Лорд Трамп Великий

29 марта, 18:07 Распечатать Выпуск №12, 30 марта-5 апреля

Лидер США "подарил" Нетаньяху перед выборами Голанские высоты.

Закон — словно паутина: шмель проскочит, а муха запутается. 

Народная мудрость 

Президент США Дональд Трамп методически разрушает конвенционное представление о политике своей страны на Ближнем Востоке.

Его решения становятся все более неожиданными. Они уже не связаны с предвыборными обещаниями и имеют сомнительную аргументацию. Даже больше: трудно утверждать, что они соответствуют американским интересам. Вместе с тем долгосрочные последствия его шагов могут сказаться далеко за пределами региона. 

В понедельник, 25 марта, Трамп подписал указ о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами. Международное сообщество и ООН признают эту стратегическую местность оккупированной территорией Сирии. Поэтому не удивительно, что, по признанию премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху, этим решением нынешний глава Белого дома обеспечил себе особое место в истории израильского народа, наряду с Киром Великим (старинным персидским царем, позволившим древним иудеям вернуться из Месопотамии в Иерусалим), лордом Бальфуром (министром иностранных дел Великобритании, признавшим право еврейского народа на создание "национального дома" в Палестине) и Гарри Трумэном (президентом США, приложившим личные усилия к созданию Израиля). Сам Трамп, приветствуя Нетаньяху на пресс-конференции в Вашингтоне, так глубоко историю не копал и назвал его просто "очень особенным мужчиной". Но, несмотря на разницу в дефинициях, вся церемония подписания документа выглядела так, словно Трамп пошел на нарушение ряда резолюций Совета Безопасности ООН и принципа невозможности изменения международных границ силой — только ради "особенности" Нетаньяху. Слова об иранской угрозе и мощности двусторонних отношений лишь подчеркивали центральную роль израильского премьера.

Для Израиля как государства подписанный американским президентом документ имеет не столь большое значение, сколь персонально для Нетаньяху. Голанские высоты с 1967 года вследствие Шестидневной войны находятся под израильским контролем, и в последние годы никто вообще о них не вспоминал. Нечего и говорить, чтобы кто-то настойчиво требовал от Израиля их оставить. Сирия заботится о выживании. Территориальный конфликт для Дамаска на сегодняшний день далеко не главный приоритет. В этих условиях реальное дипломатическое давление на Тель-Авив равнялось нулю, хотя соответствующие резолюции СБ ООН (№242 и №497) по оккупированным сирийским территориям оставались невыполненными.

Но Трамп решил почему-то именно сейчас признать суверенитет Израиля над Голанскими высотами. В указе он подчеркнул, что это должно помочь противостоять "агрессивным действиям Ирана и террористических групп, включая Хизбаллу, на юге Сирии". Неубедительная и очень сомнительная причина. Израиль юридически считает Голанские высоты своими еще с 1981 года, и признание их статуса президентом Соединенных Штатов может лишь усилить агрессию, а не остановить. Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф месяц назад на Мюнхенской конференции по безопасности предупреждал о риске военного конфликта, критикуя США и Израиль за нарушение международного права. И вот, пожалуйста, Иран получил замечательный свежий аргумент. 

Если же взглянуть на ситуацию в самих США, то действия Трампа кажутся абсолютно логичными. Последние несколько месяцев тема поддержки Израиля и борьбы с антисемитизмом стала там мощным инструментом борьбы между Республиканской и Демократической партиями. Информационная волна поднялась вокруг Ильхан Омар, конгрессвумен сомалийского происхождения от демократов, которая начала работу в Конгрессе только в январе этого года и уже успела столкнуться с рядом обвинений в антисемитизме. Ее прозрачные намеки на то, что Американско-израильский комитет общественных связей (АІРАС) лоббирует интересы Израиля в правительстве и Конгрессе США с помощью "бенджаминов" (стодолларовых купюр), вызвали большой скандал. Апогеем стало заявление Трампа: "Демократы превратились в антиизраильскую партию. Они стали антиеврейской партией, и это очень плохо". Под шквалом критики со стороны лидеров обеих партий Омар пришлось извиниться, но в контексте подготовки к президентским выборам 2020 года политики все чаще будут обращаться к теме Израиля, и от этого нет спасения, ведь благодаря израильскому направлению можно получить серьезную внутреннюю поддержку. Израильское лобби в США имеет широкую базу, и игра "Кто любит Израиль больше?" проводится там по всем правилам боев без правил. Очевидно, что сам Израиль должен быть не в восторге от такого положения вещей. Ему лучше, чтобы все американские политики любили его одинаково сильно. Но если все одинаковые, то и выборы будут не нужны. Здесь волноваться не следует. Трамп точно не допустит однообразия, и до 2020 года мы еще не раз услышим от него о поддержке израильтян. 

Решение американского президента приобретает смысл также в контексте развития политической ситуации в Израиле. Тезку "стодолларового президента" 9 апреля ожидают досрочные парламентские выборы. Учитывая чрезвычайно тесные отношения и координацию между Трампом и Нетаньяху, трудно поверить, что при подписании указа о Голанах Трамп не принимал во внимание избирательный процесс в Израиле. Конечно, принимал, и недаром американский президент после подписания отдал израильскому премьеру ручку с просьбой передать ее народу Израиля. Рейтинг Нетаньяху позволяет надеяться на успех, а подарок США однозначно увеличил его шансы удержать власть даже в условиях серьезных обвинений в коррупции в сфере обороны. Отношения с Вашингтоном израильтяне рассматривают как очень важный фактор. Имидж премьера, который может без каких-либо уступок получить от США практически невозможное, превращает Нетаньяху в уникальную кандидатуру. Поэтому недаром на этом фоне Трампа, который совсем недавно дождался положительных для себя результатов расследования спецпрокурора Мюллера о заговоре с российской властью, уже обвиняют во вмешательстве в израильские выборы. 

Политическая жизнь в демократических странах регулярно становится заложником избирательных гонок, поэтому рассмотрение вопроса о Голанских высотах сквозь призму выборов в США и Израиле является отображением реальности. Правда, такой подход, бесспорно, довольно поверхностный и банальный. Он не позволяет почувствовать всю глубину процессов, происходящих в регионе. Наконец, если Конгресс США не примет закон, одобряющий политику Трампа по Голанским высотам (сенатор Тэд Круз и конгрессмен Майк Галлагер продвигают соответствующие законопроекты), то следующий американский президент при желании может легко отменить подписанный в прошлый понедельник указ нынешнего главы Белого дома. Поэтому надо рассмотреть вопрос шире. Например, сенатор-республиканец Линдси Грэм подчеркивает, что решение Трампа "стратегически разумное и морально важное". 

Если мораль вообще существует в политике, то оставим возможность оценить моральную сторону действий политиков обществу. Нас больше интересует стратегический аспект их шагов. А стратегия, как представляется, начала рождаться где-то в 1990-х. За десятилетие противостояния Израиля и соседних стран было неоднократно доказано, что мирные соглашения не способны гарантировать мир. Подписанные документы могли положить конец противостоянию между государствами, но не гарантировали завершения войны на уровне группировок и отдельных лиц, которых одна сторона обычно считает террористами, а вторая — борцами за справедливость. Как бы сильно ни меняла договорная бумага реалии региона, успех договоренностей все же базируется на силе (военной) и экономике (торговле, инвестициях, инновациях). Сила и экономика позволяют надеяться на политическую лояльность внешней среды. Следует подчеркнуть — именно надеяться. О том, чтобы гарантировать, речь не идет. В современных международных отношениях только наивный верит в гарантии и политические договоренности. Поэтому на региональном уровне американцы и израильтяне сделали ставку именно на экономически-силовой подход. Политическое урегулирование для них отошло на второй план. 

За последних лет тридцать Израилю при поддержке США удалось создать достаточно солидную экономическую базу в отношениях с рядом арабских стран. Конечно, официально государства не имеют даже дипломатических отношений, объявляется бойкот израильским товарам, на самом же деле накапливается критическое количество изменений, которое, согласно законам диалектики, обязательно со временем трансформируется в качество. Прежде всего, конечно, речь идет об официальном признании и налаживании открытого сотрудничества. 

Параллельно на фоне активных действий Ирана по расширению своего влияния на Ближнем Востоке, а также неоднозначности вокруг иранской ядерной программы была создана мощная база для совместной работы и в сфере обеспечения национальной безопасности. Это особенно актуально для Саудовской Аравии, ОАЭ, других аравийских монархий. Контакты и координация происходили, хотя стороны и не хотели их афишировать. Как результат — арабские страны ныне уже не смотрят на Израиль как на врага. Главной внешней угрозой для них стал Иран. Это особенно было видно и чувствовалось, когда аравийцы единодушно с израильтянами призвали США во времена Обамы не подписывать ядерное соглашение с Тегераном, а потом так же вместе благодарили Трампа за проявленную мудрость и односторонний выход из договоренностей с Исламской Республикой. 

А что же упомянутая нами стратегия? Она оказалась рабочей и приносит свои плоды. Заинтересованность в сотрудничестве с Израилем — с одной стороны, и потребность в поддержке США — с другой создали в арабских странах необходимую базу для политической лояльности. Это и позволило Трампу легко принять решение по Голанским высотам, а еще раньше — о признании Иерусалима столицей Израиля и перенесения туда американского посольства. Арабский мир, конечно, формально выразил протест, но фактически принял новую реальность. Иерусалим отпускать было труднее, поскольку он все же мусульманская святыня. Голанские высоты хотя и стратегические, но просто арабская земля, поэтому с ними ситуация еще проще. Следующим шагом должна стать реализация плана, над которым активно работает старший советник и зять президента США Джаред Кушнер. Детали документа, который неофициально называют deal of the centur (соглашение столетия) и который должен завершить ближневосточный мирный процесс, обещают раскрыть после парламентских выборов в Израиле. То есть свидетелями триумфа или провала грандиозного плана мы станем уже в скором времени.

Возвращаясь к далеким Голанским высотам. Действия Трампа, к сожалению, однозначно использует Россия для оправдания аннексии Крыма. Эти две истории абсолютно разные, но Москва мастерски выстраивает целые параллельные миры, и придумать аналогию для нее — минутное дело. И как бы ни развивалась ситуация, Украина все равно должна сделать для себя вывод: исключительно сила и экономика позволяют надеяться на политическую лояльность внешней среды. Никаких гарантий и — тяжкий труд, чтобы ожидания стали реальностью. Эта стратегия проверена временем и работает. Все остальное — иллюзии. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно