Как получают права на вождение ГБР

23 июня, 18:55 Распечатать Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля

Т.н. политическая элита пытается взять бюро под контроль.

© ГБР / Facebook

На этой неделе завершился первый этап конкурса для назначения на должности в центральном аппарате Государственного бюро расследований. 

Члены конкурсной комиссии протестировали кандидатов на должности следователей и административного персонала на знание действующего законодательства, а также на наличие и качество практических навыков. Согласно официальной статистике, до этапа собеседования дошли 235 потенциальных следователей, которые будут вести производство в трех профильных управлениях (служебные и коррупционные преступления; преступления, содеянные правоохранителями и судьями, а также преступления военнослужащих), и 372 потенциальных госслужащих, которые займут должности в управлении правового обеспечения, отделе внутреннего аудита, управлении кадровой работы и государственной службы, отделе административного и аналитического обеспечения, отделе работы с общественностью и СМИ и т.п.

Казалось бы, что интересного в процессе отбора кандидатов на должности? Однако этот процесс наполнения кровью нового правоохранительного организма показывает, как отдельные группы влияния пытаются сразу заразить его новыми вирусами, к которым еще не выработался иммунитет. Как следствие — возможность свободно моделировать действия отдельных органов или даже всего организма. 

Окружение президента Порошенко борется с представителями интересов "Народного фронта" ради того, чтобы взять под контроль один из мощнейших органов правопорядка. Именно в процессе отбора кадров происходят тектонические сдвиги во взаимоотношениях между ключевыми группами влияния, что выразительно демонстрируют несколько разломов в фундаменте, который пытались заложить представители БПП и "Народного фронта" во время голосования за руководство ГБР.

Начнем с процесса проведения тестирования кандидатов на должности в центральном аппарате. Здесь можно выделить несколько трендов. Они меньше касаются политики, а больше — институционного формирования бюро.

Прежде всего, речь идет об относительно низкой подготовке кандидатов на должности. Особенно это удивило во время первого этапа тестирования (знание законодательства), где вопросы касались базовых принципов Конституции Украины, знания законов "О ГБР", "О государственной службе", "О предотвращении коррупции", "О НАБУ", "Об оперативно-розыскной деятельности", международных конвенций, Инструкции об организации проведения негласных сыскных действий и т.п. 

Второй момент касается снятия с конкурса на должности в центральном аппарате сразу нескольких кандидатов, которые, по нашей информации, пытались "договориться", но не получилось. Очевидно, принимая во внимание состав комиссии, такие кандидаты остановили свой выбор на территориальных управлениях. Дальше попробуем объяснить причины такого кардинального изменения ориентиров — с национального уровня на регионы. 

Третий момент — негласная конкуренция за проведение психофизиологического исследования между двумя конкурирующими группами полиграфологов. И если первая из них зарекомендовала себя как довольно независимые эксперты с соответствующим уровнем опыта, то вторая, по нашим данным, непосредственно представляет интересы отдельных руководителей ГБР, которые будут действовать обычным для отечественных правоохранителей способом. 

В контексте тестирования обращаем внимание и на некоторые интересные изменения места проведения конкурса. Если конкурсная комиссия №1 (центральный аппарат) и внешняя комиссия (выбирает руководство среднего звена ГБР) проводили тестирование в Академии прокуратуры, то конкурсная комиссия №2 (территориальные управления) со второй попытки проголосовала за экзамены в трех сервисных центрах МВД (бывшие МРЭО). Во время первого голосования возник диссонанс: трое членов комиссии (представитель СБУ, представитель ГПУ и сотрудница Минюста) не поддержали идею проведения тестирования в сервисных центрах, двое — представитель ОО "Общественный люстрационный комитет" адвокат Петр Варишко и советник директора ГБР Романа Трубы — поддержали. Однако на следующий день двое — Татьяна Якимчук из Минюста и Роман Мартемьянов из ГПУ — изменили свое мнение. 

 

При этом, как нам известно, сотрудник Генпрокуратуры Мартемьянов свою подпись лично не ставил. Источники свидетельствуют, что он лишь устно согласился с коллегами, и его "добро" сканировали с других протоколов. Представитель СБУ Андрей Олейник вообще отказался подписывать документ и требовал внести его отдельное мнение непосредственно в протокол. Но этого не сделали. К слову, Олейника уже заменили другим представителем Службы безопасности в связи с переводом на другую работу — руководить Управлением СБУ в Днепропетровской области. Правда, это не связано с проведением конкурса, а является внутриведомственной перестановкой.

Принимая во внимание то, как сдают экзамены в сервис-центрах для получения водительских удостоверений, такой разворот в выборе других помещений для проведения конкурса наводит лишь на одну мысль — кто-то либо не доверяет проведению тестирования в Академии прокуратуры, либо этот кто-то решил фальсифицировать результаты в интересах отдельных лиц, претендующих на должности в территориальных управлениях. 

Заметим, что тестирование в Академии прокуратуры полностью анонимное. Вопросы генерируются в компьютерах во время введения логинов и паролей, которые выбираются в рандомном порядке (случайно). А в сервисных центрах вводится фамилия, имя и отчество. Более того, члены конкурсной комиссии сажают кандидатов за четко определенные компьютеры. И вишенкой на торте стало то, что конкурсная комиссия №2 проводит для кандидатов, которые уже сдали тест в комиссии №1, повторное испытание. Логика в этом не прослеживается. Ведь зачем дважды сдавать экзамен во временном промежутке в две недели? Возможно, вопросы для кандидатов в территориальные управления отличаются от вопросов, которые задавали кандидатам в центральный аппарат? Однако это нарушает порядок проведения конкурса. Вопросы должны быть идентичными, ведь работа — что в регионах, что на национальном уровне — одинаковая, поскольку подследственность преступлений неизменна: она установлена ст. 216 Уголовного процессуального кодекса. Все эти факты могут указывать на второй вариант развития событий, о котором упоминалось выше. В МРЭО некоторых кандидатов могут легко, под ручку, провести в территориальные управления.

Конкурс на руководящие должности среднего звена также требует внимания. Некоторым кандидатам, о которых упоминалось в предыдущем тексте о ГБР, разрешили зачислить результаты тестов, которые они сдавали больше года назад. Среди них — экс-прокурор Киева Олег Валендюк, заместитель прокурора столицы Анатолий Корж, заместитель руководителя департамента уголовного розыска Нацполиции Алексей Харкевич, сотрудник СБУ Богдан Чобиток. Понятно, что за неделю-две невозможно кардинально иначе сдать тест. Но за один-два года все могло измениться, тем более что вопросы существенно отличаются. Такое решение внешней комиссии могло основываться на политических договоренностях, которыми просто кишат авгиевы конюшни БПП и "Народного фронта". Источники утверждают, что упомянутому выше Валендюку обещали территориальное управление в городе Киеве, а он в свою очередь должен отработать по "первому непроходимому", который, согласно соцопросам, является одним из ключевых конкурентов Порошенко во время будущих президентских гонок.

Кроме этого, на тестировании присутствовали менее половины членов внешней комиссии. Очевидно, политических назначенцев (комиссия состоит из девяти членов — по три от президента, правительства и Верховной Рады) не очень беспокоит судьба новообразованного органа правопорядка.

 

Относительно следующих этапов, которые должны состояться в ближайшее время. Конкурсная комиссия, которая отбирает кандидатов для центрального аппарата, предложила изменить порядок проведения этапов. После тестирования сразу должны были провести собеседование, чтобы ускорить проведение конкурса. Это было продиктовано несколькими факторами. Прежде всего, для проверки на полиграфе нужно много специалистов,  поскольку один эксперт за день может проверить не более двух кандидатов. Принимая во внимание количество кандидатов на должности следователей (235 человек), надо еще найти соответствующее количество полиграфологов, которые своими профессиональными качествами и незаангажированностью докажут способность провести экспертизу. Вторым фактором, влиявшим на позицию комиссии, стала стоимость проведения проверки. По предварительной оценке, она составляет почти 2 тыс. грн за одно исследование. Но средств на проверку на полиграфе в бюджете ГБР на этот год не заложено. Третье — результаты проверки на полиграфе не дают права комиссии дисквалифицировать кандидата. Только отказ от прохождения проверки является основанием для прекращения участия в конкуренции за должность. Но, как на днях стало понятно, на смену порядка проведения конкурса никто уже не пойдет. После проведения проверки на полиграфе состоится собеседование с кандидатами, допущенными к третьему этапу.

Как видим, сравнение нескольких параллельных процессов набора кадров в ГБР свидетельствует о типичной тенденции: т.н. политическая элита пытается взять бюро под контроль. Задача общественности и журналистов — максимально следить за проведением конкурса и освещать все факты, свидетельствующие о нарушениях и политических договоренностях. Кто-то же должен создавать антивирус.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно