Приднестровье: новый формат, старые табу

04 ноября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 4 ноября-11 ноября 2005г.
Отправить
Отправить

Для сторонников реинтеграции Молдовы по плану Ющенко есть три хороших новости. Первая: после зако...

Для сторонников реинтеграции Молдовы по плану Ющенко есть три хороших новости. Первая: после законотворческих демаршей Кишинева и более чем прозрачных намеков Тирасполя следовать российским предложениям переговоры по приднестровскому урегулированию реанимированы. Вторая: несмотря на оперативное вмешательство российской дипломатии, торжественно вручившей на сентябрьских консультациях в Одессе свои предложения, за основу переговоров были приняты именно украинские инициативы. Третья: один из пунктов плана — участие в переговорах представителей ЕС и США — фактически реализован. Благотворное влияние формата «5+2» (Молдова, Приднестровье, Украина, Россия, ОБСЕ плюс Евросоюз и Соединенные Штаты в качестве наблюдателей) посредники почувствовали уже в первый день переговоров: в присутствии Адриана Якобовица де Сегеда и Стивена Манна представителям Кишинева и Тирасполя пришлось умерить свой пыл и отказаться от ненормативной в дипломатических кругах лексики. «Ругани на этот раз не было», — более чем лаконично охарактеризовал атмосферу, царившую на переговорах, один из участников.

Примечательно, что еще в начале октября министр иностранных дел Приднестровья Валерий Лицкай с полной уверенностью заявлял, что предметом возобновившихся переговоров станет российский проект урегулирования, на 75% состоявший из небезызвестного плана Козака и на 15—20% — Ющенко. В своем четырехмесячном творении российская дипломатия предложила создать на основе двух республик новое государство — Молдавия. Эксперты узрели в российских предложениях попытку связать два берега Днестра конфедерационными узами, ОБСЕ устами действующего председателя окрестило их радикальными.

В самой Москве предложения по Приднестровью не склонны называть российским проектом урегулирования. В заявлениях кремлевских ньюсмейкеров они фигурируют не иначе как дополнения к плану Ющенко. Примечательно, что эти самые «дополнения» Путин успел лично обсудить с Хавьером Соланой. Во время визита Юрия Еханурова в Брюссель верховный комиссар обронил весьма симптоматичную фразу: «Президент Ющенко подготовил очень конструктивный план. Ваши российские друзья внесли туда свои коррективы, и мы ожидаем, что проблема будет решена».

Прямо выступить против инициатив украинского президента Кремлю было не с руки: как-никак, их одобрили западные друзья Путина. А вот представить свои наработки в виде «корректив» к плану Ющенко — в самый раз.

Одобряют ли российские дополнения в Киеве — понять не так уж просто. «В некоторой мере это развитие плана нашего президента», — ограничился в ответе на вопрос «ЗН» спецпредставитель Украины по приднестровскому урегулированию Дмитрий Ткач. Дипломат считает, что российские предложения — не что иное, как реакция Москвы на принятый молдавским парламентом закон «Об основах специального юридического статуса Приднестровья». В Кишиневе склонны полагать, что российские инициативы выдвинуты как раз в пику украинскому плану. В то же время молдавские дипломаты заверяют, что Кишинев не станет учитывать российские предложения, даже если речь пойдет о реальных экономических санкциях со стороны Москвы ( по нашей информации, некоторые стратеги молдавской политики не сочли нужным даже ознакомиться с дипломатическим творением россиян). К тому же в молдавской столице уверены, что приверженцы карательных мер в Госдуме РФ просто дезинформированы. В последнее время Воронин и Ко не устают повторять, что за РМ значится действительно огромный долг за газ — 662, 6 млн. долл., однако на Молдову из этой суммы приходится только 120 млн. долл., 541 млн. — это долги Приднестровья.

Молдавских политиков сегодня больше беспокоит то, что украинские коллеги в приднестровском вопросе слишком много внимания уделяют консультациям с россиянами. Украинские же дипломатические источники заверили автора этих строк, что первая сверка часов по повестке дня состоялась накануне нынешнего раунда переговоров. Кстати, представителей РМ на московские консультации также приглашали — те не приехали (а зря: именно на них россияне предпочли обсудить дальнейшую судьбу своего миротворческого контингента в Приднестровье). Более того, есть информация, что согласовывать позиции с россиянами украинцев попросил… действующий председатель ОБСЕ Димитрий Рупель.

То ли после этих консультаций, то ли еще ранее у некоторых наших переговорщиков сложилось впечатление, что Москва утратила политический интерес к Приднестровью. Готова она якобы смириться и с уходом российских военных. Правда, после окончательного урегулирования. Все, о чем пекутся в Кремле на данный момент, — это максимальное экономическое и культурное присутствие в Приднестровье. Допустим, все так и есть на самом деле. Но что тогда, интересно, имел в виду посол России в Республике Молдова Николай Рябов, заявивший в рамках саммита ГУАМ в Кишиневе, что Европа знает примеры признания малых государств?

Впрочем, догадаться не так уж и трудно. По некоторым данным, в Москве с затаенным дыханием ожидают начала переговорного процесса по признанию сербского края Косово. Если верить главе миссии ООН в Приштине Сорен Йессен-Петерсен, они должны начаться в конце текущего года. Однако украинские дипломаты уже сегодня отдают себе отчет: признание Косово предоставит дополнительные аргументы Тирасполю.

Не исключено, что решение по Косово будет принято в тот момент, когда участники переговорного процесса по приднестровскому урегулированию приступят к обсуждению будущего статуса мятежной республики. Именно на этом этапе, как свидетельствуют наши дипломатические источники, могут быть рассмотрены и российские дополнения к плану Ющенко.

Ну а пока что копья приходится ломать вокруг других вопросов. Один из них — проведение выборов в Верховный Совет ПМР. Как украинские дипломаты, так и представители ОБСЕ убеждали приднестровцев отложить праздник волеизъявления до тех времен, пока не будут готовы рекомендации специально созданной Международной оценочной миссии (МОМ). Обычно такой процесс занимает до восьми месяцев. Приднестровцы идею не восприняли: свой отказ аргументировали тем, что перенос декабрьских выборов вызовет «дестабилизацию политической ситуации в республике». Когда стало понятно, что приднестровцы не отступят, украинцы в дуэте с россиянами предложили, чтобы миссия работала в два этапа: в день выборов 11 декабря (исключительно для изучения ситуации) и после них. Представители ОБСЕ, ЕС, США восприняли предложение о первом этапе работы как попытку трансформировать МОМ в полноценную миссию наблюдателей, которая просто-напросто легитимизирует выборы. Следует заметить, что в создании ситуации с «двойными» выборами виноваты и сами авторы украинского плана: перед определением конкретных сроков необходимо было осведомиться насчет технических и организационных возможностей ОБСЕ. Сегодня уже понятно, что раньше осени 2006 года демократические выборы в Приднестровье под международным контролем провести не удастся.

Другой важный вопрос — проведение мониторинга оборонных предприятий Приднестровья. Здесь не поладили между собой сами стороны: в то время как молдаване с пеной у рта отстаивали необходимость инспектирования «подозрительных» объектов в течение 12 месяцев, приднестровцы достаточным сроком посчитали действие миссии ОБСЕ на протяжении трех месяцев. Причем, если поначалу тираспольские переговорщики еще готовы были идти на какой-то компромисс, после очередной вылазки в администрацию Смирнова (всего каких-то 10—15 минут езды от места переговоров) в самом категорическом тоне было заявлено: согласие «политического руководства» есть только на три месяца. В итоге сошлись на сроке от 3 до 12.

Не менее жестко приднестровцы отстаивали свои позиции и в вопросе утилизации боеприпасов: Тирасполь в который раз пытался доказать, что в 19 650 тоннах состоят гарантии приднестровской безопасности. Правда, объяснить «почему 19 650 тонн являются гарантией, а 14 450 тонн — нет?» представители самопровозглашенной республики так и не смогли. Кстати, в этом вопросе Украина выступила уже в тандеме с Соединенными Штатами, тщетно пытаясь перевести проблему утилизации в русло стамбульских договоренностей. Россияне настояли на том, чтобы обсуждение было вынесено на повестку дня отдельной рабочей группы. Но похоже, к наследию 14-й армии в Приднестровье участники переговоров доберутся еще не скоро.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК