-то территорию у этого соседнего государства. А локальное военное противостояние — это именно то, что способно хотя бы немного повысить полностью девальвированный рейтинг Николаса Мадуро.

Ведь если обратиться к статистике, то Венесуэла уже второй год подряд названа одной из самых опасных стран мира. В 2016-м и 2017-м гг. аналитическая компания Gallup провела в Венесуэле опрос, результаты которого были опубликованы только в 2018-м. 

В 2017 г. только 17% венесуэльцев сказали, что чувствуют себя в безопасности и могут ходить ночью поодиночке в городе или районе, где живут. 

Прослеживается негативная динамика развития преступности. Если в 2016 г. 38% жителей Венесуэлы заявили, что у них были украдены имущество или деньги, то в 2017 г. уже 42% венесуэльцев сказали, что в течение последних 12 месяцев их обворовали, а 23% сообщили о нападениях или грабежах. 

Можно сделать вывод: чем хуже становится экономическая и социальная ситуация в Венесуэле, тем больше обостряется и криминогенная ситуация.

А данные последнего опроса наглядно доказывают, что из-за экспериментов чавесистов над Венесуэлой она стала одной из самых опасных для жизни стран мира. 

Похоже, Мадуро планирует держаться за власть до последнего. Есть очень высокая вероятность, что венесуэльцев ожидает усиление политических репрессий, жестокости и неопределенное будущее. 

Поддержка президента венесуэльцами очень слабая. Поэтому, чтобы хоть как-то удерживать ситуацию под контролем, спецслужбы будут наращивать преследование тех, кто состоит в оппозиции к правительству, и прочесывать ряды военных, чтобы выявить, кто потенциально склонен к инакомыслию. 

Пустые прилавки магазинов, необходимость рано утром занимать очередь, чтобы получить хотя бы немного еды, недоступность лекарств и медицинского обслуживания стали основными "достижениями" боливарианского социализма. А добыча нефти, которая находится на историческом минимуме, лишила Венесуэлу основного источника валютных доходов.

Если мадуровцы сами устроили псевдопокушение на своего лидера, оно достойно сюжета малобюджетной мыльной оперы. Хотя фиктивная атака дронами проведена крайне непрофессионально и, главное, неэффективно, она дает гиперкоррумпированному правительству возможность отстрочить время своего падения. 

Эту "атаку" организовали спецслужбы, чтобы оправдать полный политический контроль над венесуэльским обществом и начало юридической ликвидации оппозиции. Подтверждением этого является то, что Мадуро, которого никогда нельзя было заподозрить в хладнокровии в сложных ситуациях, во время нападения вел себя поразительно спокойно. И, если внимательно посмотреть видеозапись, он был совершенно не удивлен, словно заранее знал, что должно было произойти. 

Так же хорошо осведомлен Мадуро и с тем, что произошло с Венесуэлой. Ведь эффективная социальная политика заключается в предоставлении гражданам возможностей для создания независимого малого и среднего бизнеса (следовательно, и рабочих мест), а не в преобразовании большинства населения в социальных клиентов, вынужденных ждать подачек от государства, предоставляя в обмен свою поддержку правящему политическому классу. 

Трагедия венесуэльского народа заключается в том, что внешние силы не хотят вмешиваться в эту ситуацию, приблизительно так, как это было во время Голодомора в Украине. Люди гибнут от голода, а уже потом будущие историки найдут название для этой венесуэльской трагедии, — но судьбы миллионов, чьи жизни исковеркал этот режим, уже изменить будет невозможно.

Следствием саморазрушительной монопольной власти Мадуро стало тотальное разворовывание национального богатства венесуэльского народа. Режим, после создания вакуума в экономическом пространстве и спровоцированной его некомпетентностью гиперинфляции, превратил государство в социальные руины. 

Мадуро — политический параноик, неуклонно ведущий Венесуэлу к гражданской войне, но для него власть дороже. И катастрофа, которую своими неправильными действиями спровоцировал режим, вызвана тем, что последние 20 лет Чавес и Мадуро тратили богатство своей страны в пользу избранных политических кланов. 

В то время как венесуэльские граждане страдают от голода, правительство и высшее военное руководство в геометрической прогрессии увеличивают свои достатки, обогащая себя поступлениями от наркобизнеса и нефтедобычи. 

Николас Мадуро — диктатор, осуществивший государственный переворот, ликвидировавший парламентаризм, придумавший подконтрольное себе Учредительное собрание, чтобы перечеркнуть работу парламента и нивелировать действие конституции. Венесуэльцы, защищавшие свой парламент в ежедневных демонстрациях, заплатили за защиту демократии сотнями смертей, пока чавесистам не удалось силовыми методами подавить народные протесты. 

Нельзя исключать, что власти чавесистов этот "теракт" понадобился для провоцирования волны терроризма, которая будет направлена на дестабилизацию Венесуэлы и оправдания "гуманитарной" интервенции России. 

Кроме того, Москва способна подключить к такой акции и Кубу, чьи военные в свое время уже предоставляли похожую "интернациональную помощь" Анголе и Мозамбику. 

Но инсталляция покушения на Мадуро способна лишь на какое-то время отсрочить расплату за беззаконие его окружения. И если во времена правления Уго Чавеса венесуэльское правительство хотя бы имело коммунистическую идеологическую базу, то в период правления его преемника главной доктриной стали неприкрытый жесткий нигилизм и силовое удержание власти. 

Проблему банкротства режима нельзя рассматривать в идеологической плоскости, поскольку у власти Мадуро нет идеологии. Трагедия Венесуэлы заключается в том, что популистская политическая сила захватила страну, обогатилась и не хочет эту власть выпускать из рук, так как потеряет привилегии и богатство, а также будет привлечена к ответственности, осуждена и наказана. 

Сегодняшняя Венесуэла напоминает "кладбище надежд". Государство доведено до такого позорного состояния потому, что им руководят жадные, аморальные, необразованные и коррумпированные политики. В случае же с Мадуро и его подельниками, корпоративно-клановый эгоизм, подкрепляясь инстинктом выживания, поднялся до максимального уровня, что загоняет ситуацию в тупик. 

Но сталинский эксперимент в ХХІ в. над венесуэльским народом не пройдет. И если Мадуро не оставит власть добровольно, то в следующий раз все может быть по-настоящему. Тогда ему уже не избежать судьбы Муаммара Каддафи, Николае Чаушеску или Муссолини.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно