Президент Литвы Валдас Адамкус: «Украина — европейская страна»

17 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 51, 17 декабря-24 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

…«Это были самые трудные переговоры в моей жизни», — так охарактеризовал Валдас Адамкус завершившиеся в Киеве консультации об урегулировании ситуации в Украине, где он выступил одним из посредников...

«Союз трех»: президенты Литвы Валдас Адамкус, Польши Александр Квасьневский и Украины Леонид Кучма
«Союз трех»: президенты Литвы Валдас Адамкус, Польши Александр Квасьневский и Украины Леонид Кучма
«Союз трех»: президенты Литвы Валдас Адамкус, Польши Александр Квасьневский и Украины Леонид Кучма

…«Это были самые трудные переговоры в моей жизни», — так охарактеризовал Валдас Адамкус завершившиеся в Киеве консультации об урегулировании ситуации в Украине, где он выступил одним из посредников.

Неудивительно, что со стороны Европы именно литовский и польский президенты вместе с верховным представителем ЕС Х.Соланой и генсеком ОБСЕ Я.Кубишем взяли на себя эту нелегкую посредническую миссию.

Ведь история польско-литовско-украинских отношений насчитывает несколько веков, а после обретения Украиной независимости это сотрудничество постепенно приобретает черты стратегического партнерства.

Во время выборов в Украине В.Адамкус призывал трезво относиться ко многим предвыборным заявлениям кандидатов в президенты и не отказываться от многолетней политики Литвы и Польши, направленной на то, чтобы Украина заняла достойное место в Европе. «Если Вильнюс или Варшава откажутся от проведения политики партнерства с Украиной, то в таком случае мы будем виноваты в том, что сами оттолкнули эту страну от Запада», — сказал президент Литвы.

…В октябре г-н Адамкус, во время вручения литовскому писателю премии Тараса Шевченко, так определил суть украинско-литовских отношений: «Литва — надежный партнер Украины и ее адвокат в трансатлантических и европейских структурах, с тем чтобы мы вместе могли идти не только культурным, но и политическим путем».

Мы встретились с господином Адамкусом накануне выборов в Украине, в то время, когда в самой Литве проходили выборы в сейм, а политические реалии в нашей стране были таковы, что «адвокатские» инициативы Литвы рисковали оказаться лишь благими намерениями. Добровольный арбитр Украины был в растерянности — каким путем все-таки пойдет наша страна? Оба кандидата на пост президента Украины в разное время посещали Литву, встречались с президентом и произвели на литовцев, прямо скажем, противоположные впечатления…

Тамошние дипломаты не скрывали, что время ответного визита Валдаса Адамкуса в Украину напрямую будет зависеть от победы того или иного кандидата. В случае победы Ющенко он был намечен на начало следующего года.

— Господин президент, в одном из залов вашей администрации висит картина «Князь Витаутас на берегу Черного моря», что она для вас значит?

— Прежде всего то, что отношения между нашими странами исчисляются столетиями, еще со времен польско-литовского государства. И несмотря на последующую непохожесть государственных образований, в которых мы жили, эта связь не прекращалась. После обретения независимости эта динамика сотрудничества усилилась и приобрела новое качество, что стало особенно ощутимо начиная с 2002 года. Создан фонд Шевченко, налажено партнерство в области науки и культуры. Вместе мы неоднократно принимали участие в бизнес-форумах. Да и сейчас, вступив в ЕС, Литва продолжает активно поддерживать Украину. В целом литовская политика заключается в том, чтобы добиться членства Украины в европейских альянсах и полностью включить в экономическую и культурную жизнь Европы.

— Роднит ли вас что-нибудь с нашей страной?

— C украинцами судьба свела меня еще в эмиграции, и я никогда не считал Украину и Россию одним целым. Для литовцев это всегда были два разных славянских народа, каждый со своей ментальностью, традициями, языком, культурой. И это понимание особенно укрепилось после того, как украинцы вместе с литовцами стояли на баррикадах во время штурма советскими войсками телецентра в Вильнюсе в январе 1991 года. Еще мне всегда импонировало наличие у ваших соотечественников высокого уровня самосознания. С удовольствием в этом плане ознакомился с книгой Л.Кучмы «Украина — не Россия». Очень радует, что украинцы и на государственном уровне начинают это осознавать.

— Какие отношения у вас сложились с нынешним Президентом Украины?

— С Леонидом Кучмой мы нашли общий язык….

— Как могут отразиться на отношениях наших двух стран результаты украинских выборов?

— Дело даже не в кандидатах, а в реалиях самой страны. Ориентироваться надо на вечные ценности: есть украинский народ, независимая страна Украина — и это факт. Литва заинтересована в демократическом развитии всех процессов в Украине. Это, в нашем понимании, гарантирует стабильность, рост благосостояния украинского общества в целом. Нет ничего более ценного в международной жизни, чем иметь богатых, стабильных и прогнозируемых соседей. Нам бы хотелось, чтоб Украина четко и ясно определилась и подтвердила свои европейские стремления. Ведь по своей сути вы — европейская страна.

— А если Украина не пойдет по демократическому пути?

— Всеми законными методами Литва будет помогать Украине в ее демократических начинаниях. Ведь мы хоть и не имеем общих границ, но все же являемся соседями. А это ко многому обязывает. Мы даже с Беларусью пытаемся строить конструктивные отношения, несмотря на довольно жесткую позицию Евросоюза по отношению к руководству этой страны. Наша политика в этом направлении всегда была осторожной и спокойной. Именно это подтолкнуло НАТО дать Литве полномочия вести переговоры с Минском от имени всего альянса.

То есть мы пытаемся быть политически корректными со всеми нашими соседями…

— И как дается вам эта политкорректность?

— Если честно, то очень нелегко. Но наше политическое посредничество приносит пользу всему Евросоюзу и помогает обозначить Литву на геополитической карте Европы. Это — один из наших политических приоритетов. Государство постепенно выходит из политической тени.

— Существует множество определений того, что же такое политика. Каждый состоявшийся государственный деятель по-своему формулирует это. Чем является политика лично для вас?

— Это не профессия, а определенный образ жизни, при котором ты себе не принадлежишь, только стране. А личное отступает на второй план. Есть одна цель, и ей подчинены все твои желания, действия и поступки.

А еще политика — искусство разумных компромиссов. В этом определении слово «разумных» хотелось бы выделить, особо подчеркнуть.

— Ваше определение касается только политики или жизни в целом? Как бы вы охарактеризовали в этом плане свою жизнь?

— Она разделена на несколько совершенно разных частей, каждая из которых так не похожа на предыдущую. Как будто бы я прожил несколько жизней в разных мирах, и единственным стремлением при этом было желание не потерять себя.

До 17 лет мой мир — спокойный, размеренный и прогнозируемый. Там все понятно и знакомо: родной дом, запах свечей, на ночь — бабушкины сказки. Потом школа, колледж, первая любовь. Вот я — успешный гимназист одной из каунасских гимназий, впереди — заманчивые перспективы, интересная жизнь. И вдруг в одно мгновенье все рухнуло. Война. Ее взрывной волной меня вышвырнуло в другой мир, который оказался антиподом предыдущему. Его реалии были таковы: большинство родственников — в Сибири, часть — в концлагерях, многие убиты. А я оказываюсь с родителями в германском лагере для беженцев. И это уже совсем иной мир. Он очень жесткий, выжить в нем можно только благодаря случаю и собственной силе воли.

На корабль, отходящий в Америку, я сел, имея пять долларов в кармане, а за плечами — лишь котомку со сменой белья и книжкой. На проезд зарабатывал там же, на пароходе, и когда прощался с капитаном, тот сказал, что из меня точно должно что-то путное получиться... Это была первая обнадеживающая фраза за несколько лет скитаний. Так я попал в следующий мир, который при всей своей неоднозначности оказался стартовой площадкой в будущее.

— Вы — единственный литовец, ставший руководителем крупной американской правительственной структуры. Кто вас рекомендовал?

— Своеобразной протекцией на всю жизнь стала моя первая работа в Чикаго. Надо было зарабатывать, и я поступил на автозавод. Трудиться пришлось тяжело, мы вытачивали и сортировали металлические детали. И каждый день мои руки были растерты в кровь. На улице я старался спрятать их от посторонних глаз. Вечером замазывал раны йодом, и к утру они немного затягивались. Но на следующий день все повторялось, и детали, которые мы изготавливали, были часто забрызганы кровью. Я вытирал их специально прихваченной из дому тряпочкой… А когда заканчивался рабочий день, выходил с завода, прятал руки в карманы латаной-перелатаной спецовки и смотрел вокруг, на шикарные дома и роскошные машины. При этом думал: самое эффективное лекарство от бедности — учеба и трудолюбие. Чтобы хорошо жить, необходим определенный уровень знаний, интеллекта. При первой же возможности стал учиться. Образование получал с каким-то остервенением, не давая себе передышки, ибо когда прерывался и соприкасался с реальностью, в которой пребывал, буквально спиной ощущал ледяное дыхание бедности. И каждый раз, когда лень брала верх над запланированной работой, чувствовал, как начинают болеть на ладонях «заводские» шрамы…

…И знаете, они до сих пор ноют, как только позволяю себе расслабиться больше положенного.

— И все-таки, кого бы вы поблагодарили за помощь в вашем тогдашнем становлении?

— Низкий поклон моим родителям и всей литовской диаспоре Чикаго. Без их поддержки ни я, ни все мое поколение эмигрантов никогда бы не состоялось.

Ведь мы не знали ни языка, ни страны, не имели денег. Но все-таки нам повезло — мы не были одиноки. Литовская диаспора в Америке к моменту нашего прибытия уже насчитывала более 200 тысяч человек. В основном это были эмигранты начала века, работали они на заводах, плохо говорили по-английски, но умудрились сохранить удивительную общность, создав своеобразный клуб взаимопомощи. Издавали свою литовскую газету, программу на радио и, самое главное, вкладывали всю силу и душу в нас, молодых. То поколение было первопроходцами, которые подготовили для нас почву. Мои родители тоже до конца жизни плохо говорили по-английски, но мама последние деньги откладывала на мою учебу. И никогда ничем меня не попрекнула…

— Что для вас значит такое понятие, как ностальгия? Как вы воспринимали Литву с каждым своим приездом на родину?

— Для меня это очень горькое, но возвышенное, патриотическое чувство. Я тосковал по тому миру, который оставил за океаном, и каждый день на чужбине сердце «раскрашивало» Литву все более яркими, добрыми и живописными красками. И все, что я делал, было направлено на то, чтобы в будущем вернуться. Такая возможность представилась в 1972 году…

Москва, 1971 год. Конференция по проблемам экологии, на которой присутствуют пять членов американской делегации, и, безусловно, я как эмигрант — объект пристального внимания КГБ. Власти долго не соглашались на мою командировку в Вильнюс, несмотря на то что было приглашение от родственников жены. Пришлось пригрозить чуть ли не международным скандалом. Мне разрешили приехать в столицу на пять дней, но приезд на родину стал для меня настоящим шоком. Я ходил по Вильнюсу и не узнавал своей страны. Нищенский ассортимент на прилавках магазинов, облупленные здания, повсюду — русская речь. И везде вместо цветов, скульптур и прочих мелочей, которые так любят литовцы, — советские памятники и коммунистические лозунги. Родственники увезли меня в Тракай — древнюю столицу Литвы, находящуюся в 25 км от Вильнюса. А когда возвращался оттуда, меня задержала тамошняя милиция на основании того, что я как иностранец нарушил закон и позволил себе отъехать на несколько километров дальше моего временного места проживания. Несколько часов я провел в отделении, и только статус члена официальной делегации спас ситуацию. Вернувшись в Америку, я понял, что с этого момента мое предназначение — быть на родине как можно чаще. Но приезжать доводилось редко, и только в 80-х годах, благодаря перестройке, это стало возможным.

В конце 80-х — начале 90-х я посещал Вильнюс очень часто. С радостью ощущал, как быстро меняется психология, растет гражданское общество, как возрождается моя Литва — та страна, которая навсегда осталась в сердце вместе с маминой колыбельной и бабушкиными сказками. Тогда, приезжая в Вильнюс, я чувствовал, что наполняюсь удивительной энергией, оптимизмом и даже молодею... Меня стали узнавать на улице, здороваться, приглашать на мероприятия. А когда после памятных политических событий предложили баллотироваться в президенты, понял, что это самая ответственная миссия в моей жизни. И день, когда меня избрали, считаю своим самым счастливым.

— Много лет вы посвятили проблемам охраны окружающей среды. А что вы можете сказать относительно экологии души литовского народа? Какая она, чем живет и какие изменения претерпевает? Как влияют на литовцев процессы всемирной глобализации?

— Экология — очищение от грязи. Это действительно очень широкое понятие. Основой ментальности литовца всегда были традиционные, веками проверенные ценности, которые формировали человека: его бережное отношение к стране, к ее истории, культуре и своим соплеменникам. Коммунистический режим многие из этих ценностей «запачкал». И обществу потребовалось четырнадцать лет независимости, чтобы очиститься от недавнего прошлого.

Теперь литовцы справляются с новым потрясением — глобализацией, которая затрагивает весь мир. Но большой трагедии я в этом не вижу. И наша задача — правильно сориентировать общество, чтобы оно могло взять все лучшее, что нам может предложить мир. При этом глобальной стандартизации можно избежать, если с детства был сформирован национальный стержень. Мы стараемся по этому принципу построить всю систему образования и воспитания. Программы национального возрождения составляют существенную статью расходов нашего бюджета.

— Как относитесь к «утечке мозгов»?

— Не считаю это национальным бедствием. Люди едут потому, что на Западе уровень жизни выше и больше возможностей заработать. Но все равно эмигранты — наш «иностранный капитал». И если в Литве условия жизни не будут отличаться от западных, уверен, многие вернутся. Но уже с багажом знаний, европейским опытом и счетами в банках. Ведь что бы ни говорили, уж я-то знаю: практически всех тянет домой. Просто одни имеют возможность и силу это осуществить, а другие нет.

— Вы возглавляете государство уже во второй раз. Чем отличается прошлый президент Адамкус от нынешнего?

— Наверное, теперешний более закрытый, сдержанный и ушедший в себя. Ко многим вещам я стал относиться более философски. С возрастом появляется странное чувство — когда на происходящие события смотришь как бы со стороны. Тебя уже не так затрагивают и ранят кулуарные интриги и слухи. Многое уже знаешь, через многое прошел. И в результате свою страну воспринимаешь гораздо объемнее и глубже, что дает возможность спокойно созидать, не отвлекаясь на раздражающие мелочи. И это мироощущение хочется передать следующим поколениям.

— Чем в этом плане вы могли бы поделиться с Украиной?

— Накопленным опытом во всех сферах жизни. Прежде всего относительно интеграции в ЕС. И конечно же, учитывая генетическое миролюбие вашего народа, хочется помочь ему последовательно добиваться своих целей мирным, законным путем. Ведь это в наше время особенно актуально.

Валдас Адамкус родился 3 ноября 1926 г. в Каунасе. Учился в одной из каунасских гимназий. Во время Второй мировой войны вступил в движение сопротивления за независимость Литвы, публиковал и распространял подпольную газету. В 1944 г. с семьей эмигрировал в Германию, где закончил факультет естественных наук Мюнхенского университета. Работал в международной просветительской организации YMKA, отвечал за перемещенных граждан мигрантов, выполнял функции председателя департамента физкультуры и спорта.

В 1948 г. на Олимпийских играх порабощенных наций выиграл золотую и серебряную медали в легкой атлетике. В 1949 г. эмигрировал в США. Работал на автомобильном заводе в Чикаго, затем практикантом в технической компании.

В 1960-м окончил Технологический институт в Иллинойсе по специальности гражданская инженерия. Возглавлял правление центра литовских студентов в США.

С 1967 года —президент организации литовцев-либералов. Активно участвовал в организации акций протеста против оккупации Литвы. Член правления Американо-литовского сообщества, вице-президент правления Американо-литовского сообщества, член Американо-литовского совета.

В 70-е, в период одной из крупнейших экологических катастроф на Великих Озерах, Адамкус был назначен начальником пятой зоны Агентства защиты окружающей среды (район Великих Озер ) и сумел справиться с последствиями экологического бедствия.

Занимал этот пост до 1997 г. Активно участвовал в деятельности Республиканской партии США.

С 1972 г., работая в должности координатора природоохранной помощи США странам Балтии, организовывал учебные поездки литовских ученых.

В 1993 г. возглавлял предвыборную президентскую кампанию Стасиса Лозорайтиса в Литве.
В 1996 г. активно участвовал в выборах в Литве, вошел в блок умеренно правых.

4 января 1998 г. был избран президентом Республики Литва.

В январе 2003 г. проиграл выборы Роландасу Паксасу.

В 2004-м, после импичмента Паксасу, был переизбран президентом Литвы.

Владеет русским, английским и немецким языками.

Женат. Детей нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК