Пандемия и права человека. Когда на чашах весов жизнь и приватность

10 ноября, 2021, 13:00 Распечатать
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Честные ответы на непростые вопросы

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Несколько замечаний в начале нашего разговора. Во-первых, не все то, что сейчас люди называют правами человека, в действительности ими являются. Права человека — это довольно ограниченный перечень, закрепленный в международных конвенциях и перенесенный оттуда в нашу Конституцию. А не все, что нам хочется.

Во-вторых, права человека, кроме свободы от пыток и рабства, не являются абсолютными и могут быть ограничены. Такие ограничения должны соответствовать критериям — предусматриваться законом, вводиться с легитимной целью и быть необходимы в демократическом обществе. Поэтому с каждым видом ограничений надо разбираться отдельно.

К тому же права человека могут между собой конкурировать. Тут всегда речь идет о чаше весов: какое право перевесит в том или ином случае.

И в завершение: я не врач или ученый, поэтому вопрос эффективности тех или иных мер для сдерживания пандемии оставлю специалистам. Но даже в сфере прав человека — окончательное решение вынесет не улица и не соцсети, а суд, который для этого должен учесть мнение медиков и ученых.

Могут ли меня принудительно вакцинировать?

Не могут. По украинскому законодательству, вакцинация от ковида — добровольная. Государство устанавливает для невакцинированных определенные ограничения. Для каждого ограничения надо отдельно определять, предусмотрено ли оно законом, легитимна ли цель его внедрения, например защита жизни и здоровья человека, и необходимо ли оно в демократическом обществе.

Вправе ли государство устанавливать ограничения для невакцинированных граждан?

Да, сама идея, что пропорциональные ограничения во время пандемии необходимы, — правильная. Хотим мы воспринимать реальность или нет, но факт остается фактом: Украина бьет антирекорды по количеству инфицированных и смертей от ковида. Люди умирают тысячами. А это означает, что происходит конкуренция прав: права человека на жизнь и здоровье, с одной стороны, а с другой — права на частную жизнь, что включает право самостоятельно принимать решение по поводу медицинского вмешательства, например вакцинации. В ситуации пандемии у правительства есть обязанность сдерживать распространение вируса, чтобы и больные ковидом, и больные другими заболеваниями, до которых у медиков сейчас не доходят руки, выжили. Но, как я говорила, все ограничения надо разбирать отдельно.

Имеет ли правительство право отстранять от работы в случае отказа от вакцинации определенные категории людей?

Теперь мы говорим о конкуренции права на жизнь и здоровье и права на работу.

Я напомню, что даже до пандемии ковида в Украине был ряд профессий, для которых предусмотрены обязательный медицинский осмотр и профилактические прививки против дифтерии, коклюша, кори, полиомиелита, столбняка, туберкулеза и т.п. Это преимущественно профессии, связанные с работой с людьми.

Статья 12 Закона Украины «О защите населения от инфекционных заболеваний» позволяет вводить обязательную вакцинацию также против других инфекционных болезней для определенных категорий профессий. Кто именно попадает под эту категорию, — определяет Минздрав.

В ситуации пандемии Минздрав утвердил перечень категорий работников, деятельность которых предусматривает постоянные контакты с людьми и может привести к быстрому распространению вируса. В список попали работники центральных органов исполнительной власти, местных госадминистраций, учебных заведений и научных учреждений. Минздрав определил, что временным условием для работы этих категорий работников является вакцинирование против ковида, и дал месяц на принятие решения. Если человек отказывается от вакцинации, то с 8 ноября он должен быть временно отстранен от работы без сохранения заработной платы.

Если человек, который подлежит временному отстранению, может быть переведен на дистанционную работу, и он дистанционно будет ее выполнять, ему должна начисляться заработная плата согласно части первой ст. 94 КЗоТ. Это может быть решением для работников просвещения, например.

Есть ли какие-либо исключения из этих правил?

Кстати, со значительным опозданием правительство наконец утвердило перечень противопоказаний для вакцинации. Поэтому не должны быть отстранены лица с противопоказаниями для вакцинации, получившие об этом медицинское заключение. Такой вывод с трехмесячным сроком действия могут получить также люди, переболевшие COVID-19.

Нет ли дискриминации в таком неодинаковом отношении к работникам разных профессий?

Дискриминация — это когда к человеку с определенным признаком относятся иначе, чем относятся к человеку без этого признака, и когда для такого разного обращения с людьми нет объективного обоснования. Например, человека без слуха именно по этому признаку не возьмут на конкурс «Голос страны», и в данном случае такое отличительное отношение будет оправдано. И не нарушит Закон Украины «О принципах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине».

В нашем случае действительно вводится отличительное отношение по признаку, сделал человек прививку, или нет, но Минздрав приводит аргументы, почему такое отличительное отношение оправдано.

И здесь мы входим в сферу медиков и ученых. Минздрав аргументирует тем, что хотя вакцинированный человек тоже может заболеть, но процент больных среди вакцинированных значительно ниже и, соответственно, среди вакцинированных значительно меньше людей, распространяющих болезнь. Определенные им профессии касаются именно работников, контактирующих с большим количеством людей. То есть правительство считает, что право на жизнь преобладает над временным ограничением права на работу. Его логика такова: ты имеешь право не вакцинироваться, но тогда должен быть под ограничением, чтобы не создавать угрозы для других.

Министерство здравоохранения Украины/facebook

Кстати, здесь закономерно возникает вопрос: почему настоящий приказ Минздрава не касается самих медиков? Ведь они контактируют с больными различными болезнями, которые к тому же находятся в самом уязвимом положении. В Минздраве объяснили, что в стране просто нет достаточно медиков, чтобы лечить людей. То есть у нас коллапс медицинской системы. И что в данном случае меньшее зло должен определять суд, если такое дело появится.

Могут ли посадить в тюрьму человека, если у него фальшивый сертификат о вакцинации?

Государство всегда определяет подделку официальных документов как правонарушение. Статья 358 Уголовного кодекса предусматривает ответственность за использование заведомо поддельного документа. В условиях пандемии серьезность последствий для общества в случае подделки сертификата о вакцинации возросла. Парламент пока что в первом чтении принял законопроект об ответственности за подделку документов, касающихся проведения профилактических прививок, чтобы дополнить Уголовный кодекс статьей 321-3. Если этот законопроект станет законом, то человек, сознательно использующий поддельный сертификат, по усмотрению суда получит или штраф, или ограничение свободы на срок до двух лет. То есть речь идет не о тюрьме, а о возможном содержании человека в уголовно-исполнительных учреждениях открытого типа (исправительных центрах) в пределах места его проживания без изоляции от общества, но с обязательным надзором и обязательным привлечением к труду.

А вот внесение заведомо неправдивых сведений медицинским работником и изготовление с целью сбыта и сам сбыт таких сертификатов может иметь последствием реальное лишение свободы.

Но важно, как это будет применяться на практике. Минздрав рассматривает возможность введения «ковидной амнистии» для тех, кто купил документы о вакцинации против коронавируса.

К тому же у нас уже есть «мертвая» статья ст.325 УК Украины «Нарушение санитарных правил и норм в отношении предотвращения инфекционных болезней и массовых отравлений». В прошлом году в суд по этой статье дошло только два обвинительных акта. И здесь речь идет о значительно более серьезных преступлениях в контексте пандемии, чем использование поддельного сертификата.

Ситуация, когда пенсионера без маски на улице штрафуют на 17 тысяч гривен, а ресторан «Велюр» работает несмотря на прямой запрет — недопустима и делегитимизирует любые рациональные ограничительные меры в глазах населения.

Имеет ли полиция право проверять паспорт вакцинации на улице? А в общественных местах?

Я уже говорила, что одним из критериев ограничения прав человека должна быть законность таких ограничений. Полиция не может проверять ковид-сертификаты на улицах, хотя постановление Кабмина дало ей такое право. Сначала надо внести изменения в закон о Национальной полиции, определяющий ее полномочия.

Для проверки документов на улице должны быть основания. Согласно Закону «О Национальной полиции», документы могут проверять исключительно по подозрению в совершении правонарушения. На сегодняшний день нет запрета на пребывание без ковидного сертификата на улице. Такие проверки возможны только там, где ограничение введено, — в метро, общественном транспорте, спортзалах, торговых центрах.

Совет Европы еще в прошлом году распространил рекомендации для правительств, как минимизировать риски для населения во время ограничительных мер в период пандемии. Прежде всего ограничительные меры должны быть пропорциональными и временными. Они должны быть соразмерны по масштабу и соответствовать локализации эпидемии, потому что ситуация в разных регионах может быть разной. Но принцип верховенства права остается незыблемым. Несмотря на какие-либо угрозы, действия и решения государства должны быть законными и соответствовать Конституции и международным стандартам.

Разве такие ограничения не вводят только во время чрезвычайного или военного положения?

Нет, ограничения прав человека возможны и вне чрезвычайного положения. Никого же не удивляет, что Зайцева ограничена в своем праве на передвижение из-за совершенного ею ДТП, вследствие которого погибло несколько человек, и теперь она, по решению суда, находится в местах лишения свободы?

Поэтому не устаю повторять: ограничения прав человека возможны, но должны соответствовать нескольким критериям — предусматриваться законом, внедряться с легитимной целью и быть необходимыми в демократическом обществе.

Права человека — это всегда о границах между нашей свободой и полномочиями власти. Эти границы подвижные, потому что зависят от конкретных обстоятельств. В условиях кризиса у власти всегда возникает соблазн перетянуть одеяло на себя больше, чем надо. И поэтому важно следить, чтобы права и свободы человека были ограничены только до уровня, являющегося необходимым для защиты жизни и здоровья граждан. Говоря проще, чтобы больше не было запретов вроде «гулять в парках». Потому что острота пандемии упадет, а привычка власти непропорционально ограничивать права и свободы останется.

Могут ли рестораны, магазины, кафе etc требовать у людей на входе сертификат о вакцинации?

Не могут, а должны. Потому что если мы говорим о ресторанах, мы говорим не о правах человека. Эти ограничения накладываются не на человека, а на ресторан как хозяйствующий субъект в форме общества с ограниченной ответственностью или ФЛП. Статья 29 Закона «О защите населения от инфекционных болезней» позволяет правительству во время карантина устанавливать временные ограничения прав физических и юридических лиц и дополнительные обязанности, которые возлагаются на них. И правительство на время карантина такие обязанности определило.

Следует различать права человека и права физических и юридических лиц, о которых речь идет в этом примере.

Права человека — это довольно ограниченный перечень, закрепленный в международных конвенциях и перенесенный оттуда в нашу Конституцию. Статья 64 предусматривает, что ограничение прав человека возможно только в случаях, предусмотренных Конституцией. Поэтому, если вы полистаете раздел второй, то увидите, что в целом ряде прав содержатся оговорки о возможности их ограничения на уровне закона, а что касается мирных собраний — только решением суда.

Можно ли ограничить пользование автобусом или поездом для невакцинированных людей?

Теперь речь идет о конкуренции права на жизнь и здоровье и права человека на свободное передвижение.

Статья 30 Закона Украины «Об обеспечении санитарного и эпидемического благополучия населения» наделяет органы исполнительной власти и местное самоуправление правом в случае распространения опасных инфекционных болезней вводить в установленном законом порядке на соответствующих территориях или объектах особые условия и режимы труда, обучения, передвижения и перевозки, направленные на предотвращение и ликвидацию этих заболеваний и поражений.

Правила и запреты, определенные правительством на основании этого закона, устанавливают определенный порядок передвижения и перевозки в красных зонах. Правительство временно ввело его для автобусов и поездов, чтобы уменьшить потенциальную скорость заражения. Правительство обосновывает необходимость этой ограничительной меры статистически более низкими показателями заболеваемости вакцинированных, рекомендациями ВОЗ и медицинскими исследованиями, которые показывают, как передается вирус. И я это не комментирую, потому что я не врач и не ученый-вирусолог, и это не моя сфера компетенции.

Нарушает ли требование показать сертификат о вакцинации мое право на врачебную тайну?

Теперь речь идет о конкуренции права на жизнь и здоровье и права человека на частную жизнь.

Человек имеет право на тайну о состоянии своего здоровья, факте обращения за медпомощью, диагнозе, а также о сведениях, полученных во время его медицинского обследования, согласно статье 39-1 Закона «Основы законодательства Украины о здравоохранении».

Но «сертификат о вакцинации» не содержит информации о здоровье или диагнозе. Это, скорее, документ, содержащий разрешительную информацию. В красной зоне постановление правительства обязует человека показывать сертификат о вакцинации для доступа к общественному транспорту или торговому центру. Такое требование показать сертификат является пропорциональным вмешательством. Другое дело, что охранник не может записывать эти данные или вносить в какую-то базу ресторана.

Защита частной жизни и персональных данных при вакцинации беспокоит сейчас многие страны мира. В апреле нынешнего года Совет Европы разослал странам-членам рекомендации, как в условиях пандемии применять стандарты Конвенции «О защите лиц в связи с автоматизированной обработкой персональных данных» и Дополнительный протокол к ним. Совет Европы подчеркивает, что обработка, в частности сбор таких данных и информации должны осуществляться при условии обеспечения повышенного уровня безопасности. Использование таких данных для немедицинских нужд может составлять необоснованное нарушение защиты частной жизни и персональных данных.

Что делать, если я не согласен и считаю, что мои права нарушены?

Государство имеет дискрецию (полномочие) на определение той критической отметки, после которой надо вводить карантин и ограничительные меры. Закон о защите населения от инфекционных болезней возлагает это на правительство. Важно, чтобы было какое-то рациональное обоснование такого решения. В прошлом году в соцсетях гулял ролик, который назывался «генератор случайных чисел». Это была нарезка с ответами президента и тогдашнего министра здравоохранения. Их в течение нескольких месяцев спрашивали, при каких показателях в стране будет введен карантин. И они постоянно меняли свой ответ, показатели увеличивались, и создавалось впечатление, что никакого рационального обоснования для такого шага у власти нет.

pixabay/succo

Тем более когда речь идет об ограничении конституционных прав, такого рода ограничения могут быть установлены исключительно на уровне закона. И здесь действительно есть проблемы. Правозащитники еще во время первого локдауна обращали на это внимание правительства. Дескать, мы понимаем целесообразность многих ограничений, знаем, что в тех условиях надо было действовать быстро, но будут следующие волны пандемии, и надо подготовиться, чтобы в дальнейшем делать все правовым способом. Кое-что было сделано. Но не все.

Поэтому если вы считаете, что ваши права нарушены, — обращайтесь в суд и отстаивайте свою правовую позицию. Это будет правильно.

Но у нас в стране плохо с уровнем правовой культуры. Если люди решают нарушать правовые предписания, то должны быть готовы к ответственности. Во всяком случае, если кто-то не согласен с теми или иными ограничениями, то может подать в суд и дойти аж до Страсбурга. Европейский суд по правам человека в этом году уже вынес решение в деле «Вавричка и другие против Чешской Республики», касающемся спора о вакцинации. Уверена, что многие иски, спровоцированные пандемией, уже на подходе.

Больше статей Александры Матвийчук читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК