Неправительственные организации: окольцуй или убей

14 февраля, 2014, 21:45 Распечатать Выпуск №5, 14 февраля-21 февраля

Как только непокорное общественное движение или объединение становится дос­таточно заметным и привлекательным — на него сразу идет массированный прессинг. Иногда официальный, иногда — уголовный, чаще — комбинация обоих.

Нынешний политический кризис — это война. А на войне ведут огонь по всем, кто высовывается. Мы это уже не раз наблюдали на примере множества структур: начиная от Автомайдана и Самообороны и заканчивая не проявившими верность влас­ти церквями. Как только непокорное общественное движение или объединение становится дос­таточно заметным и привлекательным — на него сразу идет массированный прессинг. Иногда официальный, иногда — уголовный, чаще — комбинация обоих.

Среди прочих, достается и тем, о ком автор часто писал еще до начала всех этих событий — неправительственным организациям, работающим в политической, правозащитной и социологической сферах. Давление направлено как на организации в целом (ряд законопроектов, о которых речь пойдет ниже), так и на конкретные структуры и конкретных людей. Конфликт идет открыто: так, отдельные депутаты от Партии регионов прямо называют все организации, использующие помощь международных доноров, агентами иностранного влияния, призывая к принятию против них соответствующих мер. На практике под такое определение можно подвести кого угодно, включая организации, возглавляемые этими же депутатами, а также украинские правительственные структуры, активно использующие техническую помощь из-за рубежа и даже гордящиеся ее привлечением. Однако "друзьям — все, врагам — закон". Тем более что отбиваться или контратаковать НПО не могут. К их счастью, сейчас это за них делает Майдан.

Рассмотрим кампанию борьбы с гражданским обществом подробнее.

Еще в середине прошлого года в блогах уже курченковского "Корреспондент.нет" появился цикл публикаций Вячеслава Пиховшека "Солдаты революции". В нем двояко известный ветеран украинской прессы обвинил ряд украинских НПО (ИМИ, "Чесно") и сотрудничающих с ними коллег-журналистов (Мустафа Найем, Анастасия Станко), а также партию ДемАльянс в подготовке в Украине "арабской весны". Сроки тогда назывались ближе к выборам 2015 года, а описанные методы "диверсантов от гражданского общества" явно показывали, что автор до сих пор под впечатлением от Оранжевой революции.

Уже тогда, по признанию некоторых упомянутых лиц, они восприняли это с опаской: подобные информационные кампании (а свой рассказ г-н Пиховшек растянул почти на десяток длинных статей) напоминали артподготовку перед реальными наездами. Они не заставили себя долго ждать.

Законы и дышла

Начиная с осени прошлого года в парламент Украины было подано сразу несколько законопроектов, чьи нормы так или иначе ограничивали действия НПО. Часть этих норм шла прямо, часть — в лучших украинских традициях. Ну, вы знаете: когда изменения в примечания к приложениям законопроекта о праздновании дня основания Крыжополя одним из подпунктов отменяют дейст­вие Конституции. Попробуем перечислить основные:

Законопроект "О международной технической помощи". Подготовлен Минэкономразвития еще в середине прошлого года, подан в парламент в нояб­ре, сейчас отрабатывается в комитетах. Регламентирует получение государственными и негосударственными структурами в Украине технической помощи (попросту говоря — денег) от иностранных правительственных доноров. Не распространяется на случаи, в которых донором выступает неправительственная организация — например, частный фонд. По мнению известного медиа-юрис­та Дмитрия Котляра, в нем есть как минимум одно "узкое место" — прописанный там недостаточно четко запрет на осуществление политической и агитационной деятельности на средства МТП может быть, при желании, распространен и на работу ГО, имеющих отношение к политике.

Законопроект Вадима Колесниченко "О противодействии экстремизму". В части непосредственно противодействия экстремизму дублирует уже существующие нормы законодательства Украины, однако расширяет некоторые критерии до возможности подвести под них слишком многое. В частности, среди прочего экстремизм определяется как "порушення прав, свобод та законних інтересів людини і громадянина". Этот же законопроект дает прокуратуре право ликвидировать юридическое лицо до решения суда, а также содержит ряд норм, вмешивающихся в деятельность медиа. Также до сих пор обрабатывается в комитетах.

Поправки к закону о судоустройстве и статусе судей и процессуальным законам о дополнительных мерах для обеспечения безопасности граждан — то самое знаменитое голосование 16 января, результаты которого ныне отменены. Нас в этом букете любви к ближнему отдельно интересует норма, разрешающая закрывать сайты в досудебном порядке на основе экспертного вывода Нацкомиссии о каких-либо нарушениях закона в опубликованной там информации. А также новая норма о наказании за "экстремизм в соцсетях" (размытость определения экстремизма в законопроекте от того же автора мы уже показали выше), предполагающая до трех лет лишения свободы.

Сюда же относятся и изменения в Налоговый кодекс, придающие всем организациям, получающим средства из-за рубежа, статус "иностранных агентов". Предполагалось, что они будут облагаться налогами иначе, чем неприбыльные организации, будут вынуждены давать информацию об объеме средств или имущества, полученных из иностранных источников, о запланированных целях их использования и фактическом использовании, о запланированных программах деятельности и о фактической деятельности. Кстати, после отмены "законов 16 января" Вадим Колесниченко успел зарегистрировать новый законопроект об иностранных агентах с теми же нормами.

Ничто из этого ныне не действует. Но может быть запущено в любой момент — была бы политическая воля. И отсутствие физического страха.

Иные методы

Помимо законодательных потуг, имели место и непосредственные "наезды" на НПО. Из них стоит выделить, как минимум, два.

Первый — это уже упомянутый взлом почты руководителя Института массовой информации Оксаны Романюк, впоследствии слитый через известный "бачок" "Украинская кривда". Согласно обвинениям "бачка", Романюк манипулировала данными соцопросов и пыталась обхитрить ряд донорских организаций. Сама Романюк утверждает, что над ее письмами творчески поработали в фотошопе. Как бы то ни было, узнается характерный почерк "бачунизации", "немырягейта" и еще ряда провокаций прошлых лет. 

Второй тревожный звоночек — ситуация вокруг общественного объединения Центр.Юа. Кто в теме, тот знает: Центр — это такой себе скрепляющий гвоздик, вечный круглый стол и место-для-тусовок (в совсем недавнем прош­лом — буквально) для целого ряда личностей и структур, объединенных не столько формально, сколько дружескими и профессиональными отношениями. Причем практически каждый его представитель или частый гость состоит одновременно в нескольких НПО, волонтерских структурах либо независимых медиа. Фактически Центр — это действительно центр, соединяющий и "Громадське телебачення", и "Чесно", и "Стоп цензуре!", и "Слідство.інфо", и самоуправляемую сеть "САМ", и Институт массовой информации с Институтом медиа права и Институтом региональной прессы, и ДемАльянс, и многих других. Короче, это все те люди, к которым на самом деле обращался Виктор Янукович, произнося в адрес Мустафы Найема свое коронное "Я вам не завидую" — рьяные личности, готовые перелезть через забор в Межигорье, поинтересоваться ростом доходов Александра Януковича или тем, как в распоряжении структур, близких к Виталию Захарченко, оказалось крупнейшее золотое месторождение в Украине.

При этом и сам "Центр" как организация тоже "виновен" в глазах власти — готовил и презентовал в регионах известный альманах "Открытый доступ", среди прочего, описывающий тему Межигорья. Одни только срывы ряда его регио­нальных показов, в том числе и с применением титушек, свидетельствовали о том, что игнорировать такую деятельность активистов никто не намерен.

Еще 11 декабря против "Центра" было возбуждено уголовное дело по ст. 209 – отмывание денег. Причем узнали об этом его сотрудники лишь в прош­лую пятницу, когда одновременно к десяткам работников и партнеров, когда-либо сотрудничавших с "Центром", пришли милиционеры с повестками и без с просьбой выступить свидетелем.Самим "центровикам" пока что неизвестна даже суть обвинения. Однако тот факт, что, среди прочего, проверялись и их счета, а также просочившаяся информация о том, что в целом допросить по делу планируется до 200 человек, не оставляет сомнений: за них серьезно взялись. Удар пока что не нанесен, но уже тщательно готовится. 

Зачем все это и о чем речь?

В первую очередь — о контроле. Здесь даже не настолько важно, кто из представителей власти искренне считает всех сотрудников НПО иностранными шпионами, но кто видит в них происки политических противников. Они — неконтролируемый ресурс, информационный, организационный, творческий. Безусловно, в распоряжении власти есть их аналоги, но их уровень профессионализма ниже ровно настолько, насколько креатив Антимайдана слабее креатива Майдана. Причем этот ресурс сам по себе предрасположен к тому, чтобы мешать власти. Как минимум, вскрывая и делегетимизируя ее действия. Как максимум — провоцируя народное возмущение и собирая материалы, которые впоследствии могут быть использованы в судебных процессах.

Следовательно, этот ресурс необходимо взять под контроль или уничтожить. Так, как это уже сделали в соседних государствах. Другое дело — что в Украине все попытки "закрутить гайки" наталкиваются на особенность национального колорита — ответную попытку забить болт. Пока что так же выходит и здесь. Тем временем НПО растут вместе с социальным запросом на них. Тот же Майдан — питательная среда для гражданского общества, горизонтальных структур и общественных объединений. Фактически, Майдан и сам — одна большая НПО. Стоящие на нем люди — их защита и опора. И речь не только о том, что под их давлением были отменены печально известные законы, но и о том, что в общем противостоянии у власти уже не так-то много свободных ресурсов, чтобы всерьез отвлечься на разборки с общественными структурами.

P.S. Заметим, что особняком относительно всего вышеперечисленного стоят НПО с российскими донорами. Они не слишком широко представлены на уровне всей страны, но довольно активно действуют в некоторых регионах (Крым здесь, разумеется, вне конкуренции). Однако в данный момент карательные меры на них не распространяются — сейчас они являются тактическими союзниками власти в ее антимайданной реконкисте. Но это пока. Возможно, впоследствии отношение к ним изменится — если ближе к 2015 году они из разряда попутчиков перейдут в разряд противников.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно