Импичмент. Почти официально

1 ноября, 19:14 Распечатать Выпуск №41, 2 ноября-8 ноября

Приняв в четверг после отчаянных дебатов резолюцию относительно процедуры проведения импичмента, Палата представителей сделала еще один весомый шаг к обструкции президенту Трампу.

© The White House / Flickr

Голосование отразило партийную принадлежность (232 против 196), за исключением двух сенаторов-перебежчиков, присоединившихся к республиканскому меньшинству, поскольку они представляют округи, в которых три года назад выборщики поддержали Трампа. Это дало формальные основания республиканцам говорить о двухпартийном непринятии того, что происходит в Конгрессе.

Руководство Великой старой партии осталось удовлетворено тем фактом, что, как заметил главный организатор меньшинства Стив Скализ, "все республиканцы голосовали против процесса импичмента в советском стиле… Можете убедиться в крепком единстве и поддержке президента и его политики". Впрочем, голосование не означает немедленного переформатирования закрытого расследования с дозированными утечками информации, что так раздражает хозяина Белого дома, в публичные слушания. Кроме того, правила предусматривают право вето главы специального комитета по импичменту на требования конгрессменов-республиканцев или президентских юристов вызвать свидетелей, задавать вопросы и т.п.

Эта неделя была важной, с точки зрения разворачивания расследования, поскольку впервые свидетельства давали два сотрудники Совета национальной безопасности, непосредственно причастные к проблемному телефонному разговору президентов Трампа и Зеленского, а также внутриадминистративных событий, которые свидетельствуют об искаженном в личных интересах Трампа процессе принятия решений относительно Украины. Их свидетельства, а также показания других полностью подтверждают картину, которую очертил временный поверенный в делах США в Украине Уильям Тейлор, и добавляют новые детали к поведению участников альтернативного дипломатического канала взаимодействия с официальным Киевом.

Жестким нападкам подвергся один из ключевых на сегодняшний день свидетелей — сотрудник Совета национальной безопасности подполковник Александр Виндман. То, что трехлетним ребенком он с родителями иммигрировал из Украины в США, дало основания спекулировать на тему его лояльности к стране проживания. Профессор права калифорнийского университета Джон Ю договорился до того, что охарактеризовал деятельность Виндмана как шпионаж. Под шквалом критики профессор был вынужден изменить содержание своей ремарки, сказав, что он имел в виду "шпионскую операцию украинцев". Кстати, работая в администрации Дж.Буша-младшего, Джон Ю был юристом, который доказывал допустимость применения пыток. Бывший конгрессмен Шон Даффи подверг сомнению лояльность подполковника к Соединенным Штатам, и это несмотря на то, что Виндман имеет безупречную репутацию, отслужил в Южной Корее и Германии, за участие в боевых действиях в Ираке награжден медалью "Пурпурное сердце".

Весной с.г. подполковник впервые почувствовал, что, наряду с официальной политикой относительно Украины, существует другая, построенная на фальшивом нарративе. Во время совещания после завершения встречи с секретарем СНБО Александром Данилюком Виндман сказал послу США в ЕС Гордону Сондланду, что его требование к украинцам провести расследование в отношении Джозефа Байдена и его сына не относится к вопросам национальной безопасности, так что подполковник в этом не будет участвовать. Как и его непосредственный руководитель Фиона Хилл, Виндман проинформировал главного юриста СНБ о недопустимых заявлениях Сондланда. Подполковник участвовал в телефонном разговоре президентов 25 июля, ставшем триггером процедуры импичмента. По его словам, требование к другому правительству проводить расследование в отношении американского гражданина недопустимо. "Я понял, что, когда Украина начнет расследование в отношении Байдена и "Бурисмы", это будет расценено как небеспристрастная игра, которая, бесспорно, закончится потерей Украиной двухпартийной поддержки. Это все подорвало бы национальную безопасность США", — сказал чиновник. Согласно процедуре, он отвечал за редактирование текста телефонного разговора, сверку ее с аудиозаписью. Виндман заметил несколько пропусков слов Трампа, в частности и связанных с Байденом, а также подмену слов, произнесенных Зеленским. Возможно, именно его замечание по поводу несоответствия записи и вызвало решение поместить текст разговора в наиболее защищенную компьютерную систему, которая используется для хранения информации с наивысшими грифами секретности.

Еще одним подтверждениям деформации установленных процедур выработки решений в Белом доме стало то, что вместо подполковника Виндмана, который в СНБ непосредственно отвечал за Украину, в брифинге президента по результатам визита министра энергетики в Киев участвовал бывший помощник одного из республиканских конгрессменов Кашяп Патель. Руководство СНБ решило, что критическое видение Пателя относительно Украины, которое, похоже, хотел услышать Трамп, контрастировало бы с положительными исследованиями Виндмана, что могло послужить причиной конфликта.

Слова бывшего сотрудника СНБ Тима Моррисона о том, что в телефонном разговоре президентов из уст Трампа не прозвучало ничего такого, что можно было бы считать незаконным, подхватили республиканские конгрессмены. Тем временем, учитывая содержание ответов бывшего должностного лица и другие эпизоды истории, демократы не считают это подтверждением невиновности руководителя Белого дома.

Действующий помощник госсекретаря, который курирует бюро европейских и евразийских дел, Филип Рикер сообщил о нежелании госсекретаря вступиться за карьерного дипломата, посла США в Украине Мари Йованович, с которой так несправедливо поступили.

Свои свидетельства дали два бывших советника спецпредставителя по переговорам относительно Украины Курта Волкера. Кристофер Андерсон указал, что после акта российской агрессии против украинских катеров 25 ноября 2018 г. работники государственного департамента подготовили заявление с осуждением эскалации ситуации россиянами, но высокое должностное лицо в Белом доме заблокировало его обнародование. При таких условиях Курт Волкер опубликовал в своем Твиттере заметку, в который осуждал агрессию. Катерина Крофт подтвердила слова Уильяма Тейлора относительно эпизода видеосовещания, на котором представитель офиса бюджета и менеджмента Белого дома сообщил о поручении приостановить предоставление Украине помощи, полученное руководителем офиса от главы администрации, который, в свою очередь, выполнял указание Трампа. Она также сообщила, что, работая в Совете национальной безопасности в 2017 г., неоднократно слышала призывы лоббиста Роберта Ливингстона уволить посла США в Украине Мари Йованович, которая якобы является "пережитком Обамы". Впрочем, пани Крофт так и не узнала, в чьих интересах работал лоббист.

Бывшему советнику президента по вопросам национальной безопасности Джону Болтону принадлежат слова, что "Джулиани — это ручная граната, которая подорвет все", так что его свидетельства могут стать кульминацией процесса. Однако его адвокат сообщил, что клиент не планирует добровольно появляться на закрытых слушаниях, впрочем, он не исключил такого появления, если конгрессмены пришлют ему повестку. Причина этого может заключаться в желании бывшего приближенного к Трампу Болтона как можно скорее дописать книгу о "внутренней кухне" Белого дома, которая, собственно, и будет иметь взрывной эффект, обеспечив политическому "триллеру" статус бестселлера. 

Кстати, это именно тот адвокат, который пытается доказать в суде, что другой его клиент — бывший заместитель Болтона Чарльз Куперман — не должен давать свидетельства Конгрессу даже после получения повестки, поскольку президент применил исполнительную привилегию — механизм запрета (в интересах общества) сотрудникам исполнительной ветви власти разглашать информацию. Несмотря на абсурдность иска (ведь на момент вызова в следственную комиссию Куперман уже не находился на государственной службе), это узаконило его игнорирование следственной комиссии по крайней мере до декабря, когда можно ожидать решения суда.

Госдепартамент согласился с требованием суда, который рассматривает иск неправительственной организации "Американский надзор", обнародовать документы, связанные со скандалом, включительно с перепиской между государственным секретарем Майком Помпео и личным адвокатом президента Рудольфом Джулиани.

Слушание за закрытыми дверями будут проходить, пока демократы не сформируют основательную базу, которая позволит им в публичных слушаниях продолжать наступательную операцию против Трампа. Из обнародованных выступлений ряда должностных лиц, а также из комментариев конгрессменов мы уже имеем общее представление обо всем деле. Если Джон Болтон, который не без перепалки с Трампом оставил свою должность, не удивит нас сенсационными изобличениями, то от мастерства главы специального комитета Адама Шиффа, который будет проводить публичные слушания, председателя юридического комитета Джерри Надлера, который будет урегулировать процедурные вопросы, а также спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси как единого голоса демократов будет зависеть, склонятся ли в сторону вины весы публичного мнения относительно Трампа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно