Старт ГБР: поймай меня, если сможешь!

2 декабря, 14:14 Распечатать Выпуск №46, 1 декабря-7 декабря

27 ноября многострадальное Государственное бюро расследований наконец официально запустили. 

Назначенные на должности следователи приняли присягу. С момента принятия закона в парламенте и до назначения трети состава органа правопорядка прошло ровно три года. На протяжении этого периода идентифицирован ряд проблем, о которых уже упоминалось на страницах ZN.UA. В то же время сейчас объявлен донабор на должности следователей. Но все это уже не влияет на общеизвестные тренды конкурсного процесса. Вопрос о чистоте процедур остается на повестке дня. Становятся известны новые факты, которые могут подорвать доверие к органу, призванному расследовать преступления топ-чиновников, судей, правоохранителей и военнослужащих.

В течение всего периода анализа конкурсных процедур было идентифицировано несколько недостатков. Ниже речь пойдет о двух внутренних комиссиях, которые подбирали кадры для центрального аппарата (комиссия №1) и территориальных управлений (комиссия №2). Деятельность первой пытался сбалансировать представитель гражданского общества. Вторая же погрузла в скандалах и непрозрачных процедурах, что бросало тень на бюро в целом. Более того, она была и остается полностью подконтрольной директору ГБР Роману Трубе.

Во-первых, комиссия №2 незаконно выполняла свои функции, поскольку большинство следователей и госслужащих избраны составом комиссии с одним представителем ГБР, что является прямым нарушением. Во-вторых, она непрозрачно провела тестирование в сервисных центрах МВД (экс-МРЭО), где при отсутствии рандомизации рассадки кандидатов за компьютеры можно наперед узнать, кто и сколько баллов наберет на тестах. В-третьих, удивительным образом результаты тестирования в этой комиссии оказались предельно "нескромными".

Недавно авторы этого материала через соцсеть Facebook получили сообщение от некоего Юрия Марцинкевича. Незнакомец писал, что в их регионе на должности в ГБР прошли "коррупционеры или дети тех же коррупционеров". По его словам, решения комиссии имели долларовую таксу: должность начальника следственного отдела — 20–30 тысяч, следователя — от 5 до 10 тысяч. Кто платил — получал ответы к практическим заданиям. В качестве доказательства информатор прислал компьютерный файл с соответствующим названием. Конечно, это не могло стать основанием для обвинений, но сыграло роль триггера для попытки разобрать эту ситуацию более основательно. 

На официальной странице ГБР в Facebook владелец вышеупомянутого аккаунта настойчиво комментировал ход конкурса, интересовался результатами, заявлял, что ответы достались ему от комиссии (очевидно, речь идет о второй из них) за 0 и предлагал всем желающим отослать их на электронный адрес. Уверял, что 50% прокурорских имели ответы бесплатно, поскольку их разрабатывали работники этого ведомства и предоставляли "своим" даром, всем прочим — за плату. Похоже, что "Марцинкевич" действительно принимал участие в конкурсе, но под другой фамилией. Ему удалось купить ответы, но не благосклонность комиссии. Поэтому решил отомстить — разоблачать и бесплатно раздавать ответы на тестовые задания. Изучение атрибутов и содержания файла "Практичні завдання (слідчі1).docx" вывело на важный след.

Прежде всего правоохранители типично "показали свое лицо" через досье файла, где было найдено имя автора. Это Кристина Арушанян, работающая ныне в Национальной академии прокуратуры Украины (далее — НАПУ). Общеизвестно, что сотрудники НАПУ содействуют в организации проведения конкурсных процедур, связанных с отбором кандидатов на должности в ГБР. Это подтверждается как организационной частью (создание рабочей группы для обеих комиссий и предоставление помещения), так и методологической — написание тестовых заданий для кандидатов.

Ничего особенного, если бы не одно интересное совпадение, которое демонстрирует невозможность проконтролировать человеческий фактор. Мы нашли фамилию Арушанян не только как автора ответов на тестовые задания, но и в е-декларации одного из… участников конкурсного отбора. Речь идет об Александре Сапине, заместителе начальника отдела Института повышения квалификации прокуроров (далее — ИПКП) при НАПУ, который оставил эту должность ради должности следователя ГБР. И, "как это ни удивительно", Сапин одержал легкую победу: выполнив тесты и задания практического характера, он оказался на 3-м месте рейтинга в списке из 493 человек, преодолевших проходной балл и допущенных к собеседованию.

Успех Сапина повторили и другие сотрудники академии, в частности Тищенко Станислав (преподаватель отдела ИПКП) — 97 баллов (50 из них — практические) и Арманов Николай, кандидат наук, доцент (заместитель начальника отдела Института специальной подготовки) — 93 балла (50 из них — практические).

Семья Арушанян—Сапин, а также Тищенко и Арманов живут в комнатах, предоставленных работодателем. И, похоже, не только работа в НАПУ, но и стены общежития создали будущим следователем бюро благоприятные условия для прохождения профессиональных испытаний. Так, прокурор Пологовского отдела Токмакской местной прокуратуры Сергей Парьоха, который с конца 2017 года пользуется комнатой от НАПУ, получил 95,5 балла (50 из них — практические). Почти все эти кандидаты признали знакомство между собой, а один из них даже указал, что составительницей тестов была госпожа Арушанян.

8 августа конкурсная комиссия №1 после трех этапов конкурса (тестирование, полиграф и собеседование) признала Сапина и Арманова достойными должностей в следственном управлении, которое будет искоренять преступления в сфере служебной деятельности и коррупции, Парьоху и Тищенко — в управлении по расследованию военных преступлений. Три месяца назад никто из комиссии и представить не мог, что практические задания, которые разрабатывались по просьбе директора ГБР Романа Трубы, могли быть слиты "дружественным" кандидатам. Процессуально к ним не может быть претензий, но этот факт не помешает держать в голове.

Как видим, минимум четверо следователей находятся в зоне риска. Вполне логично предположить, что они могли заранее получить практические задания и просто заучить их. Хотя все утверждают, что в руках не держали тестовых заданий.

Понимая проблему, постигшую комиссию №1, мы попытались проанализировать ситуацию у коллег из комиссии №2. Сначала мы не получили ответа на запрос, поскольку статистики второго тестирования не велась. Но после личной беседы председатель соответствующей комиссии Олег Шрам предоставил ссылку на соответствующие протоколы. Мы сравнили даже не практические задания, а общее количество баллов за оба теста (два по 50). Мягко говоря, это был просто шок от того, насколько "подготовленными" оказались кандидаты на должности следователей территориальных управлений.

Проанализировав статистику, данные двух комиссий мы свели в диаграмму, где отображено процентное соотношение результатов кандидатов по двум комиссиям. Напомним, если через комиссию №1 (центральный аппарат) шли кандидаты с большим профессиональным опытом, то через комиссию №2 (территориальные управления) — вообще без стажа работы. Логично предположить, что результаты киевских кандидатов должны быть выше, чем региональных. Но все как раз наоборот. Вариантов причин такого развития событий всего два: или же туда пошли действительно профессионалы, или произошла грандиозная подтасовка результатов в интересах отдельных персон.

Тестовые вопросы, охватывающие различные сферы законодательства, официально обнародовали до начала экзаменов. Большое их количество (2120) должно было стать залогом основательных знаний финалистов. 

Желающие могли найти правильные ответы или в толстой книге стоимостью 350 гривен, или натренироваться на прохождении тестов, загрузив мобильное приложение. За обоими процессами — создание приложения и изготовление полиграфической продукции — стоят неизвестные персоны.

Вместе с тем задания практического характера все стороны держали в строгой тайне. Сайт ГБР позволял ознакомиться только с описанием модельных заданий. Конкурсантам давали три примера и разъясняли процедуру проверки на компьютере (25 заданий в тестовой форме, лимит времени — 90 минут, "вес" правильного ответа — 2 балла).

Именно набор всех практических заданий с выделением полужирным шрифтом правильных ответов содержал файл авторства Арушанян. На 58 страницах, сгруппированных в семь тематических блоков, располагались 117 заданий. Большей частью они имели четыре обозначенных буквами варианта ответов, изредка — три.

Показания "Марцинкевича" дополняет другой участник конкурса. Адвокат Иван Цебрий проходил тестирование в конкурсной комиссии №2. В отличие от комиссии №1, она проверяла претендентов в трех сервисных центрах МВД. Даже если это были лица, двумя неделями ранее уже сдавшие экзамены. Тестирование в Академии прокуратуры проходило анонимно, а в центрах МВД — наоборот.

Если коллеги Арушанян получали мощное преимущество над конкурентами не из НАПУ при подготовке к тестированию, то кандидаты на должности в территориальных управлениях имели прямую "поддержку" во время прохождения экзамена сразу на двух этапах. Таким образом, вторая комиссия похоронила все ожидания на объективный результат, что подтверждается приведенной выше статистикой.

Ночью 21 октября конкурсант Цебрий, не скрывая эмоций, писал, что вопросы об объективности конкурса появились сразу. И приводил примеры: тестирование во второй комиссии на знание законодательства (первый тест) на компьютерах с заранее написанными именами конкурсантов и определенными вопросами; набранное количество баллов приходилось устно сообщать члену комиссии, а тот ее где-то записывал.

Этап практических заданий Иван Цебрий охарактеризовал так: никаких логинов и паролей, некоторые участники решали задания за 5–10 минут. То есть на то, чтобы прочитать условия задания, подумать и ответить, у них ушло менее минуты.

Официальная страница ГБР в соцсети Facebook анонсировала, что протокол с именами победителей конкурса на должности следователей территориальных управлений появится на сайте 22 октября. Конкурсант Алиса Сидорова, в частности, заметила, что всех победителей обзвонили еще за день, и результатов уже можно не ждать. А госпожа Коваль добавила, что победители конкурса уже подали декларации на сайт НАПК, и выразила им "благодарность" за то, что не выдержали и подали данные в реестр еще до официального объявления победителей.

Протокол заседания Конкурсной комиссии №2 действительно был обнародован в понедельник, 22 октября. Выводы Цебрия и других конкурсантов неутешительны. Перед началом конкурса он слышал, что "случайных людей там не будет", и именно своим участием в конкурсе пытался опровергнуть такое утверждение. Но со временем вынужден был констатировать, что ничего не изменилось. В ответ на это Алина Матюшевская заметила, что она с подобным уже сталкивалась, когда три года назад проходила конкурс на замещение руководителей (заместителей) районных прокуратур города Киева и Киевской области.

Кристина Арушанян, еще как старший преподаватель отдела подготовки прокуроров НАПУ, была причастна и к тому конкурсу. По приказу Генпрокуратуры №203 от 09.06.2016 года она вошла в состав рабочей группы по организации и проведению тестирования и четырехуровневого открытого конкурса для занятия должностей в местных прокуратурах. Как говорят, такие люди нужны везде — и на конкурсе в ГБР, и на конкурсе в местные прокуратуры.

А в целом сообщение от "Марцинкевича" было реакцией на пост в Facebook. "Герой" последнего — Владислав Мишуровский — один из победителей конкурса на должности следователей теруправления в Полтаве. О злоупотреблении этого прокурора в интересах председателя Октябрьского райсуда Полтавы Александра Струкова на страницах "Украинской правды" вспоминала судья Лариса Гольник.

Перед "походом" в ГБР 32-летний "законник" с 11-летним прокурорским стажем напрасно пытался пробиться в Специализированную антикоррупционную прокуратуру, Генеральную инспекцию ГПУ и в судьи. Там не удалось, здесь — посчастливилось. В конкурсе в ГБР Мишуровский набрал 81 балл. Он тоже "досрочно" узнал о победе и заполнил декларацию 21 октября.

Вместо выводов

Конечно, нельзя исключать, что некий злоумышленник задумал информационную диверсию против ГБР и НАПУ и подделал атрибуты файла, вписав Арушанян в качества автора. Но сначала он должен был раздобыть нужный текст, т.е. утечка информации однозначно произошла.

По злому умыслу или халатности, но сборник заданий с ответами "гулял" среди конкурсантов. Значительное количество совпадений в этой истории указывает на то, что "крыша протекла" в НАПУ. Что же касается Арушанян и ее коллег-конкурсантов, как минимум, должно быть проведено служебное расследование. Победителей из числа сотрудников НАПУ следует тщательно проверить дополнительно, обязательно при участии общественности. Но на этом история не заканчивается, ведь директор бюро Роман Труба повторно обратился в научные учреждения — НАВД и НАПУ — с просьбой снова разработать тестовые задания для конкурса. Теперь представим, сколько еще экс-прокуроров и полицейских получат несанкционированный доступ к тестам. 

 

Результаты конкурса, при подтверждении вышеупомянутых фактов, должны быть аннулированы. Особенно это касается следователей в территориальных управлениях. Более того, если этой ситуацией заинтересуются органы правопорядка, авторы готовы предоставить им файл Арушанян и информацию о его происхождении.

Сканы всех документов, а также ответ Романа Трубы, включающий две страницы запросов, направленных в НАВД и НАПУ, смотрите на сайте ZN.UA.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно