Военный бюджет

29 сентября, 2020, 18:03 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему расходы на оборону не могут стать одним из драйверов украинского экономического роста. 

Предполагается, что Государственный бюджет Украины на 2021 год будет иметь такие показатели:

  • ВВП — 4,5 трлн грн;
  • рост ВВП можно ожидать на уровне 4,6%;
  • доходы бюджета — 1071 млрд грн; 
  • расходы бюджета — 1350 млрд грн;
  • государственный долг в ВВП — 64,6%.

При этом расходы на безопасность и оборону составят 267 млрд грн; 117 млрд грн из них будут направлены непосредственно на Министерство обороны, которое в свою очередь на закупку и модернизацию вооружений предусмотрело 22 млрд грн. 

Гражданские затраты развития предусматривают 150 млрд грн на развитие дорожной инфраструктуры и около 49 млрд грн — на программы поддержки бизнеса, включая агросектор.

Оборонный бюджет важен как сам по себе — для реализации безопасностных функций, так и для создания базы развития производства высокотехнологичной продукции и соответственно роста ВВП. За счет экспорториентированных изделий в военной сфере или тех, которые потенциально можно экспортировать в будущем, удастся повысить технологичность экономики, а соответственно — обеспечить ее рост. 

Оборонные затраты в условиях военного конфликта с Россией можно существенно увеличить, воспользовавшись упрощенными условиями доступа к инвестициям, технологиям и выходу на рынки. Такие неожиданные маркетинговые возможности могут открыться для Украины как страны в состоянии войны благодаря грамотному взаимодействию украинского правительства с геополитическими партнерами Украины — США и ЕС. Таким образом оборонный бюджет станет квазибюджетом развития, параллельно можно существенно увеличить экспорт и сменить структуру экономики с сырьевой на технологическую. 

Словосочетание «оборонный бюджет станет квазибюджетом развития», к величайшему сожалению, лишь пожелание, которое в условиях существенного роста оборонных затрат без действующей промышленной и военно-промышленной правительственной политики не станет драйвером экономического развития страны. С другой стороны, планирование правительством расходов оборонного бюджета не от нужд вооруженных сил, а от поступлений в госбюджет, а также структура затрат на оборону, где преобладает выделение средств на содержание и денежное обеспечение, приводят к формированию депрессивного оборонного заказа. В свою очередь минимизация затрат на перевооружение армии приводит к дальнейшей деградации оборонной промышленности.

Если воспользоваться для оценки возможностей развития оборонного производства популярной в бизнес-среде Матрицей BCG, то в украинской экономике можно выделить четыре группы секторов: стратегические лидеры, текущие лидеры, потенциальные лидеры и проблемные сферы. 

Стратегические лидеры — это инновационные секторы, которые генерируют высокую добавленную стоимость, привлекают высококвалифицированных специалистов, имеют значительный потенциал освоения новых рынков и создают необходимость развития малых и средних инновационных предприятий, поставляющих им продукцию и услуги. Эта группа оказывает непосредственное влияние на технологичность, но в число стратегических лидеров войдут также секторы и предприятия, которых сегодня нет, однако они возникнут в результате поддержки инноваций. Развитие и поддержка этих флагманов, а с учетом падения их технологичности — больших и высокотехнологичных, однако во многом стартапов, создаст сотни тысяч малых предприятий, которые будут поставщиками лидеров военного экспорта.

В группу стратегических лидеров в Украине входят компьютерное программирование и предоставление информационных услуг, производство транспортных средств и их комплектующих, производство электрического оборудования. Развитый оборонный сектор должен был бы тоже принадлежать к стратегическим лидерам, однако в Украине он является пока что проблемной сферой («плачущими детьми», по терминологии BCG — Бостонской матрицы). Стратегические секторы важны для развития военного производства благодаря своей продукции двойного назначения, ведь все виды транспорта так или иначе связаны с потребностями вооруженных сил всех стран. 

В обеспечении развития стратегических лидеров роль государства должна быть ключевой. Формы участия государства такие: а) прямое финансирование; б) налоговые стимулы для найма высококвалифицированных кадров; в) инвестиции в инновации и научные разработки; г) государственные гарантии; д) кредитование и страхование с помощью учреждений и инструментов развития.

Тем временем появление на сайте Минэкономики текста проекта Стратегии развития оборонно-промышленного комплекса до 2025 года, где определено, что функционирование украинского оборонно-промышленного комплекса (ОПК) характеризуется высоким уровнем зависимости от бюджетного финансирования, свидетельствует о неадекватности правительства в оценке государственных финансовых инструментов для удовлетворения нужд Вооруженных сил путем формирования новых возможностей оборонно-промышленного комплекса. Учитывая ключевые показатели эффективности реализации упомянутой правительственной стратегии, где процент субъектов хозяйствования государственной формы собственности, на которых фактически внедрены стандарты корпоративного управления государственными предприятиями, является определяющим, понятно, что государственные чиновники вообще не владеют экономическим инструментарием развития ОПК. 

Для группы потенциальных лидеров Украины, куда входят, в том числе производство компьютеров, электронной и оптической продукции, образование, научные разработки, телекоммуникации, инфраструктура, увеличение военных затрат будет способствовать ускорению развития высокотехнологичного производства и обеспечению Украины качественной экосистемой для разворачивания высокотехнологичного гражданского бизнеса. В рамках обновленных цепей снабжения потенциальные лидеры могут стать также статьей экспорта. В случае эффективной государственной политики потенциальные лидеры могут стать стратегическими лидерами. 

Роль государства в поддержке развития потенциальных лидеров заключается во внедрении проектного финансирования (без залога) посредством специально созданных учреждений и государственно-частного партнерства, через которое охотно будут заходить иностранные инвесторы. Важны государственные гарантии, страхование рисков экспорта, налоговые льготы для повышения качества продукции, переоснащение производства и стимулирование экспорта. Кроме того, государство должно обеспечить интеграцию этих секторов в мировые цепи создания стоимости.

В случае неадекватной государственной политики (отсутствия соответствующих механизмов и инструментов) потенциальные лидеры быстро переходят в группу «проблемных сфер» — бесперспективных видов деятельности. Это ярко проявилось в производстве авиационной и бронетанковой техники: Украина, имевшая стартовые возможности не только в производстве, но и в рыночных нишах, за 30 лет не смогла организовать процесс научных и конструкторских разработок, устапая новым производителям — Турции, Кореи, Польше и другим. 

В ноябре 2019 года президент В. Зеленский во время посещения Харьковского авиационного завода поручил Минфину и Минекономики вынести на утверждение Кабмином Государственную целевую научно-техническую программу развития авиационной промышленности на пять лет. Скорее всего, украинские авиастроители вскоре будут праздновать годовщину поручения президента, если отрасль сможет пережить кризис. 

Текущие лидеры в Украине (металлургическое производство и добыча металлических руд, сельское, лесное и рыбное хозяйства, производство пищевых продуктов, напитков и табачных изделий) — это секторы, пока имеющие спрос на мировых рынках и обеспечивающие львиную долю экспортной выручки Украины. Но они генерируют невысокую добавленную стоимость из-за низкой технологичности и зависимости от ценовой конъюнктуры внешних рынков. Это — дойные коровы, то есть на них можно строить развитие других, инновационных секторов. Так делали все успешные страны — «тигры развития» ХХ века: на основе концентрации доходов этих секторов и финансирования высокотехнологичных секторов за счет дополнительной ренты происходило развитие новых технологий.

Если посмотреть на эту проблему в международном аспекте, то в Украине ежегодные оборонные затраты на душу населения составляют менее 100 долл. (против затрат Польши в 250 долл. и среднего мирового показателя — 239 долл. в 2018 году). В показателе «процент затрат на оборону от ВВП» с 2004-го по 2013 год Украина занимала низкие места. Она приблизилась к ТОП-15 стран с началом войны и в течение 2015‒2018 годов, хотя эти затраты по-прежнему составляют около 40% от среднего мирового показателя. Принимая во внимание войну в Донбассе и угрозу еще более масштабного противостояния с Россией в будущем, военные затраты должны возрастать в физическом объеме. В общем, для обеспечения адекватного перевооружения (по сравнению с военными затратами Польши) оборонительный бюджет Украины должен достичь 10 млрд долл. в год, причем рассчитывать его нужно по методике, принятой SIPRI (Стокгольмским институтом исследования проблем мира), без включения в него затрат на национальную полицию и т.п., не связанных непосредственно с обороной. Увеличивать абсолютную величину затрат нужно, ориентируясь на долю в бюджете страны, которая в случае такого резкого увеличения в долларовом выражении достигнет 15% от общего бюджета. 

Таким образом, Украина стоит перед дилеммой: увеличить военный бюджет необходимо, однако размер и темпы роста и ВВП, и бюджета страны должны быть значительно выше, чем сейчас, чтобы показатель «процент в затратах государственного бюджета» был в рамках общемировых. В связи с этим, важно использовать военные затраты для усиления не только непосредственно обороноспособности, но и роста экономики за счет увеличения экспорта вооружений из Украины.

Для этого есть рыночные основания, поскольку военные затраты в мире вообще составляют 1,8 трлн долл. в год (2018). Эти показатели в период с 2009-го по 2018 год возросли на 5,4% (что на 76% больше, чем в последний год холодной войны). Военные затраты в Европе составляют 364 млрд долл. в год, при этом на военные затраты США, Китая, Саудовской Аравии, Индии и Франции приходится 60% мировых. Так, за последнее десятилетие Китай увеличил свои военные затраты на 83%, а США — на 17%. До 2030 года можно ожидать, что странами с наибольшими затратами на оборону станут: США — более 1 трлн долл., Китай — 736 млрд долл., Индия —213 млрд долл. (Причем Китай имеет возможность скрывать реальные затраты, поэтому очевидно, что затрат больше. Например, СССР в свое время занижал официальный оборонный бюджет в десять раз за счет искаженной статистики и утаивания военных затрат, включая затраты на научные разработки — он причислял их к гражданским.) Можно ожидать, что до 2030 года военные арсеналы мира вырастут вдвое, по сравнению с 2016-м. Уже в 2020 году азиатско-тихоокеанские военные затраты будут отвечать уровню затрат Северной Америки. До 2045 года затраты на оборону в Индии могут составить 654 млрд долл., тогда как затраты всех членов НАТО составят 900 млрд долл.

Недавно созданное Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности будет модернизировать отечественный оборонно-промышленный комплекс, машиностроительную, самолето-, ракето-, судостроительную, химическую, горно-металлургическую, стеклянную, деревообрабатывающую и легкую промышленности. 

В полномочия министерства, кроме военно-промышленной политики, входят также внешнеэкономическая и инвестиционная политика, функционирование индустриальных парков. Это недостаточный перечень инструментов, по сравнению с изложенным выше. И поскольку в сферу управления Минстратегпрома будут относиться предприятия, производящие конкурентную продукцию военного назначения, есть надежда, что у государства появился исполнительный орган, которому по силам осуществить преобразования, необходимые как для реализации ОПК безопасностных функций, так и для создания базы развития производства высокотехнологичной продукции и, соответственно роста ВВП за счет экспорториентированного производства.

Тем временем положение о Минстратегпроме, недавно принятое правительством, наталкивает на мысль, что чиновники большинства органов исполнительной власти (особенно Минэкономики) направили свои усилия на создание условий для того, чтобы сделать невозможным развитие в Украине высокотехнологичных отраслей промышленности, заблокировав передачу в сферу управления новообразованного министерства Экспортно-кредитного агентства, ряда функций по формированию политики в сфере внешнеэкономической деятельности, в частности формирование и реализацию политики в сфере экспортного контроля.

Все статьи Владимира Панченко и Наталии Резниковой для ZN.UA

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК