"Как в Греции, только хуже"

2 ноября, 18:38 Распечатать Выпуск №41, 3 ноября-9 ноября

Бюджетный кризис в Италии угрожает Евросоюзу.  

Несмотря на требования Еврокомиссии, правительство Италии внесет на рассмотрение парламента бюджет, предусматривающий фискальный дефицит в размере 2,4% ВВП на ближайшие три года. 

Хотя общее правило для стран зоны евро, установленное Пактом о стабильности и росте, устанавливает "потолок" дефицита в 3% ВВП, ЕС требовал от Италии более сбалансированного бюджета, поскольку государственный долг страны составляет 133,4% от ВВП. Это второй показатель в Евросоюзе, — хуже дела с госдолгом обстоят лишь у Греции, много лет до кризиса наращивавшей долги, а теперь попавшей в ловушку неподъемных выплат, требующих все новых займов.

Однако правительство Италии, сформированное крайне правой "Лигой севера" и популистами из "Движения пяти звезд" и настроенное весьма евроскептически, пошло на экономический риск. Главной причиной этого шага были, собственно, популистские социально-экономические лозунги, ставшие важным фактором успеха обеих партий на недавних выборах. Премьер-министр страны Джузеппе Конте заявил, что бюджетные цели являются "разумными и смелыми", и что они будут способствовать как росту экономики, так и "социальному прогрессу", — иными словами, улучшению уровня жизни итальянцев. Деньги должны пойти на понижение налогов и на инфраструктурные проекты.

Даже министр экономики Массимо Триа — назначенный, впрочем, в свое время как компромиссная с ЕС фигура —защищал вариант бюджета с дефицитом в 1,6%, укладывающийся в рамки требований Брюсселя. Однако его голос услышан не был, — партийные интересы оказались важней. Лидеры коалиционных партий называют новый бюджет "бюджетом перемен". Но какими будут эти перемены?

Текущая ситуация

Заметим, что дефицит в 2,4% ВВП — это не уникально высокий показатель для Италии. С начала кризиса 2008 г. ни разу дефицит итальянского бюджета не составлял менее 2% ВВП, а в 2009 г. — худшем для европейских экономик, — он и вовсе перевалил за 5%. Однако это привело к росту госдолга, и потому предыдущее левоцентристское правительство ставило цель — в трехлетней перспективе сначала прийти к дефициту менее чем в 1% ВВП, а затем и вовсе провести первый для Италии за более чем 20 лет бездефицитный год.

Тем не менее меры экономии, которые Италия (как и другие значительно пострадавшие от кризиса страны ЕС) применила, серьезно повлияли на итальянское общество. В упавшем уровне жизни обвинили центристские партии, рейтинг которых все падал. На этом фоне начался миграционный кризис; именно Италия, наряду с Грецией, стала страной, куда по Средиземному морю прибывало больше всего беженцев. Классические противоречивые лозунги борцов с миграцией — "они отбирают наши рабочие места" и "они ничего не хотят делать, только совершают преступления и получают социальную помощь" — зазвучали с новой силой. Именно эти два фактора обусловили стремительный рост популярности партий, казавшихся прежде маргинальными и вот теперь взявших власть в свои руки.

В 2013 г. большинство итальянцев, по опросам, были согласны с тем, что государственный долг необходимо уменьшить. Через четыре года ситуация поменялась — итальянцы не готовы были более терпеть меры экономии. Дополнительным фактором для таких изменений стала высокая безработица: на сентябрь т.г. она составила 10,1%, третий показатель в ЕС после проблемных Греции и Испании. И более того: юг Италии в плане безработицы (особенно молодежной) является одним из наиболее проблемных регионов ЕС. В регионе этот показатель на 2017 г. составлял 19%, а на Сицилии и вовсе доходил до 21,5%. Для сравнения, средний уровень безработицы ЕС на тот момент составлял 7,6%.

Именно поэтому "Лига Севера", некогда бывшая сепаратистской партией с лозунгами в духе "хватит кормить отсталый Юг", переформатировалась за последние годы в общеитальянскую националистическую партию — с типичными для европейских националистов обещаниями улучшения экономического благополучия коренных жителей. Не меняя официального названия в уставе партии, они, однако, провели ребрендинг, пойдя на выборы под названием "Лига". И такие меры принесли им успех, — партия набрала 17,4% голосов на мартовских парламентских выборах. Более того, в течение последующего полугодия их правление (а фактическим главой правительства называют именно лидера "Лиги Севера" Маттео Сальвини), по-видимому, итальянцам понравилось: в конце октября опросы общественного мнения показывали поддержку правой партии на уровне 30—32% при падении рейтинга "Движения пяти звезд", другого участника коалиции, лишь на несколько процентов в сравнении с результатами выборов.

Возможно, именно закрепление общественной поддержки позволило правящим партиям пойти на конфликт с ЕС и предложить бюджет с относительно высоким уровнем дефицита. Более того, Италия на сегодня — одна из наиболее евроскептических стран ЕС: согласно опросу, 24% итальянцев проголосовали бы за выход из объединения. (Такой же показатель у Греции и Чехии, выше — лишь у Кипра и, конечно, Великобритании). К тому же в Италии больше всего неопределившихся по этому вопросу — 32%.

Перспективы

Однако бить в набат и предвещать выход Италии из ЕС не стоит. Даже партии, ныне находящиеся у власти, понимают, что подобная инициатива серьезно расколола бы их сторонников. И даже выход из еврозоны не кажется слишком вероятным; хотя из всех стран, имеющих общую валюту, именно в Италии ее поддерживают меньше всего, но эта поддержка все же превышает 50%. Осознавая это, Сальвини, еще некоторое время назад выступавший за то, чтобы Италия покинула европейские институции, сейчас заявляет: "Мы изменим ЕС изнутри". Он говорит о восстановлении единства через общие для Европы традиционные ценности; по сути, его видение очень близко к "Европе наций", о которых часто говорят французские правые.

Тем не менее, не оставляя Евросоюз, итальянское правительство идет на конфликт с его институциями. Новый бюджет, увеличивая дефицит, предусматривает уменьшение налогов, масштабную программу выплат в 780 евро безработным и бедным, а также создание 400 тыс. рабочих мест для молодежи. С точки зрения правящих партий, такие изменения не только улучшат положение итальянцев, но и за счет роста потребления и активизации экономики вследствие понижения налогов позволят стагнирующей итальянской экономике значительно ускорить рост.

ЕС находится в невыгодном положении, протестуя против таких изменений; как ранее грекам, итальянцам очень легко теперь обвинять ЕС в "неолиберальном людоедстве" и прочей "антинародности". К тому же, у европейцев есть пример того, как популистская и антидемократическая партия за счет роста социальных выплат может стабильно удерживать власть, — речь о Польше. Однако польская экономика — одна из наиболее здоровых в ЕС, а вот для Италии подобные политико-экономические изменения и, не исключено, закрепление власти популистов могут стать катастрофическими уже в среднесрочной перспективе. Более того, пострадать имеет шанс и экономика ЕС в целом.

Дело в том, что Италия является держателем как крупнейшего в абсолютном выражении госдолга в пределах ЕС, так и наибольшего объема проблемных кредитов в объединении. Экономический коллапс Италии запустил бы цепную реакцию, которая могла бы быть гораздо серьезней, чем вызываемая несколько раз экономическими проблемами в Греции. В начале октября, после того как стало известно, что правительство все же будет добиваться высокого дефицита, доходность по государственным облигациям Италии (индикатор рисков, связанных с вложениями в эти ценные бумаги) возросла до четырехлетнего максимума, а разница между доходностью по итальянским и наиболее проблемным в ЕС греческим облигациям была наименьшей с 2009 г.

Однако в конце октября показатель доходности несколько снизился. Это связывают с тем, что Италия избежала понижения кредитного рейтинга компанией Standard & Poor's. Теперь, как считает Антуан Буве, эксперт по рынку ценных бумаг, на мнение которого ссылается Bloomberg, "будет меньше заголовков, которые могут изменить оценки". Одной из причиной такого решения аудиторов считают тот факт, что на 2019 г. их прогноз по дефициту итальянского бюджета был выше 2,4%. Вполне возможно, свою роль сыграл имидж евроскептических партий; нельзя исключать, что, поставь такую цель умеренное правительство, ЕС не отреагировал бы столь жестко, а медиа не подняли бы такую волну паники. И сейчас инвесторы, по-видимому, занимают позицию "подождем — увидим". Если, в кейнсианском духе, планы правительства оживят экономику и позволят прекратить стагнацию — нередкую спутницу длительных мер экономии, катастрофы на рынках не предвидится.

Риски

И все же нельзя с уверенностью заявлять, что с Италией и ее экономикой в ближайшем будущем все будет в порядке. Во-первых, ее наверняка ждут санкции от ЕС за несоответствие бюджета требованием Еврокомиссии. Сами санкции в масштабах итальянской экономики не будут особо значительными, но они способны повлиять на позиции инвесторов в отношении Италии и в целом на европейские рынки, как и любой значимый конфликт внутри ЕС. Во-вторых и в-главных, в стране действительно назревает банковский кризис, о котором за разговорами о бюджете успели забыть. Как уже упоминалось, итальянские банки являются держателями огромного объема проблемных долгов — более 260 млрд евро, и хотя этот объем за последние годы уменьшился, он все еще остается крайне значительным. Кредитный рейтинг итальянских банков на сегодня ниже среднего для крупных банков ЕС на две ступени.

Итальянское правительство держит наготове меры в случае необходимости к возможной рекапитализации. Однако другой рукой оно же ухудшает положение для банков: дело в том, что они являются крупным держателем тех самых государственных облигаций, риски по которым так заметно выросли за последнее время в связи с действиями и обещаниями популистского правительства. И если окажется, что их меры по оживлению итальянской экономики не сработают, если инвесторы разочаруются в перспективах Италии, банки страны рискуют остаться с неликвидными бумагами "мусорного" уровня в качестве значительной части своего капитала. В таком случае Италия, возможно, станет предметом пристального внимания всего мира как место зарождения цепной реакции, создающей значительные проблемы для других банков стран ЕС, — по сути, как место зарождения нового кризиса. Наконец, вполне вероятно, что если ситуация в итальянской экономике ухудшится, "Лига Севера" все же исполнит свое предвыборное обещание и заблокирует продление санкций ЕС против России — в интересах итальянских предпринимателей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно