Минстратегпровал

01 октября, 2021, 11:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Чем реально занимается и чем, к сожалению, так и не занялось Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности Украины

Минстратегпровал
© Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности

В сентябре прошлого года правительство своим постановлением утвердило Положение о Министерстве по вопросам стратегических отраслей промышленности. В системе исполнительной власти появился новый орган, ответственный за реформирование оборонно-промышленного комплекса и формирование военно-промышленной политики.

Внешняя агрессия требовала обеспечения Вооруженных сил новейшими вооружениями, военной и специальной техникой, боеприпасами, создаваемыми на основе передовых разработок. Однако результат воплощения правильной идеи оказался совершенно никчемным.

Министерство живет словно в параллельном измерении. Из числа «достижений»:

  • отжатое у «Укрзалізниці» здание;
  • освоенный министерский бюджет с большими зарплатами;
  • принятие Стратегии развития оборонно-промышленного комплекса, основным критерием эффективности которой является количество корпоратизированных предприятий ОПК;
  • абсолютно провальная имплементация Закона «Об оборонных закупках», серьезно усложнившая процесс обеспечения Вооруженных сил.

Фундаментом «свершений» является кадровая политика Минстратегпрома, ответственность за которую лежит на Банковой.

Стратегия провала…

Судя по тексту упомянутой выше Стратегии, на 30-м году своей независимости Украина вспомнила, что у нее была оборонная промышленность. Основной рефрен Стратегии — списанные со всех документов стратегического планирования и государственных целевых программ за предыдущие годы цитаты лозунгов и деклараций: импортозамещение, инновации, инвестиции, снижение энергоемкости, техническое переоснащение, корпоратизация, наращивание экспорта и другие не менее замусоленные чиновниками многих поколений термины. Добавив к этому перечню обещанный по поводу 30-й годовщины Дня Независимости запуск украинского спутника, получим ужасающую картину о перспективах развития оборонно-промышленного комплекса уже в версии руководства Минстратегпрома.

В 2014 году проблема импортозамещения поставляемых из  РФ комплектующих, запчастей и ряда узлов к вооружениям и военной технике приобрела масштаб национальной катастрофы. В рамках межправительственного соглашения по военно-техническому сотрудничеству с РФ объем поставок в Украину продукции военного назначения и двойного использования, предназначенной в основном для ремонта и неглубокой модернизации вооружений и военной техники, составлял около 1,2 млрд долл. в год. Портфель оборонных заказов РФ в Украине постепенно сокращался и в 2013 году достиг исторического минимума в 13 млрд долл. Надо отметить, что РФ уже с 2006 года начала осуществлять комплекс мероприятий по переводу своих вооруженных сил на оснащение современными образцами ВВТ, создавая новые производственные мощности и отказываясь от производства устаревших образцов вооружений и комплектующих для них.

Что же собирается в соответствии с новой Стратегией импортозамещать Уруский и его команда?

Помимо ядерных материалов и сырья, львиную долю перечня изделий, поставляемых до 2014 года в Украину в рамках военно-технического сотрудничества с РФ, составляли запчасти и комплектующие к ВВТ, которые были сняты с хранения на военных складах и производство которых в РФ было прекращено. Это касается и дефицитной в Украине элементной базы для ракетных комплексов и систем, а также РЛС, лопастей для вертолетов, навигационного оборудования и прицелов для бронетанковой техники.

На сегодняшний день почти весь этот военный хлам Россией уже утилизирован, а Украина все еще собирается его согласно Стратегии развития ОПК импортозамещать до 2030 года.

Очевидно, что чиновники — авторы указанного документа стратегического планирования — не знакомы с результатами проведенного Минэкономики Обзора оборонно-промышленного комплекса. А ведь в нем черным по белому написано, что большинство образцов вооружений, военной и специальной техники украинских Вооруженных сил являются морально и физически устаревшими, поскольку созданы на основе конструкторских, технических, технологических и инженерных решениях прошлого века. Самое главное, что в минстратегпромовской Стратегии речь не идет даже о создании задела для разработки новых поколений вооружений на основе использования новых физических принципов и платформ, не говоря уж о реализации программ широкомасштабного перевооружения армии.

Квинтэссенцией полета мысли министерских управленцев в Стратегии является необходимость на 30-м году обретения Украиной независимости, цитирую дословно, «создать систему стратегического планирования в сфере оборонно-промышленного комплекса…». На восьмом году войны.

Более подробно анализировать текст Стратегии, изобилующий огромным количеством противоречий и неточностей, нет никакого смысла.

Еще менее осмысленной была деятельность «Минстратега». Особенно в той сфере, ради обеспечения которой он, собственно, и создавался.

Оборонные закупки: а вы, друзья, как ни садитесь…

Ровно год назад в статье «ОПК, который Украина потеряла…» в ZN.UA я выразил сомнение в состоятельности чиновников Минстратегпрома обеспечить реализацию Закона «Об оборонных закупках». И не ошибся.

Аккурат перед увольнением из Министерства обороны в августе сего года замминистра Александр Миронюк направил в Минстратегпром письмо с просьбой дать разъяснения по вопросу направления военным ведомством как государственным заказчиком ценовых запросов о стоимости предмета закупки участникам отбора, зарегистрированным в электронном реестре, если закупки предполагается осуществлять через международные специализированные организации.

Послание А.Миронюка является знаковым и демонстрирует полный провал Минстратегпрома в имплементации Закона «Об оборонных закупках».

Совершенно очевидно, что отставной заместитель министра, пользуясь чиновничьим эпистолярным жанром, в достаточно мягкой форме указал Минстратегпрому в первую очередь на то, что оборонные закупки по линии международных специализированных организаций в текущем году состояться не могут, поскольку статья 11 упомянутого закона предусматривает проверку ценовых предложений иностранных контрагентов в Электронном реестре участников отбора и исполнителей государственных контрактов на наличие либо отсутствие аналогичных предложений со стороны украинских предприятий.

На сегодняшний день на сайте Минстратегпрома появилось лишь 24 ведомственных приказа по внесению в Электронный реестр субъектов хозяйствования для участия в оборонных закупках. При этом номенклатура работ, товаров и услуг ежегодно закупаемых Минобороны составляет более 130 тысяч наименований.

Проще говоря, Минстратегпром своим бездействием по созданию реестра лишил Украину возможности осуществления оборонных закупок по линии агентств НАТО по связи и информации (NATO Communications and Information agency) и по поддержке и поставкам (NATO Support and Procurement Agency), а также по Программе правительства США «Международные военные продажи» (Foreign Military Sales). Каких вам еще «Джавелинов» не хватает? Может, президент Владимир Зеленский зря договаривается с министром обороны США Ллойдом Остином о дополнительной военной помощи на сумму 60 млн долл.? Ведь благодаря ведомству Уруского, Украина и основной объем помощи в текущем году не получит. Еще под большим вопросом поставки оборонной продукции из США в 2022 году.

Только я вижу основания для рассмотрения действия или бездействия чиновников исполнительной власти из упомянутого министерства сквозь призму 111 статьи Уголовного кодекса Украины?

Фактически проблемы с Электронным реестром участников отбора и исполнителей государственных контрактов у чиновников Минстратегпрома должны были начаться еще в конце марта 2021 года. Именно к этому времени ключевой элемент Закона «Об оборонных закупках» — реестр должен был вовсю функционировать, а соответственно, и все процедуры должны были осуществляться согласно новому законодательству. Однако этого не случилось. Руководители Минстратегпрома бросились возвращать к жизни отмененную с их же подачи нормативно-правовую базу по старому Закону «Об оборонном заказе».

Украинские чиновники вообще удивительные люди с точки зрения соблюдения законодательства. Наша исполнительная власть своими решениями с легкостью реанимирует постановления правительства, принятые ранее во исполнение Закона «Об оборонном заказе», который по основным положениям утратил свою силу с 1 января 2021 года, а по вопросам планирования оборонного заказа на 2021 год — с 31 марта текущего года. Самое интересное, что в этом реанимационном пакете есть постановления правительства, в которых присутствует ссылка на утратившие силу положения Закона «Об оборонном заказе».

Еще одно «новшество» минстратегпромовцев — публикация части переданного им Министерством экономики старого секретного Реестра производителей продукции, товаров и услуг оборонного назначения, закупки которых составляют государственную тайну. Этим они облегчили жизнь российским спецслужбам, которым не придется шнырять в поисках исполнителей оборонного заказа, а можно будет сразу прибыть по конкретному адресу.

Само же опубликование старого реестра абсолютно бесполезно для оборонных заказчиков, поскольку в нем нет главного — той самой номенклатуры продукции, товаров и услуг, закупки которых составляют государственную тайну.

О бедном реестре замолвите слово…

Чехарда с законодательством, нормативно-правовой базой и министерскими приказами происходит из-за халатности и непрофессионализма. А последствия не могут не привлечь внимания НАБУ и ГБР.

Нормативные акты Минстратегрома в значительной степени противоречат Закону «Об оборонных закупках» и постановлению правительства об электронном реестре.

Вывод напрашивается сам по себе: никто в министерстве ни Закон «Об оборонных закупках», ни правительственное постановление о реестре в глаза не видел.

Авторы приказа №145 приводят из Закона «Об оборонных закупках» определение сводного трехлетнего плана закупок товаров, работ и услуг оборонного назначения по закрытым закупкам, добавляя от себя, что этот план, цитирую дословно, «составляется государственными заказчиками в форме открытых данных».

Во-первых, план этот составляется не заказчиками, а вашим родным министерством.

Во-вторых, он является государственной тайной и не может составляться в форме открытых данных.

Своей властью государственные служащие министерства оставили среди пользователей электронного реестра лишь участников отбора и исполнителей государственных контрактов, отнеся государственных заказчиков к категории «субъекты информационного взаимодействия», добавив в эту когорту министерства, другие центральные и местные органы исполнительной власти, органы местного самоуправления, сдобрив этот перечень банками и финансовыми учреждениями, которые «совершают обмен данными с системой». В какой части Закона «Об оборонных закупках» фигурируют банки, финансовые учреждения, местные органы исполнительной власти и органы местного самоуправления? Какой информационный обмен с системой? С какой системой?

Еще одно нововведение авторов — нормативно закрепленное обещание при помощи электронного реестра обеспечить «субъектов обращения информацией о функционировании предприятий ОПК в режиме реального времени», размышляя перед этим о правах каждого гражданина на доступ к электронным услугам. Может, чиновники Минстратегпрома не в курсе, что это не является функцией электронного реестра? Обращение к реестру не является административной либо публичной услугой, а предназначено исключительно для обеспечения проведения оборонных закупок.

А доступ к этому реестру, который согласно Закону «Об оборонных закупках» и постановлению КМУ содержит государственную тайну, чиновники министерства предполагают обеспечивать с использованием Интернета...

Итак, ОПК для чайников…

На что Минстратегпромом был потрачен целый год? Где закон о военно-промышленной политике? Ну пусть не закон! Пусть хотя бы набор первоочередных антикризисных мероприятий в ОПК. Именно антикризисных, потому что большинство этих предприятий, за исключением первой десятки, уже перешли в финансово-экономическое кризисное пике.

О переводе государственных предприятий на современные стандарты корпоративного управления речь шла еще до появления «Укроборонпрома». Напомню, что еще в 2012 году с помощью была полностью подготовлена матрица перевода ГП «Антонов» на современную систему корпоративного управления. Воз и ныне там!

Гарантирует ли грядущая корпоратизация предприятий ОПК сохранение уникальных производственных циклов, которые без поддержки государства могут быть утрачены навсегда? Не буду упоминать весь спектр рисков, которые могут привести к серьезному снижению оборонного потенциала. Создание холдинговых компаний для нашей страны далеко не новая тема. Напомню, что еще до насильственного объединения государственных оборонных предприятий в «Укроборонпроме» уже существовали холдинговые компании «Артем» и «Топаз». Может, чиновникам Минстратегпрома стоит более тщательно изучить этот опыт?

Почти девять лет прошло с того времени, когда межведомственной комиссией при активном участии Минобороны были разработаны планы по оздоровлению финансово-экономического состояния предприятий ОПК госсектора. Многие предприятия из этого списка уже существуют лишь на бумаге.

Украина стремительно теряет инженерный и конструкторский потенциал из-за кризисного состояния предприятий ОПК и минимального оборонного заказа на создание новых образцов вооружений и военной техники. На карте оборонной промышленности остались единицы еще работающих конструкторских бюро.

Не лучше обстоят дела и с вопросом инвентаризации интеллектуальной собственности в оборонной промышленности. Ни один из президентских указов по этим вопросам не выполнен. Никто в стране не знает, какими оборонными технологиями и разработками реально обладает ОПК.

Когда первый руководитель Минстратегпрома иронично заявляет, что «военные хотят покупать оружие, как в магазине», вероятно, ему невдомек, что именно на это министерство возложена функция по созданию новых образцов вооружений и техники, которому предшествуют проведение исследований, создание передовых технологий и новых материалов.

Как раз Минстратегпром и должен заниматься созданием/перепрофилированием производственных мощностей, необходимых для перевооружения армии. Добиваясь концентрации финансового, научного, конструкторского и инженерного потенциалов.

По-прежнему нет и закона о военно-техническом сотрудничестве. Не произошла и либерализация внешнеэкономической деятельности в сфере экспорта вооружений. На сегодняшний день система национального экспортного контроля остается тормозом в осуществлении экспорта оружия, приводя к потере Украиной ряда позиций на международных рынках.

Эффективная внешнеэкономическая деятельность остается основным фактором поддержания высокого уровня финансово-экономического состояния предприятий ОПК, с одной стороны, а с другой — позволяет создать серьезные заделы для обеспечения Вооруженных сил Украины новыми вооружениями.

Естественно, хотелось бы, чтобы многофункциональный ракетный комплекс «Сапсан» был как можно скорее поставлен на вооружение нашей армии. Пока он существует исключительно в виде макета ОТРК «Гром-2», заказанного Украине Саудовской Аравией. И этот макет гордо демонстрируют на парадах уже второму президенту.

На основе Обзора оборонно-промышленного комплекса и новой Стратегии развития ОПК Минстратегпром должен был разработать новые государственные целевые программы реформирования и развития ОПК и создания производства боеприпасов. Кстати, указ президента по этим вопросам был издан еще в прошлом году. Однако ни соответствующих программ, ни даже продления действующих на сегодня нет. Нет проекта государственной целевой программы развития передовых технологий. Нет и Агентства передовых технологий, создать которое как раз и должен был Минстратегпром.

О возможном срыве оборонного планирования в связи с отсутствием упомянутых мною ключевых программ, направленных на развитие составляющих сферы обороны и безопасности и усиление обороноспособности государства, премьер-министра проинформировал в своем письме секретарь СНБО А. Данилов в первых числах сентября сего года.

Даже одного этого обращения достаточно, чтобы поставить вопрос не только о пребывании в правительстве профильного вице-премьера, но и вообще целесообразности целого министерства, которое не смогло обеспечить работу по ключевым для ОПК направлениям.

Может быть, руководству государства пора, наконец, делать выводы? Причём речь не только о перемещении «кадров и кроватей», но и о смене профиля учреждения, а также собственных примитивных пиар-представлений об эффективности его работы.

Больше статей Дмитрия Менделеева читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК