Саммит АТЭС: спектакль с продолжением

14 ноября, 2014, 23:56 Распечатать

Саммит АТЭС стал своеобразной прелюдией другого события глобального характера — саммита "большой двадцатки", который откроется 15 ноября в австралийском Брисбене. Ключевые участники встречи в Пекине встретятся здесь вновь, но на этот раз повестка дня будет другой, и определять ее будут другие люди.

От саммита АТЭС в Пекине 10–11 ноября и всего, что его сопровождало и до, и после, осталось стойкое впечатление наигранности. Гигантская постановка с участием высокопоставленных действующих лиц и целой армии менее крупных актеров и "массовки" вокруг центральной мизансцены — саммита представителей двух десятков экономик и стран, расположенных по берегам Тихого океана. Видимо, нужно сделать скидку на то, что саммит был неформальным и давал всем участникам широкое поле для маневров и импровизаций в процессе самого действа (чем некоторые и воспользовались сполна). Сегодня можно сказать определенно: спектакль оказался не скучным, а захватывающим, и держал глобальную публику в напряжении до самого финала. Даже, можно сказать, подарил небезосновательные надежды, что следующие акты будут не менее интригующими и интересными.

Китай сотворил чудо перед самым началом встречи лидеров. За несколько дней до открытия саммита АТЭС китайская столица оказалась во власти жуткого смога. Кто хоть раз был свидетелем этого явления, поймет. Но даже тем, кто никогда не передвигался по мегаполису, где порой не видно ничего на расстоянии десятка метров, очевидно, что такие погодные условия могли напрочь испортить впечатление от встречи. 

Ценой колоссальных усилий китайские власти буквально в считанные дни очистили город от ядовитых облаков, подняли завесу. В последний раз подобное "чудо" здесь удалось воплотить во время Пекинской олимпиады 2008 г. Правда, радость от прозрачного неба была испорчена для многих горожан жесткими запретами на передвижение автотранспорта, остановкой предприятий в черте города и прочими ограничениями жизнедеятельности, имевшими целью сделать комфортным пребывание в китайской столице лидеров АТЭС. Заметим, что некоторые мероприятия саммита также проходили в комплексах, построенных Китаем для проведения Олимпиады на севере города. И, видимо, по замыслу организаторов саммита, должны были вызывать ассоциации с этим знаменательным в современной истории Китая событием, из которого Пекин выжал максимум не только спортивных медалей, но и… пропаганды нового имиджа державы, возрождающей свое былое величие. 

Китайский лидер Си Цзиньпин накануне встречи определил четыре основные темы, которые саммит должен был отыграть как по нотам. Главной среди них стала идея начать консультации о возможности создания зоны свободной торговли в рамках региона Тихого океана. Идея Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ) — Free Trade Area of the Asia-Pacific (FTAAP) — очевидно рассматривается Пекином как альтернатива процессу, уже инициированному США и Канадой с Евросоюзом с целью создать зону свободной торговли, которая бы покрывала север Атлантики и объединяла наиболее индустриально развитые страны Запада. Одновременно Пекин бросает вызов Вашингтону с его идеей "транс-тихоокеанского партнерства". Ее новизна в том, что сегодня Китай впервые заговорил о возможности зоны свободной торговли с индустриально развитыми странами. Ранее его партнерами при создании подобных зон были развивающиеся и беднейшие страны мира, к рынкам и ресурсам которых Пекин таким образом пытался получить доступ. Сегодня Китай готов начать диалог о новых торгово-экономических отношениях (которые не обещают быть простыми) не только со США, но также с Южной Корей и даже Японией. Эти страны все еще опережают его в инновационном развитии. Но в политическом плане это уже переговоры на равных условиях. Правда, наиболее интригующим здесь будет вопрос, смогут ли быть урегулированы в рамках создания АТЗСТ давние торговые споры Японии и США. Найдутся ли у Пекина аргументы, чтобы усадить за один стол Японию и Южную Корею? Также интересно, что нового предложит Пекин Тайбэю и Гонконгу, выступающим в АТЭС как самостоятельные единицы? И сможет ли он урегулировать проблемные вопросы, возникшие у него с Филиппинами и Вьетнамом из-за спорных островов в Южно-Китайском море? И, в конце концов, сможет ли Китай интегрировать идею зоны свободной торговли в азиатско-тихоокеанском регионе с процессом глобальной либерализации торговли в рамках Всемирной торговой организации? 

Следующий пункт повестки дня саммита АТЭС находился, фактически, в фарватере первого. Китай предложил расширить сотрудничество стран в развитии инноваций, реформах и поддержке взаимного роста для обеспечения долгосрочного экономического процветания региона. В этом ключе Китай делает многое, чтобы обеспечить собственное развитие — хоть и более умеренными темпами, но в тех сферах и такими методами, которые действительно могут дать долгоиграющий эффект. В результате обсуждения на саммите родилась еще идея обмениваться опытом в борьбе с коррупцией. Кроме того, лидеры специальным пространным документом подытожили 25-летний опыт работы АТЭС. 

Последним в повестке дня значился пункт о согласовании декларации по "всеобъемлющей взаимосвязанности" стран региона, или попросту интеграции. Правда, свои новейшие инициативы в этом направлении Пекин реализует несколько в стороне от Тихого океана. В дни саммита китайский лидер объявил, что вкладывает 40 млрд долл. США в проект Фонда "Шелкового пути", который свяжет Китай со странами, лежащими к западу от его границ. В первую очередь, это Центральная Азия и далее в направлении Европы. Еще год назад идеи возрождения Шелкового пути были лишь словесами, сегодня это планы конкретных проектов по развитию, прежде всего, современной транспортной инфраструктуры, до сих пор отсутствующей во многих уголках Азиатского континента. Фактически за идеей возрождения Шелкового пути кроется целая интеграционная стратегия Китая в отношении огромного пространства Евразии. Если еще год-два назад речь шла о каком-то "сопряжении" интеграционных стратегий для данного региона, которые разрабатывали в Пекине и Москве, то сегодня своей инвестицией в 40 млрд долл. Китай делает четкую заявку на то, что "Шелковый путь" — это единственный интеграционный проект, имеющий перспективы быть реализованным. 

Единственным сдерживающим для Китая фактором в Центральной Азии остаются США, сохраняющие свое военно-политическое влияние в регионе. Китай хочет поменять эту ситуацию коренным образом, выдвигая как факторы обеспечения стабильности торговлю, взаимную выгоду, всеобщее развитие. Средства фонда пойдут на привлечение инвесторов из Азии и других районов мира к активному участию в создании экономического пояса Шелкового пути.

Несмотря на в целом экономическую природу организации, саммит АТЭС уже давно имеет репутацию площадки, где в кулуарах проходит неформальное обсуждение самых острых глобальных политических проблем. И саммит в Пекине не стал исключением. В его кулуарах во время неформальных встреч происходили беседы и обмен мнениями между политиками, которые в формальной обстановке едва бы встретились. 

Безусловно, главной сенсацией саммита АТЭС, на подготовку которого ушло несколько месяцев закулисной работы дипломатов, стала личная встреча главы Китая Си Цзиньпина и премьер-министра Японии Шинзо Абэ. Именно здесь стало возможным, чтобы лидеры, представляющие вторую и третью по величине экономики планеты, пожали друг другу руки. 

Во время их получасовой беседы не упоминались вопросы, ставшие причиной раздора между Пекином и Токио — проблемы трактовки Второй мировой войны и спор из-за островов Сенкаку/Дяоюйдао в Восточно-Китайском море. Однако японский премьер предложил китайскому лидеру создать горячую линию между военными ведомствами двух стран, чтобы предотвратить возможность вооруженных инцидентов в море. 

Китайский лидер пытался позиционировать себя неким центром всего происходящего, вокруг которого так или иначе должны были вращаться другие персонажи саммита. Образ его как главного персонажа активно поддерживался местными СМИ, которые в дни саммита описывали его как харизматичного и мудрого вождя, лидера нации и впервые начали использовать словосочетание "большой отец" китайцев. Так, было заметно, что в первый день саммита президент России Путин находился всегда "подле" китайского лидера, а президент США Барак Обама оказывался на некотором удалении от центральной фигуры. Затем в какой-то момент они становились равноудаленными — сидели от лидера Китая по правую и по левую руку. Во второй день саммита Обама оказывался рядом с Си чаще, чем Путин, который, видимо, чтобы привлечь внимание к своей персоне, накинул плед на жену китайского лидера, вовсе не нуждавшуюся в таких проявлениях "галантности". К слову все отметили, что Путин вел себя порой неадекватно и оконфузился как минимум дважды. Еще до саммита он подарил Си Цзиньпину "российский" смартфон Yota2, который на самом деле производится в Китае. Другой его выходкой было опоздание на церемонию фотографирования всех участников встречи, которые решили все-таки подождать Путина, очевидно еще не уяснив, что подобное поведение, похоже, становится "визитной карточкой" российского лидера на международных встречах. 

Саммит в АТЭС не смог обойти обсуждение Украины. Барак Обама, по словам заместителя советника по национальной безопасности США Бена Родса, использовал любую встречу с Путиным в Пекине как шанс, чтобы напомнить российскому лидеру о его обещании помочь мирному разрешению кризиса в Украине. А австралийский премьер прямо в лицо Путину высказал обвинения в причастности России к гибели малазийского "Боинга" над Украиной и высказал мнение, что Путину следовало бы извиниться за этот инцидент и взять на себя решение вопроса о компенсации родственникам пострадавших. Путин ответил отказом.

Отметим, что переговоры с российским лидером Си Цзиньпин завершил еще до саммита, в то время как двусторонние переговоры с президентом США он оставил на после. 

Во время российско-китайских переговоров четче обозначилась тенденция, ставшая очевидной во время предыдущего визита Путина в Китай в мае: Россия сдает Китаю все, а используя терминологию некоторых откровенных публикаций российских же СМИ, "ложится" под Китай. Взамен хозяин Кремля получает возможность делать вид, что между странами существует некая степень взаимопонимания в глобальных вопросах, и Китай продолжает поддерживать Россию. Но на самом деле это не совсем так. Отмечая высокую степень доверия между Москвой и Пекином, Китай откровенно говорит о вызовах, возникших для него именно по причине действий России в отношении Украины. Китай не вмешивается в конфликт, но, используя уязвимость России, добивается от нее все новых "концессий", не обещая ничего определенного взамен. Китай постепенно превращает Россию в сырьевой придаток, притом что россияне сами должны построить инфраструктуру для доступа Китая к российским ресурсам. Так, Пекин в ходе переговоров отказался от своего участия в финансировании газопровода из Сибири, но тем не менее подписал с Россией новые газовые контракты. Отметим также, что Россия в китайских концептах не рассматривается как неотъемлемая часть проекта "Шелкового пути". Также в ходе саммита стало известно, что в последние дни китайские инвесторы отказались от участия в нескольких крупных проектах в России. 

С Обамой у Си также все непросто. Китай рассматривает США как единственную силу, в противостоянии с которой вырабатываются его собственные концепции превращения в новую глобальную сверхдержаву (о чем уже откровенно говорят в Пекине). Пекин полагает, что США пытаются подорвать влияние коммунистической идеологии, вмешиваются во внутренние дела страны. Но одновременно Китай стремится выработать с Соединенными Штатами "новый тип отношений" сверхдержав, построенный не на взаимном сдерживании и борьбе интересов, но на взаимной ответственности за судьбы мира. 

И если ситуация вокруг Украины пока представляет для Пекина определенную сложность при выработке такой новой концепции отношений со США (также, как и ситуация вокруг Сирии и Афганистана), то оказалось, что председатель Си и президент Обама после саммита АТЭС смогли достичь прорыва в вопросе сокращения выбросов парниковых газов. Также США согласились снять ряд существенных ограничений на торговлю с Китаем в области высоких технологий, действовавших последние десятилетия. А еще США решили упростить визовую политику для китайских бизнесменов, туристов и студентов: теперь первые смогут получать визу сроком действия 10 лет, а студенты — на пять лет. Завершая визит в Китай, Обама сказал о начале новых отношений с Китаем, которые будут характеризоваться углубленным сотрудничеством. При этом в Вашингтоне полагают, что в дальнейшем можно будет выйти на решения и политических вопросов. Правда, основная задача по реализации таких решений, видимо, ляжет уже на плечи следующего президента США. 

Саммит АТЭС стал своеобразной прелюдией другого события глобального характера — саммита "большой двадцатки", который откроется 15 ноября в австралийском Брисбене. Ключевые участники встречи в Пекине встретятся здесь вновь, но на этот раз повестка дня будет другой, и определять ее будут другие люди. Канцлер Германии Ангела Меркель уже заявила, что ситуация в Украине станет одним из важнейших вопросов в повестке дня саммита "большой двадцатки".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно