ЕСЛИ БЫ ПАНКИСИ НЕ БЫЛО, ЕГО СЛЕДОВАЛО БЫ ПРИДУМАТЬ

11 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 11 октября-18 октября 2002г.
Отправить
Отправить

Вернись, я все прощу? Пожалуй, таких напряженных дней, как накануне кишиневского саммита глав государств СНГ, Грузия давно не помнит...

Вернись, я все прощу?

Пожалуй, таких напряженных дней, как накануне кишиневского саммита глав государств СНГ, Грузия давно не помнит. По атмосфере, царившей в грузинской столице в эти дни, создавалось впечатление, что в Молдавии решалось, будет ли новая война. И поэтому, начиная с 11 сентября, когда Путин заявил о намерении России навести порядок в Панкисском ущелье, в лесах которого, по информации российских источников, засело до двух тысяч террористов, а, по данным силовых ведомств Грузии, — не более 500 боевиков, официальный Тбилиси предпринимал значительные усилия по очистке Панкиси. Хотя и руководители силовых ведомств, и официальный представитель Аслана Масхадова в Грузии Хизри Алдамов, и грузинские политологи, и даже рядовые граждане страны, с которыми довелось побеседовать, единодушны: проблема ущелья не политическая, а исключительно криминальная. И еще: она спровоцирована Россией.

Во-первых, потому что в России не за горами президентская предвыборная кампания, и Путину придется отчитаться перед народом, почему в Чечне продолжают гибнуть простые российские парни — по 30 человек в день, в то время как генералы уже несколько лет как отрапортовали о разгроме чеченских формирований. Ну не поверят же люди, что в лесах, куда ушли боевики, просто не хватило сортиров, чтобы их «мочить». Зато тому, что в затягивании войны виновата Грузия, поверят безоговорочно — благо, пропагандистская машина России работает хотя и топорно, но без сбоев.

Во-вторых, претендующая на роль регионального лидера Россия совсем не желает выпускать из сферы своего контроля Кавказ и, в частности, Грузию, сразу после распада СССР почти послушную воле старшей сестры и даже допустившую размещение на своей территории ее военных баз, но постепенно выходящую из-под контроля. В Тбилиси официально принимают Масхадова и, единственные в СНГ, допускают открытие диппредставительства Чеченской Республики Ичкерия, Грузия заявляет о намерении вступить в НАТО и интегрироваться в Евросоюз, принимает военную и финансовую помощь США. Все это раздражает Россию, но когда при содействии США был заложен первый символический камень в финансируемое США строительство нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и Вашингтон выделил для его строительства два миллиарда долларов, раздражение перешло в ярость, и министр обороны России Иванов начал угрожать Грузии превентивными ударами. Угрозы эти министр обороны Грузии Давид Тевзадзе, по свидетельствам очевидцев, прокомментировал коротко: «Надорвутся!»

Стандарт — что дышло

Поводом для этих угроз стал прорыв группы боевиков Гелаева в Ингушетию, где под Галашками им был дан бой федеральными войсками. В бою подбили российский вертолет, были раненные и убитые с обеих сторон, и даже один английский журналист, в паспорте которого стояли визы Грузии. Как это могло произойти, мы попросили объяснить начальника департамента защиты государственной границы Грузии генерал-лейтенанта Валерия Чхеидзе.

— Валерий Сергеевич, по версии российских СМИ, боевики Гелаева были доставлены в Ингушетию вертолетами Министерства обороны Грузии. Что вы об этом знаете?

— В Министерстве обороны всего 12 вертолетов, из которых десять — «Ирокезы», подаренные США. Да еще у пограничников аж три (!) вертолета. Все они на учете. Кроме того, если бы из Грузии в глубь России летели вертолеты, разве их не зафиксировали бы российские системы ПВО? Они говорят, что, по их данным, 400 боевиков Гелаева прорвались из Грузии 1 сентября. Бой же начался 27 сентября. И что же они, извините, делали эти 27 дней? Говорят: отслеживали, прослеживали, посадили в котел. Почему же не дали бой прямо на границе, а предоставили им возможность совершить стокилометровый рейд, посеяв панику среди мирного населения?

На грузинско-ингушском участке границы 400 человек незамеченными пройти не могут — там одна узкая тропа. Представляете себе эту цепочку, растянувшуюся на километр? При современных средствах космического наблюдения и приборах ночного видения их что, нельзя было заметить? Российские СМИ сейчас сообщают о том, что во время боев в Галашках убили английского журналиста с грузинской визой в паспорте. В чем проблема, если корреспондент официально купил визу и въехал в Грузию? Он фиксировался два раза при пересечении государственной границы на КПП «Тбилиси — аэропорт». 8 августа он официально улетел из Тбилиси в Лондон. А как оказался в Галашках — через Находку, Калининград или Владивосток — это проблема русских.

— А в чем, по-вашему, проблема Панкиси?

— Панкисская проблема — это следствие чеченской войны, а не наоборот. Во время грузинско-абхазского конфликта в 1992—93 гг. мы были не в состоянии закрыть грузинско-абхазский участок границы, через который проникали чеченские боевики, представители конфедерации горских народов, созданной в спешном порядке, волонтеры из Приднестровья. Мы просили Россию: перекройте границу, помогите. Но нам отвечали: знаете, это ведь граждане России, мы не можем им препятствовать в передвижении.

Отправной точкой я бы назвал этот момент, хотя ни в коем случае не хочу представить создавшееся в Панкиси положение как «око за око».

Я принимал участие в абхазской войне и видел своими глазами, как российские Су-25 бомбили мирное население, как чеченские боевики (в том числе Гелаев, Яндарбиев, Басаев) руководили батальонами, которые воевали против нас. В свое время движение «Талибан» породила пакистанская разведка не без помощи американской.

Я служил пять лет в Афгане и знаю, откуда ноги растут. Двойные стандарты всегда боком выходят.

После начала первой чеченской войны панкисской проблемы не существовало и чеченских боевиков здесь не было, даже несмотря на то что этот участок границы Чечни с Грузией не был закрыт с российской стороны — ни одного человека! С нашей же стояли только мелкие посты. Да и разве можно сравнить наши возможности с возможностями Российской Федерации! В 1999 году президент России обратился с просьбой к правительству Грузии разрешить право свободного прохода с территории Грузии в Чечню войсковых подразделений и выставления на территории Грузии пограничных застав и постов, что означало втягивание Грузии в эту войну. Фактически предлагалось перенести боевые действия на территорию Грузии. До 1995 года у нас была договоренность с руководством России, с федеральной пограничной службой. По воле нашего правительства и президента, на наших пограничных заставах, на чечено-дагестанском участке присутствовали российские пограничники. И они ни одного перехода не зафиксировали!

В 1995—96 годах ФСБ положила на стол Ельцину серьезный аналитический документ, где черным по белому было написано, что рельеф, месторасположение и возможности Грузии ограничивают саму возможность поставок вооружения и чеченских боевиков, потому что этот участок госграницы почти на 6— 7 месяцев закрыт — 15 дней назад там уже выпал первый снег (в сентябре. — Авт.). В Панкисском ущелье более ста лет с ведома старейшины одного из сел Джоколы живут этнические чеченцы кистинцы, они ушли сюда, не желая участвовать в кавказских войнах, ассимилировались, вступали в смешанные браки с грузинами, меняли свои фамилии на грузинские. И вот начиная со второй чеченской войны в долину хлынули беженцы.

Только на Аргунском направлении (это в районе Шатили) до 26 декабря вошло приблизительно 2670 женщин, стариков и детей. Были среди них и мужики, конечно, раненые. Я сам видел, как женщина (беженка) несла на руках своего мертвого годовалого ребенка, даже не зная, что он умер, замерз при переходе. Эти люди передвигались только по ночам, потому что день и ночь их бомбили авиация и артиллерия.

И что, мы должны были в это время разворачивать этих несчастных в ту мясорубку? Рука бы не поднялась. Я был свидетелем и того, как мужики доводили свои семьи до границы, говорили: «Слава богу, я спокоен за семью, пусть живет там, а я пошел воевать».

Разворачивались и уходили, не переходя в Грузию. На том участке ни во время первой войны, ни во время второй не было ни одного русского — до закрытия с их стороны границы (это 81 километр 700 метров).

— А насколько хорошо она закрыта со стороны России?

— Три тысячи человек, Итумкалинский пограничный отряд. У меня на всем протяжении чеченской, ингушской и дагестанской границы 320 человек. Есть разница? И еще есть вторая линия обороны — подразделения Минобороны. Вся группировка на этом направлении насчитывает около 7—8 тысяч. Граница — это сплошной горный массив с перепадами высот от двух тысяч до 4600 метров над уровнем моря.

Она проведена по карте условно по разделу Главного Кавказского хребта, официальных переходов там нет. От Панкиси до границы ближайшее расстояние — 70 километров. Панкисская проблема носит больше криминальный характер, чем политический, но из нее сделали политическую проблему.

Слава богу, мы оказались не одни в этой ситуации. Верховная Рада и правительство Украины сделали свои заявления, Евросоюз зафиксировал свою позицию четко и ясно, США оказали мощную поддержку со стороны Госдепа. В СНГ мы не одиноки, Азербайджан и Украина высказались. Ведь никто из находящихся сейчас в Панкиси чеченцев не заканчивал там школу и не является уроженцем этих мест. Они пришли из России, они ее граждане. Их запустили сюда, и я подозреваю, что это было сделано сознательно. Три года идет война. Из Грузии протащить боеприпасы для нее физически невозможно, тем более что в течение семи месяцев перевалы закрыты. Единственный круглогодично открытый перевал — через Аргунское ущелье и Шатали на Итум-Кали. Но там группировка — дай бог, и ущелье полностью контролируется, дороги целиком перекрыты. В Шатили находится миссия ОБСЕ. Вы думаете, что те 500—600 боевиков, которые находились в Панкиси, могли создать проблему для 100-тысячной российской группировки? Россиянам надо просто оправдать свою трехлетнюю бездарность. Как в Афганистане планировались операции, так и здесь. Генерал накроет лапой карту, скажет: «Бомбить будем здесь». И следует ковровое бомбометание.

Там, в кишлаке, в ауле или в селе может 20—30 боевиков скрываются, а из-за них 200 домов снимают. Конечно, это автоматически настраивает население против. В итоге получили партизанскую войну. А в такой войне ни одна армия мира не побеждала.

— А что вам дает основание утверждать, что грузинское село в Панкиси недавно бомбили именно русские самолеты?

— Они летели со стороны России. У нас-то навигационная служба есть, слава богу, новое оборудование, подаренное нам американцами. Все было зафиксировано.

— Но вы к войне готовитесь, стягиваете как-то силы?

— Да, мы увеличили сейчас на Ингушском направлении свое присутствие. Недавно там задержали четырех наемников, трое из них арабы, борцы за веру. Будем так их называть — мощный исламский фактор нельзя списывать одним махом. К сожалению, наши ресурсы на исходе, есть проблемы с финансированием и материальным обеспечением. Придется в следующем году вносить какие-то коррективы за счет других участков границы.

— Сколько лет вы возглавляете департамент?

— С 16 июня 1993 года.

— Сталкивались ли вы за эти почти десять лет с существованием стабильных наркоканалов? Как ликвидированных, так, может быть, и нет?

— В Грузии есть три основных наркоканала. Один — через Абхазию с ее сепаратистским режимом, второй идет из России через Цхинвальский регион (Южная Осетия). Есть поступления и из Азербайджана. Но если грузины конфликтуют с абхазцами и осетинами, криминалитет исповедует полный интернационализм. Через единственный официальный пункт пропуска Верхний Ларс (в Казбеги) тоже завозились наркотики. Но как их выявить, не обладая предварительной оперативной информацией? Провезли, например, недавно килограмм героина в телевизоре, но мы об этом узнали уже потом. Конечно, это проблема общая для всех стран. Если бы не было Панкиси, России его следовало бы придумать.

— Может, проблема заключается в утере Россией контроля над Грузией, в неучастии в строительстве нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан?

— А кто запрещал России участвовать в открытом тендере? Но, думаю, не только это беспокоит ее — Грузия однозначно высказалась за вступление в НАТО, политическое решение и рекомендация Совета Безопасности есть, прорабатывается поэтапный план вступления в альянс. Пограничники тоже будут переходить на евростандарт, нести службу как полицейская структура — правоохранительный и административный орган. Кстати, неоценимую помощь в становлении пограничной структуры Грузии оказал Виктор Иванович Банных (бывший председатель Пограничной службы Украины). Спасибо за это большое.

— А как вы сотрудничаете с российскими коллегами?

— На фоне так называемой холодной войны мы стараемся в политику не лезть. Провокации какие-то были, но мы их по носу щелкнули, факты предъявили. Помните историю с летающим пастушком, которого Путин наградил орденом? Квартиру ему дали, 50 тысяч долларов. В СМИ проскальзывало, что бравый пастух пришел и предупредил русских о готовящемся нападении террористов. На самом деле он напился, повздорил со своими местными и перешел в Россию. Его взяли, начали трясти, он и говорит: «Меня прислал сюда Гелаев, чтобы проведать эту дорогу». А когда его прижали, он и заявил: «Я ведь пришел предупредить российских солдат». Владимир Владимирович его орденом за мужество наградил.

Много подобной дезинформации проходило. О том, например, что Басаев отдыхал у нас в Сванетии, в Боржоми. И это тот, который зачищал сванские села! Да сваны бы его тут же растерзали! Но, кстати, находясь в Грузии, в Панкиси, боевики криминал не допускали. Люди Гелаева почти год жили в ущелье и не были замечены ни в торговле наркотиками, ни в похищении людей. Это не то что басаевцы, которые в Гаграх головами грузин в футбол играли. Или братья Ахмадовы, попавшие сюда уголовники, которых надо судить. Эдуард Шеварднадзе, между прочим, сказал в интервью телекомпании «Рустави-2», что Гелаев интеллигентный порядочный человек. А в ущелье силами всех силовых структур проведена уникальная операция. Вход туда практически заблокирован, и первая военная фаза закончена. Началась фаза борьбы с криминалом. А это уже работа МВД.

Надеюсь все же, что в России восторжествует разум, ничего хорошего военный конфликт не принесет, в первую очередь ей. Какова цель вторжения России? Навести порядок в Панкиси? Он наведен. Совершить здесь государственный переворот? Не получится.

— Почему?

— Потому что я гарантирую, что многие возьмут оружие и уйдут в леса. И я буду одним из первых.

Зона особого внимания

В Панкиси, на первый взгляд, и впрямь спокойно. Территория контролируется пограничниками, внутренними войсками МВД и спецназом комитета госбезопасности. В ней существуют открытые и закрытые зоны для журналистов. Представители СМИ при наличии разрешения министра внутренних дел могут сколько угодно общаться с кистинцами и беженцами, но попасть в село, которое бомбили якобы русские самолеты, или углубиться в лес не получится. Долина, судя по всему (и, в частности, по наличию многочисленных блок-постов, танков, бэтээров и зениток, ночью используемых для освещения), действительно контролируется, горы же — вряд ли. Хотя представители внутренних войск в официальной беседе и утверждают, что не встречали там ни землянок, ни других следов длительных стоянок, из неофициальных бесед становится понятно, что в ущелье до последнего времени существовал как минимум один стабильный наркоканал.

В 28 километрах от ущелья на строительстве Кодорской ГЭС трудятся сотрудники китайско-грузинского СП. В прошлом году стройка была неожиданно обстреляна из гранатомета, «Кто стрелял, не установили. Скорее всего, это была провокация», — сказал журналистам командующий внутренними войсками МВД Грузии Георгий Шервашидзе. — Сейчас все строители в безопасности и передвигаются по Панкиси без охраны».

Беженцы, по их словам, живут «по-свински», но здесь хотя бы не рвутся снаряды. Хоть и существует постоянная опасность быть выданными обратно, в Россию. В Кишиневе два президента договорились в числе прочего и о том, что представитель России приедет в ущелье — уговаривать беженцев возвращаться назад. Поверят ли они в свою безопасность там? Вряд ли, они уже никому и ничему не верят. Тем не менее попытку представителей Российской Федерации не стрелять, а договариваться нужно всячески поддерживать.

Между тем Грузия уже который год не оставляет надежду договориться с северо-восточным соседом о выводе его войск со своей территории.

По данным верификации, на территории Грузии Россия имеет: 241 единицу бронетехники, 140 единиц артсистем, 153 танка, 6500 человек на военных базах в Ахалкалаки и Батуми и 1600 миротворцев в Абхазии и Южной Осетии. Для сравнения: сама Грузия владеет семью штурмовиками Су-25, девятью учебными самолетами Л-29 и 15 вертолетами, среди которых американские «Ирокезы» и четыре ударных вертолета Ми-24, 120 танками, 139 единицами бронетехники и 110 единицами артсистем. С 1997 года действует договор «О статусе пребывания российских военных баз на территории Грузии», предусматривающий согласование с Минобороны Грузии всех передвижений российских военных на расстояние более 25 километров. Несмотря на это, 1 октября возле Кутаиси грузинскими властями была задержана колонна, в которой были 30 безоружных (!) российских офицеров, не потрудившихся спросить у хозяев территории разрешения на такой марш-бросок. Грузины надеются, что это задержание станет предупреждением для возможных последующих провокаций.

Заместитель министра обороны Грузии по международным отношениям Гела Бежуашвили так прокомментировал присутствие в стране иностранных военных баз.

— Кроме Грузии, их еще имеет и Армения, правда, по своей воле. Она определила российское военное присутствие как часть своей национальной безопасности. И как суверенное государство имеет на это право. Но параллельно и мы имеем право заявить, что не хотим этого присутствия на нашей территории. Что, к сожалению, не могут понять и болезненно воспринимают наши российские коллеги. Российские базы оказались на нашей территории в силу абсолютно объективных причин, но теперь объективные же обстоятельства требуют их вывода.

В 1999 году стамбульским саммитом ОБСЕ было принято решение — Грузия заявила на весь мир, что не хочет видеть российское военное присутствие на своей территории. Сейчас остался один вопрос — сроки. Россия говорит: нам надо 11 лет, чтобы выйти из Грузии. Мы же утверждаем, что, по всей логике, им хватит трех лет. Ведь из Прибалтики 40-тысячный контингент вывели в течение года, почему же семитысячный, из которого половина — местное население, нельзя вывести за три?

Сейчас идет процесс переговоров, очень тяжелый, кстати, процесс...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК