Мы ваш, мы старый мир расстроим…

31 января, 2014, 20:35 Распечатать

Зерно Евромайдана неизбежно прорастет — просто потому, что таков объективный исторический процесс, нравится это кому-то или нет.

Проверка — она всем проверка

"О бедном гусаре замолвите слово"

У революций и бунтов есть одна хорошая сторона. Они заставляют участников быть самими собой. Бой — лучшая проверка, война — лучший лакмус, даже несмотря на все сопровождающие ее потоки вранья. Слишком уж сложно притворяться, когда тебя лупят.

Сегодняшний Майдан и сопровождающие его события — проверка для всех. От Яценюка до Януковича. От священников до футбольных ультрас. От России до Европы. От нас, журналистов, до вас, уважаемые читатели. Такой шанс заглянуть внутрь обнажившейся страны не часто представляется, так что воспользуемся им и посмотрим на государство и общество, явленные без макияжа.

Что показало вскрытие

Государственная машина обнажилась во всем своем уродстве. Открылись все ее слабости. О чем можно говорить, если действующая власть даже репрессии не смогла устроить без помощи вольнонаемной гопоты? И это при том, что силовому блоку в годы президентства Виктора Януковича уделялись и время, и средства, и внимание. Какая разница, сколь жестоки законы, если у государства нет возможности заставить граждан их выполнять?

Верховная Рада также провалила все тесты. Принятие и отмена ряда законов показали, что наш парламент больше похож на племенное вече папуасов, чем на европейский — да даже и азиатский! — законодательный орган. Начиная от голосования руками за отсутствующих и заканчивая принятием закона о государственных заложниках, освобождаемых в зависимости от подтверждения Генпрокуратурой действий третьих лиц. Это не парламент — и у него уже даже нет сил притворяться таковым.

Парламентское большинство вообще и Партия Регионов в частности доказали, что они — рабы государевы. Возможно ли большее унижение, чем то, что испытали регионалы в день голосования за закон об амнистии? В кинозале ВР их буквально взяли "на понт", припугнув заведомо невыполнимой угрозой. Однако металл в голосе Виктора Федоровича и выработанная годами привычка к послушанию сделали свое дело — и те, кто еще за полчаса до того гордо выпячивал грудь, в очередной раз ссутулились, признав статус ходячего приложения к казенной карточке.

Парламентская оппозиция, за редкими исключениями, разочаровала свой электорат, показав себя непрочным союзом беспомощных демагогов. Все три ее официальных лидера за последние пару недель так или иначе пытались манипулировать Майданом. Все трое были им посланы — сначала на переговоры, потом буквально. Слишком часто оппозиция становилась в позу "полюби меня такой, какая есть, новой все равно не завезли". Слишком много было сделано громких заявлений — а когда пришла пора действовать, лишь немногие политики "среднего звена" оказались к этому готовы. Они и пожинают лавры народной любви — тогда как выход на сцену лидеров вызывает весьма неоднозначные реплики. Нет, свои позиции лидеры сохранят — но благодаря поддержке узкого круга людей, а не широких масс.

Виктор Федорович Янукович за последние несколько месяцев разочаровал и разозлил всех — и Европу, и Кремль, и большую часть собственной партии, и олигархов, ставших заложниками его амбиций, непомерной жадности и косолапых интриг. О том, что он настроил против себя "проукраинские" полстраны, и говорить не приходится. Но и вторая половина разочарована и раздражена: "железный лидер" оказался слабаком, давшим слабину после двухмесячной игры мускулами. В глазах луганчанина или севастопольца Янукович — такое же дутое разочарование, каким в глазах львовянина сейчас выглядит Тягнибок. И по тем же причинам: решителен лишь на плакатах, а как до боя дошло…

Региональные власти разделились на беспомощных и неадекватных. Первые не смогли договориться с возмущенной общественностью и вынуждены были быстро покинуть помещение, вторые с перепугу ударились кто в откровенный криминал (подавление протестов при помощи гопников, привлечение вооруженных российских казаков к охране ОГА), кто в не менее откровенный маразм (закладывание бетонными блоками здания ОГА и трассы Одесса—Киев).

Зато:

Церковь сумела показать себя с лучшей стороны. Мы об этом уже писали, так что не будем углубляться. Скажем лишь, что в период гражданского конфликта крупнейшие церкви Украины сумели как минимум сохранить, а как максимум преумножить свой авторитет. И это касается даже Московского патриархата — все попытки митрополита Павла разменять репутацию своей церкви на личную поддержку президента разбились об решительное волынское "пожалуйста, целуйте его в афедрон только от своего имени". И здесь неважно, что произнес их человек много младшего сана: слова прозвучали и запомнились.

Внепарламентская оппозиция сумела хорошо себя преподнести и, возможно, даже эволюционировать по ходу сражения. Для примера возьмем боевую часть Майдана — "Правый сектор". Официальные программы большинства его составных частей, выписанные задолго до Майдана, — откровенно ультраправые, иногда утопические, иногда подчеркнуто антидемократические, всегда крайне инфантильные. Значительно в большей степени, чем, скажем, программа ВО "Свобода". Однако во взаимодействиях с собратьями по Майдану эти радикальные силы вели себя на удивление прилично, выдвигали адекватные и достижимые требования, не проявляли нездоровых амбиций, не пускались в демагогию, не занимались охотой на ведьм и междоусобными разборками — в общем, вели себя намного спокойнее, чем ряд их собратьев по баррикадам. Не хотелось бы сглазить, но выглядит это так, как будто им пришлось очень быстро повзрослеть. Что ж — и ОУН-УПА, на которую они равняются, в свое время прошла схожий путь.

Также с лучшей стороны показал себя народ, оперативно эволюционировавший в гражданское общество. Об этом не только мы — об этом все медиа последние два месяца пишут, так что вы и так все знаете. Та его часть, что стоит на Майдане, беспощадно нарушая все законы психологии масс, показала и стойкость, и самоотверженность, и способность к самоорганизации, и готовность буквально "душу свою положить за други своя". В общем, все то, чего обычно так не хватает украинцам. Но и другая его часть показала способность к росту над собой. И проявилось это, как ни странно, в тех стихийных антимайданах "для защиты от бандеровцев", что образовались в нескольких городах без помощи и способствования чиновников и политиков. Здесь значим сам факт "горизонтальной интеграции", столь несвойственной Homo (Post)Soveticus. И тут уже неважно, что никакие "бандеровцы" никуда не едут. Важно, что для защиты от этого Слонопотама жителям тех городов пришлось разбить свою ракушку и эволюционировать до социальных существ — и, сами того не заметив, они стали чуточку ближе к тем самым майдановцам, против которых готовы решительно бороться. По крайней мере, пропасть между ними уже идеологическая, а не видовая.

Какой же вывод напрашивается по результатам проверки?

Перезагрузите страну

Когда значимая, пассионарная часть народа осознает, что ей на самом деле принадлежит намного больше прав, чем готово предложить государство, изменений не избежать. Они могут быть мирными или нет, идти быстро и гладко или захлебываться в реакции, но они будут. Зерно Евромайдана неизбежно прорастет — просто потому, что таков объективный исторический процесс, нравится это кому-то или нет.

Невзирая на все перипетии, невзирая на бедность, постоянный политический и частые экономические кризисы, в Украине таки выжил средний класс. Пора принять это как данность. Среднему классу, зародившемуся в отсталой стране, обычно хватает ума сформулировать запрос на новый общественный договор и смелости — начать за него сражаться. Так было в революционной Франции. Так есть в нынешней Украине. И даже разгон Майдана этого не изменит: все равно останутся миллионы граждан, понимающих, что жить по старым правилам больше нельзя и самим своим существованием разламывающих старую систему взаимоотношений.

У современного украинского бунтаря есть четко очерченный политический противник — это Семья. Именно против нее направлено острие атаки, она — персонифицированный противник, против нее все дружат. Но это — негативная мотивация. С позитивной мотивацией сложнее, потому что сложно с собственным политическим представительством: нынешнее, как мы видим, себя во многом дискредитировало. Открыт общественный запрос на новых людей, готовых и умеющих играть по новым правилам.

Люди, стоящие под сценой Майдана, органически ощущают, что даже относительно молодые оппозиционные лидеры — люди вчерашнего дня, вчерашних устоев и принципов. Оппозиционеры на сцене это и сами знают — но пока, при всем желании, не могут заставить себя перестроиться — отказаться от клише, от суетливых и мелкокорыстных подковерных игр, от попыток манипулировать толпой, которая слишком хорошо это чувствует, от бутафорского надрывного вопля: "Банду геть!". Они могут хорошо выглядеть лишь на фоне друг друга и на фоне действующей власти — благо, та вообще из дремучего позавчера, на ее фоне и плезиозавр — юноша. Но, как уже показал Майдан, нельзя уважать политиков по остаточному принципу. Голосовать за них "от безысходности" можно, уважать — нет. Действующим лидерам оппозиции тоже довольно скоро придется либо эволюционировать, либо освободить площадку.

Свято место современного политика, который будет иметь приличный бэкграунд, будет говорить со сторонниками о насущных проблемах и не на языке клише, будет действовать быстро и четко, сделает формирование партийного списка открытым, а действия партии напрямую зависящими от настроения избирателя, — вакантно. А значит, в скором времени такому придется появиться. Среди новых политических сил, ростки которых пробиваются сквозь раскуроченную брусчатку Крещатика, есть несколько кандидатур, но ни одна из них пока не доросла до серьезных испытаний. А ведь их предстоит множество, причем нынешние огонь с водой покажутся легкой прогулкой на фоне медных труб — испытания соблазном. Ведь всякий политический проект, доказавший свою перспективность, очень быстро сталкивается с желающими оказать помощь в обмен на услуги — и это сладкое болото за последние 20 лет у нас толком не прошла ни одна из крупных политсил. Эй, племя молодое, незнакомое! Справишься?

Другое испытание — испытание ответственностью. Революционеры у нас есть, но много ли среди них профессионалов? Занять-то можно любое кресло, но нужно ведь еще суметь из него управлять… Людей, вообще в госуправлении хоть что-либо понимающих, у нас почти не осталось. Последние динозавры уже давно на пенсии, а новых не завозили — в политикуме последних лет профессионализм, как мы неоднократно писали, не ценился, в отличие от личной преданности начальству, родственных связей и землячества. Это грозит большими проблемами и большими разочарованиями в дальнейшем — народу вновь придется компенсировать огрехи руководства. Хотя при взгляде на этот народ сейчас, возникает впечатление: и к этому он тоже готов. По крайней мере, морально.

Впрочем, мы пока еще лишь в самом начале пути. И если Украина выйдет из этого противостояния целой и живой — нам в любом случае придется буквально строить государство заново. Старое к использованию не пригодно.

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Konstanzhoglo Konstanzhoglo 5 лютого, 05:45 Не гневил бы автор бога, патякая о войне, неспособности власти устроить репрессии без титушков. Власть бездействует что с титушками, что без. Исползование титушков - это инициативы с мест. Прояви власть свои возможности хоть наполовину лежали бы на майдане пары сотен трупов (если конечно народ не разбежался бы так быстро, что пристрелили бы не больше десятка) Радовались бы, что эта вороватая власть позволяет митингующим хуцпу, брутально нарушать закон. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно