НОВАЯ ЖИЗНЬ УНА-УНСО

28 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 28 марта-4 апреля 2003г.
Отправить
Отправить

Пережив тюремное заключение трети руководства, раскол и последовавший позор на прошлогодних выборах Верховной Рады, УНА-УНСО снова хочет стать силой, которой одни будут увлекаться, а другие — пугать...

Пережив тюремное заключение трети руководства, раскол и последовавший позор на прошлогодних выборах Верховной Рады, УНА-УНСО снова хочет стать силой, которой одни будут увлекаться, а другие — пугать. Хотя идеи, вокруг которых создалась одна из самых звучащих партий, давно неактуальны, а пройденный ею путь был скорее дорогой ошибок, ветераны УНСО считают, что можно начать все сначала и будущее у них есть.

В течение последнего месяца партия сделала решающие шаги для преодоления внутреннего раскола, который, как ржавчина, разъедал ее с 9 марта позапрошлого года. Собравшиеся две недели назад в Киеве лидеры областных организаций выразили недоверие руководителю политического совета Эдуарду Коваленко, решив в ближайшее время провести общий съезд для избрания нового руководства партии. Фактически это решение зафиксировало победу Андрея Шкиля, который активно боролся за восстановление лидерства в партии 11 месяцев после своего освобождения из СИЗО в апреле прошлого года. Сейчас Шкиль является главным претендентом на избрание председателем УНА-УНСО на съезде, который состоится не позднее конца мая.

Кризис УНА-УНСО двух последних лет вполне может послужить хорошим сюжетом для детектива. Став одним из символов оппозиции в ходе успешного этапа акции «Украина без Кучмы» зимой 2000—2001 годов, партия была названа главным виновником событий 9 марта позапрошлого года. Сами представители УНСО объясняют это совпадением двух факторов: гнева Леонида Кучмы и стремления СБУ ликвидировать полуподпольную военизированную организацию, резко прибавившую в численности после выхода на улицы с антипрезидентскими лозунгами.

Последовавшая атака на УНА-УНСО по-настоящему поставила вопрос о дальнейшем существовании организации. Спустя год после 9 марта партия потеряла значительную часть своих членов, впала в бездействие, дистанцировавшись от оппозиции, и, как следствие, бесславно проиграла выборы в Верховную Раду, заняв 31-е место среди 33 участников с 0,04% голосов.

Огромную роль во всем этом сыграл Коваленко — одна из самых загадочных личностей в организации за всю ее историю. Одни члены УНСО считают его засланным агентом СБУ, другие — суперудачливым авантюристом, третьи — прагматичным и способным лидером с альтернативной политикой. Он пришел в организацию в декабре 2000-го — во время первых выступлений оппозиции, имея за плечами только занятия ресторанным бизнесом на юге Украины и навыки психолога, полученные в Херсонском пединституте. Тем не менее уже в первый год он стал вторым человеком в партии, во второй — фактически возглавил ее. Это при том, что верхушка УНА-УНСО традиционно состояла из членов-основателей, многие из которых упрочили авторитет на войне.

Сотрудничество с организацией для Коваленко началось со знакомства со Шкилем, которому он предложил в пользование свою машину. Именно Коваленко был за рулем автомобиля, в котором 21 марта 2001 года ехавшего на пресс-конференцию в Верховную Раду Шкиля задержали сотрудники СБУ. После ареста Шкиля Коваленко помогает доставать деньги от оппозиции для сидящих в СИЗО членов партии. Затем у него устанавливаются хорошие отношения с не менее чем Шкиль влиятельным человеком в организации — Николаем Карпюком, который был выпущен из СИЗО под подписку о невыезде. В ноябре 2001 года последний при поддержке Коваленко становится лидером партии. Карпюк, который командовал унсовцами на войне Грузии с Абхазией в 1993 году и сейчас остается одним из самых уважаемых членов организации. Однако тогда его избрание, вопреки протестам сидевшего в СИЗО Шкиля, не очень красиво выглядело со стороны, положив начало расколу в УНА-УНСО. Проголосовавший за него съезд одновременно поддерживает предложенную Коваленко доктрину демилитаризации УНА-УНСО, фактически превратившуюся в деактивацию. Сам Коваленко становится главой инициированного им нового органа управления — политического совета — и заместителем Карпюка. Он же лоббирует решение партии идти на парламентские выборы самостоятельно, вопреки идее блокироваться с «Батьківщиною» Юлии Тимошенко, за которую до ареста выступал Шкиль. После проигрыша выборов дезориентированная организация начинает рушиться. «Мы просто ничего не делали», — вспоминает лидер винницкой организации Сергей Чумак, добавляя, что этот период плохо сказался на имидже и числе поддерживающих УНА-УНСО. В это же время победивший на выборах Шкиль выходит из СИЗО на свободу, обвиняя бывших соратников в предательстве. Часть членов организации переходит на его сторону и вместе с группой вновь вступивших проводит альтернативный съезд, на котором снова избирает лидером Шкиля. Обеспокоенный политикой бездействия Карпюк предлагает еще раз поддержать оппозицию, присоединившись к новой акции «Повстань, Україно!». Однако за несколько дней до старта акции в сентябре прошлого года Карпюка арестовывает милиция по подозрению в ограблении киевского чиновника. Лидерство в УНА-УНСО автоматически переходит к Коваленко, и партия отказывается от участия в акции.

На вопрос, является ли он агентом СБУ, Коваленко смеется. Он признает, что в отличие от многих других видных членов организации, участвовавших в выступлении 9 марта, у него не было проблем с правоохранительными органами. «Меня допросили. Претензий ко мне не было, давления тоже», — говорит он. По его словам, он увлечен национальной идеей еще с детства, был единственным подписчиком в родном Геническе ультраправой газеты «Замкова гора». Курс на мирную позицию партии с приоритетом экономических лозунгов Коваленко объясняет нежизнеспособностью милитаристской ориентации УНА-УНСО. «Мы шли неправильным путем, и я предложил новые методы политической борьбы. Если кто-то не согласен и уходит, я не против этого. Значит, нам не по дороге», — говорит он, намереваясь предложить новым членам партии из Восточных и Южных регионов, которые сейчас составляют большинство его сторонников, лишить полномочий приговоренного к 4,5 года тюрьмы Карпюка.

Однако за время возвышения Коваленко подавляющая часть активистов УНА-УНСО или поддержали Шкиля (как Карпюк, передавший письмо с извинениями из СИЗО), или ушли из организации (как активный участник первого для УНСО конфликта в Приднестровье, многолетний глава исполкома партии Юрий Тыма). Последний посчитал, что раздоры руководства и туманность перспектив организации связаны с объективной неактуальностью идей организации, что закрывает для нее будущее. Действительно, организовавшаяся для вооруженной борьбы за независимость УНА-УНСО за 12 лет была востребована только в самые первые дни — во время антигорбачевского путча в августе 1991 года.

«К нам тогда приходили тысячи людей», — вспоминает первый начальник штаба УНСО Валерий Бобрович. Изъявшие в 1994 году документацию организации правоохранительные органы обнаружили четыре тысячи заявлений о вступлении только в киевскую организацию. Многие из них в 1991—1992 годах прошли учебные лагеря, организованные УНСО в целом ряде областей от Ивано-Франковска до Донецка. Но после мирного выхода Украины из СССР УНА-УНСО не удалось стать ни национальной гвардией, ни иностранным легионом, ни филиалом армии, как предусматривалось в разное время. Во многом из-за отсутствия внутреннего применения организация начала посылать людей на чужие войны в Приднестровье, Абхазию, Чечню и Югославию, оправдывая это необходимостью защищать национальные интересы Украины. Это принесло организации известность, одновременно вызвав сомнения в чистоте ее идеологии, но выходом не стало.

На съезде Шкиль намерен предложить следующий план новой жизни. Во-первых, УНА-УНСО должна вернуть себе статус активного участника оппозиции, усилив ее уличные выступления, новая волна которых запланирована на конец мая. Во-вторых, параллельно с партией должна быть выстроена самостоятельная общественная организация с названием УНА-УНСО, документы на регистрацию которой уже поданы. По замыслу Шкиля, эта организация сосредоточит в себе силовое направление, в частности, будет заниматься военно-политической подготовкой молодежи. При этом участниками организации могут быть члены других партий. Возможно, это связано с идеей Тимошенко создать единую партию на базе ее нынешних партий-сателлитов, включая правую партию Шкиля. Статус общественной организации позволит сохранить брэнд УНА-УНСО вне зависимости от судьбы партии.

Этот план выглядит разумным. Развитие партийной системы делает невозможной существование сильной правой партии с наивными политическими и экономическими лозунгами, активисты которой к тому же склонны воевать, а не агитировать. С другой стороны, отсутствие в стране патриотических движений и нежелание старых членов УНСО поверить, что все закончилось, делает возможным успех подобной общественной организации. Скорее всего, УНА-УНСО никогда не сможет больше войти в большую политику, но стать местом общения романтичных молодых людей и средством запугивания читателей российских газет ей по силам. «Когда нет дела, вроде бы никого нет. А как появится, так сразу столько соберется», — сказал один из первых членов организации.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК