Почему Россия проиграет войну

09 мая, 2022, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

О силе земли, правды и людей

Говорят, Бог не возлагает на человека больше испытаний, чем тот может вынести. Если так, то украинцы — особенный народ. 24 февраля на наши плечи опустилась вся тьма современной человеческой истории: коллективная психопатия России, помноженная на сломанную душу Беларуси, помноженная на коллективное «скорбное бесчувствие» Запада, помноженная на прагматичный цинизм остального мира, помноженная на наши собственные человеческие слабости и исторические грехи. Целое цунами зла обрушилось на нашу нацию, — и мы выстояли.

Путин и конец света

К этой войне Путин готовился долго, почти всю жизнь. И в ленинградских подворотнях, где не было истины иной, чем истина насилия. И в школе КГБ, где учили главному: продаются, обманываются, запугиваются все. И в социалистическом Дрездене, где, видимо, первый (но не последний) раз почувствовал наслаждение власти над купленным, обманутым, запуганным немцем. И во времена перестройки, когда родилась его злоба к этой такой непостижимой и потому такой чужой силе под названием «свобода». И в ельцинские времена, когда эта чужая сила почему-то расцвела. И в первые годы его президентства, когда россияне начали радостно возвращаться в рабское состояние, а украинцы — почему-то нет. И в последующие годы его пребывания при власти, когда ему, как тому Антихристу, поклонился весь мир, соблазненный, обманутый, запуганный, а украинцы — почему-то нет.

Годами в этом маленьком никчемном человеке вызревали две вещи: комплекс мессии и чувство незаконченного дела. Дела под названием «Украина». Возвращение Украины должно было стать завершающим актом его царствования, подарком потомкам, триумфальным началом нового, путинского государства, которое на века пережило бы Путина. Путинский борзописец Сурков писал, что лишь грядущие поколения смогут достойно оценить и постичь все значение явления под названием «путинизм». Планы были имперские – да только вышло все значительно быстрее и совсем не так, как полагали «имперцы».

Читайте также: The Guardian: Что бы Путин ни решил 9 мая, это будет опасно для России

2022 год стал третьим подходом, третьей попыткой «взять вес» после проваленных попыток 2004-го и 2014 годов. С украинским народом он испробовал все, чему его учили в школе КГБ. Над тем, чтобы привести Украину назад в имперское стойло, десятилетиями работали самые дорогие технологи, самые богатые олигархи, самые подлые политики. Все напрасно. Украина не пугалась, не обманывалась и не продавалась. Осталось одно: наплевать на все, прийти и взять. Это ради этого момента он годами копил нефтегазовое золото в казне. Это ради этого момента он накачивал россиян духом милитаризма и шовинизма, приучал по-гитлеровски, что мораль не должна мешать проливать кровь в интересах империи. Накопил, накачал, приучил — и отдал приказ бомбить.

Василий Артюшенко, ZN.UA

«Ох уж эта ваша незалежность…»

Россияне вошли в Украину, как восемь десятилетий назад входили немцы, — с куражом, музыкой и нескончаемым пренебрежением к «человеческому материалу», населяющему украинскую землю. Это тоже одна из тех вещей, которые россиянам годами прививал Путин. Усилиями пропаганды Украину превратили сначала в некоего нелепого соседа-селюка, у которого все априори хуже, чем у великой России, а потом уже — и во враждебную нацию, состоящую из «нацистов», с одной стороны, и нацистских коллаборантов — с другой.

Отсюда идея о коллективной вине Украины, которую та должна искупать как минимум в течение одного поколения. Отсюда тупая бессильная варварская злоба. Потому что не увидели они здесь перед собой ни бестолковых селюков, ни нацистов, ни коллаборантов, ни гражданских с цветами и слезами счастья на глазах. А увидели свободных людей, у которых было достоинство, мужество и лучшая, чем у них, жизнь. Украинская «незалежность», над которой они привыкли посмеиваться, оказалась огромной, как небо, а «русский мир» — маленьким и корявым, как душа мародера.

Недаром именно в Буче они так свирепствовали — в городе красивом, зажиточном, таком непохожем на депрессивные местности, из которых прибыли российские войска. Именно там, в Буче, где люди не скрывали своей ненависти к оккупантам и где в том числе усилиями гражданских была разгромлена одна из первых и крупнейших российских военизированных колонн, пошел отсчет геноциду украинцев как народа. Это была классическая карательная акция в стиле гитлеровцев. С той только разницей, что гитлеровцы начали карательные акции против гражданского населения спустя месяцы после нападения, а путинцы — уже на вторую неделю.

Россия умерла на углу Пушкинской и Лермонтова

Нечто непостижимо греховное, позорное и самоубийственное есть в этой войне. Если посмотреть на карту, то разрушенный россиянами Ирпень под Киевом похож на книжную полку с произведениями российских классиков. Улица Пушкинская там пересекается с улицей Лермонтова. Улица Достоевского соседствует с улицей Есенина, а улица Чехова находится недалеко от переулка Глинки. На таком русофильском топографическом фоне российские войска убивали, пытали и насиловали. Мне кажется, нет более зловещего символа морального коллапса России, чем этот. Ну не прощаются такие символы и такие грехи — впрочем, как и бомбардировки Россией «матери городов русских». Вместо триумфа «триединой славянской нации» Путин получил войну Украины с Россией и Беларусью – греческую трагедию, снятую в стиле самых кровавых фильмов Тарантино. Трагедию, где есть только один вопрос: сколько еще беды натворит Путин, пока наконец не отползет и сдохнет в своем бункере?

Читайте также: Русская культура: как «маленький человек» порождает большое горе

Эта война — конец России. Не осталось в ней ничего, кроме жалкой соловьевской бравады, дугинского беснования, гундяевского богохульства и молчаливого согласия миллионов «простых россиян», бесконечного, как Сибирь. Не искупят этот грех ни Сорокин, ни Акунин, ни Быков, ни другие светлые умы и души, которые сейчас тоже ошеломленно смотрят на Украину и потихоньку спрашивают себя: как же мы, такие светлые и умные, не замечали рядом с собой этого античного величия, этого самоотверженного героизма под названием «Украина»? Как случилось, что Украина стала воплощением тех добродетелей, которые приписывала себе Россия, а Россия — воплощением всего самого пещерного, что есть в современном человеке?

Минобороны России/t.me

Правильно сказал Дмитрий Быков: на наших глазах рождается великая нация — и эта нация не Россия. Это история, на примере которой родители по всему миру отныне столетиями будут пояснять детям две простые вещи: во-первых, добро всегда побеждает, а во-вторых, никогда не сдавайся перед школьными хулиганами. Одним словом, история Давида и Голиафа.

«Смерть, где твое жало?»

Мы стали светом для мира, большим удивлением — но не всегда понимаем причины это удивления. А они не столько в том, что от Украины ждали немного, а скорее, в том, что негордая простая страна, от которой немногого ждали, выстояла там, где гордые и непростые страны мгновенно посыпались бы и сдались. И они, эти страны, внутренне это знают. Поэтому люди наблюдательные за удивлением мира порой могут разглядеть и скрытое раздражение. Украина опровергла не только иллюзии мира об Украине, но и иллюзии мира о мире. Ну и кто теперь «самый коррумпированный» — Украина, которая ни за какие деньги и обещания не продалась Путину, или, может, Запад, который годами радушно и восторженно продавался, аплодировал, подыгрывал этому современному фюреру,  делая вид, что так он «строит мосты»? «Первые последними станут, а последние — первыми», — говорил Христос. Это именно тот момент.

Читайте также: Почему Украина и Россия — не братские народы и никогда ими не были

Перевернулось все, а могло бы и не перевернуться. Капитулировала бы Украина — и вскоре все было бы по-старому. Путин прошел бы парадом победы по Крещатику, провел бы большую кровавую «зачистку» в Украине, взял бы на себя весь негатив этого современного колониального геноцида — и спокойно, с почестями ушел бы на пенсию. Мир бы поахал, повыказывал бы обеспокоенность — да и начал бы себе новую перезагрузку с путинским преемником, повелителем великой, малой и белой Руси. Россия, как та гигантская пиявка, еще больше раздулась бы от украинской крови и начала бы готовиться к следующей экспансии, а коллективный Запад с его короткой памятью укрепился бы в убеждении, что героизм сейчас точно не ко времени и что в российскую зону влияния лучше не соваться. И расширялась бы эта российская зона влияния все дальше и дальше.

Вся история человечества пошла бы иначе, если бы украинские солдаты побежали. Мир стал бы еще испуганнее и циничнее, но успокаивал бы себя тем, что хотя бы нет ядерной войны. Случилось, как видим, чуточку иначе. Солдаты не побежали, а гражданские не испугались и не перессорились. Перед лицом варварской немыслимой расправы над Украиной совесть, ум, душа мира вдруг проснулись. Но когда этот разбуженный мир открыл глаза, то увидел перед собой не только героизм Украины, но также и пропасть ядерной войны. Надо отдать должное небесному сценаристу: умеет он писать сюжеты, от которых голова кругом.

Эра милосердия или ядерная зима?

Много десятилетий Запад жил иллюзией, что в XXI веке нет проблем, которые нельзя было бы решить полюбовно, путем дипломатии. Не понимая одной простой истины: не для всех XXI век начался. Россия коллективно и увлеченно осталась в прошлом, там, где все решает не дипломатия, а сила. В то время как Запад пытался культивировать гуманизм, Россия культивировала милитаризм. Поэтому не надо слишком уж сердиться на ЕС, США и НАТО за тот испуг, который звучал в каждом их заявлении в течение нескольких первых недель войны. Ну нельзя за несколько недель вдруг стать смелым. Но они работают над тем, чтобы такими стать. Даже осмелились предоставить нам тяжелое вооружение и выговорить словосочетание «победа Украины».

А теперь главный вопрос: что дальше. Победить в этой войне Путин не может, но может разрушить Украину, а в наихудшем случае — превратить мир в ядерный пепел. Давайте надеяться на лучшее, но готовиться к худшему: он не отступит. Так же не отступит и Украина. В своем бессилии и безумии он может захотеть применить ядерное оружие против Киева. Это был бы именно тот уровень наказания Украины, которого жаждет накаленное злобой российское общество и который Путин сможет продать этому обществу как победу. По принципу «денацификация через ядерный голокост». Это тоже был бы восклицательный знак в конце его царствования — не такой, на который он рассчитывал, но хоть какой-то. Я не думаю, что вероятность этого сценария выше 10%. Понятно, что и 10% — это очень, очень много. Но Украина и тогда не сломается.

Читайте также: Ядерный шантаж России: к чему готов Путин и что нужно знать Украине

Сон разума рождает…

По мнению западных спецслужб, у Путина нет полной картины того, что происходит. Просто потому, что он не хочет, чтобы она была. Он не пользуется Интернетом, читает специально подобранные для него новости, смотрит только свое телевидение и верит тому, что видит на экране. Обычно сновидения — это отголоски реальности, но для Путина и огромной части России все наоборот: реальность — это отголоски сновидений. Неправота России, кровавый разгром, глобальное унижение, которое она ежедневно испытывает, проникают в их сознание, как звуки улицы проникают в сознание глубоко спящего человека. Он знает, что спит, но проснуться может только в реальности, где он — оккупант, насильник, мародер, убийца. Поэтому и не просыпается, спит дальше. Конечно, так не может продолжаться бесконечно, но может продолжаться долго.

1 zoom

Россияне — как немцы восемьдесят лет назад, решившие коллективно быть слепыми и «не понимать», куда исчезают их еврейские соседи, хотя внутренне все прекрасно знали. С той только существенной разницей, что у россиян исчезают не соседи, а их собственные сыновья и мужья, которые не возвращаются с войны. А те, кто возвращаются, – возвращаются другими. И поэтому, что бы там ни говорили социологические опросы и как бы ни бесновалась пропаганда, коллективный сон, в котором живет Россия, рано или поздно закончится. Доверие «глубинного народа» к «верховному лидеру», которое Сурков называл главной силой России, сойдет на нет, как сошел на нет миф о несокрушимой и победоносной «второй армии мира». А если у Путина и в самом деле проблемы со здоровьем, то это произойдет скорее, чем мы думаем. Потому что накаленному милитаризованному обществу не нужен лузер, еще и серьезно больной.

Самая страшная война

Эта война слабо поддается анализу, поскольку таких войн еще не было. В истории не было еще вооруженных конфликтов, которые могли бы закончиться уничтожением цивилизации. С этой точки зрения, это, кстати, самая страшная война в истории. Ибо ни Украина, ни Россия, ни остальное человечество еще никогда столь вплотную не заглядывали в мрак коллективной смерти. Мир на полной скорости влетает в новый неизвестный поворот, за которым может быть или враждебное сосуществование с Россией, в конце которого — конец российской государственности, или конец российской государственности прямо сейчас. Но пока это случится, знаменитая фраза Путина «Зачем нам мир, если в нем нет России» может не раз и не два пустить холодный пот по хребту человечества.

Ну и еще одно. Не надо забывать, что кроме Украины, России и Запада, в этой войне есть еще одна сила. Верующий человек скажет — Бог. Неверующий скажет — рок, судьба, справедливость. В этом историческом, библейском по масштабам и апокалиптическом по настроению кризисе нет ничего случайного. И конец его случайным тоже не будет. На каждом этапе этой войны Украина показывала больше, а Россия — меньше, чем от них ожидали. Это – тенденция. Кривая этой войны идет в нашу пользу. В нашу пользу будет и ее результат. Не только потому, что, в отличие от россиян, мы знаем, за что боремся, и нам в буквальном смысле некуда отступать, но и потому, что это не мы оккупируем, насилуем, грабим, а они. Поэтому и Бог на нашей стороне, а не на их.

Читайте также: The Economist: У войны в Украине нет хорошего конца для России

Я не знаю, на каком этапе и в каком образе эта невидимая сила выйдет из-за кулис на сцену – через новый героизм и новые победы наших военных, через обвал российской экономики, через моментальную личную расплату Путина за сотни тысяч загубленных им душ – но я убежден, что это случится. Эта война могла стать триумфом зла, но она им не стала и уже не станет. Украина этого не допустила. Словно локомотив, она потянула за собой мир из тьмы к свету и от равнодушия к мужеству. Этот сюжет начинался как цунами зла, но на самом деле он будет о сияющем городе на холме, который это цунами так и не смогло разрушить. 

Больше статей Александра Щербы читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК